16 век. Русское государство

В 1580 г. «повелением» царя Ивана IV в Москве состоялся собор высшего духовенства, в котором принимали участие Иван Грозный, его сын Иван Иванович, бояре и «весь царский синклит». Неясно соотношение терминов «бояре» и «синклит». Н. И. Костомаров думал (правда, это соображение он почему-то высказал только применительно к соборному постановлению 1584 г., хотя указанная терминология в обоих актах весьма схожа), что в «синклит» входили не одни бояре, но и представители служилых людей. Так ли это — сказать трудно. Обычно синклит — это боярская дума. Решения собора были сформулированы в грамоте, дошедшей до нас в подлиннике в ветхом состоянии. В конце грамоты указано, что она «утвержена» 15 января 7088 (1580) г. На обороте — 44 подписи бывших на соборе духовных лиц (митрополита Антония, архиепископов, епископов, архимандритов, игуменов ряда монастырей). К грамоте были привешены тринадцать печатей (из них одна царская и одна митрополичья). В настоящее время сохранилось семь печатей (135).

Земский собор 1576 года

Вопрос о дальнейших соборах 70-х годов XVI в. после земского собора 1575 года весьма неясен, так как источников слишком мало, они лаконичны, имеющиеся в них сведения бедны и часто мало понятны. С. О. Шмидт допускает, что какой-то собор с участием купцов имел место осенью 1576 г., когда Иван Грозный снова официально объявил себя государем всея Руси и закончился «политический маскарад» с Симеоном Бекбулатовичем (127). Шмидт ссылается на Горсея, который пишет: «Духовенство, дворянство и купечество принуждены были просить Ивана Васильевича соблаговолить снова принять на себя корону и управление на многих условиях и засвидетельствованных постановлениях,   по особому уставу, с торжественным посвящением на царство вновь».

Довольно большую полемику в литературе вызвал вопрос о земском соборе 1575 г. С обоснованием версии о его созыве выступил В.. И. Корецкий. Он сослался на найденную им разрядную запись с изложением указа Ивана Грозного: «Лета 7084-го году сентября в 30 день велел государь бояром и воеводам князю Ивану Юрьевичю Булгакову-Голицыну и иным воеводам и большим дворяном з берегу и з украйных городов быти на Москве по списку для собору» (115) . «Значение этого факта в истории изучения земских соборов в России XVI в. трудно переоценить, — писал Корецкий. — О соборе 1575 г. в исторической литературе до сих пор ничего не было известно» (116). Учитывая, что для проезда до Москвы требовалось определенное время, Корецкий предположил, что собор мог начать свою работу в первой половине октября 1575 г.

Учреждение опричнины было для Ивана Грозного шагом к укреплению самодержавия. Узаконив начала сословно-представительной монархии в земщине, он тем самым добился признания для себя со стороны представителей сословий неограниченной власти в опричнине. Другими словами, сословно-представительная монархия расчищала путь к абсолютизму. Но и в дальнейшем Иван Грозный не смог обойтись без помощи сословных учреждений. В 60-х годах XVI в. в условиях сложной внешней политики, проводимой Русским государством, и напряженной Ливонской войны правительство обращается к земскому собору по вопросам, касающимся международных отношений.

Был ли указ об опричнине утвержден на земском соборе? Вопрос дискуссионный. Некоторые авторы отвечают на него утвердительно [Н. И. Костомаров (54), А. А. Зимин (55), С. О. Шмидт (56), Р. Г. Скрынников (57)]. Решает его отрицательно Н. И. Павленко (58). Думается, полемика в значительной мере основана на неясности исходных позиций: что такое собор? Имеются сложности и в датировке собора. Есть предположение, что он открылся еще до 3 декабря 1564 г. — дня отъезда Ивана Грозного в Александрову слободу (59). Но об этом в нашем распоряжении нет данных.

Похожие Материалы

Поиск