Баннер


Политическим противником и оппонентом Ивана IV был князь Андрей Михайлович Курбский. Его идеалом государственного строя является монархия, при которой царь правит вместе с думой («советом»). Этот орган Курбский называет «избранный совет нарочитых синклитов», или «избранная рада» 45. Курбский много внимания уделяет царским «советникам», противопоставляя добрых злым. С одной стороны, это — «избранные и преподобные мужи, правду... глаголющие не стыдяся», «мужи разумные и совершенные... благочестием и страхом божиим украшенные...   в   военных   н   в   земских   вещах   по   всему   искусные», «советницы... мудрые и мужественные...», «добрые и правду советующие».

С другой стороны, в рассуждениях Курбского фигурируют «презлые и прелукавые ласкатели», «советом и думою» которых царь руководствуется,   «прескверные поразиты и маньяки» 46. За этими характеристиками скрываются политические и личные симпатии Курбского, прославляющего времена Избранной рады и осуждающего опричные порядки.

В сочинениях Курбского не раз можно встретить цитаты из священного писания, библейские афоризмы и образы, иллюстрирующие мысль о пользе для царя обращаться за советом к «мужам», составляющим его окружение: «царь... добрыми советники яко град претвердыми столпы утвержен...»; «любяи... совет хранит свою душу, а не любяи его совсем изчеснет»47. Обращаясь к истории, Курбский ссылается на пример деда Ивана Грозного — великого князя Ивана III, который добился расширения границ своего государства в силу того, что действовал в «совете» «с мудрыми и мужественными сигклиты его; бо зело, глаголют, его любосоветна быти, и ничто же починати без глу-бочаишаго и многаго совета» 48.

Курбский разбирает и сопоставляет два политических режима: самодержавия и самовластия. Первый он характеризует словами: «самому царю достоит быти яко тлаве, и любити мудрых советников своих, яко свои уды...» 49. Для характеристики второго режима Курбский приводит слова епископа Вассиана Топоркова, сказанные им якобы Грозному в ответ на вопрос: «Како бы могл добре царствовати и великих и сильных своих в послуше-стве имети?» Вассиан Топорков посоветовал: «И аще хощеши самодержец быти, не держи себе советника ни едпнаго мудреи-шаго собя, понеже сам еси всех лутчши; тако будеши тверд на царстве, и всех имети будеши в руках своих. И аще будеши имел мудрейших близу собя, по нужде будеши послушен им» 50. Этот «силлогизм сотанинский», как именует Курбский изречение Вассиана, превратил самодержавие Грозного в самовластие; царь сделался тираном, предавшись «лютости» и «презлости».

Итак, политический идеал Курбского — это идеал представителя боярской аристократии, навеянный, с одной стороны, политической действительностью России начала царствования Ивана Грозного, с другой стороны — государственными порядками Речи Посполитой. Одно замечание Курбского вызывает особый интерес: «Царь же,— говорит он,— аще и почтен царством, а даровании которых от бога не получил, должен искати добраго п полез-наго совета не токмо у советников, но и у всенародных человек, понеже дар духа дается пе по богатеству внешнему и по силе царства, но по правости душевной...» 51. Здесь вырисовывается идея сословного представительства, но пеясно, сколь широкого: в форме ли расширенного совещания боярской думы с участием дворянства или в форме земского собора позднейшего типа? Непосредственного ответа на этот вопрос сочинения Курбского не дают, но какой-то материал для его решения могут, мне кажется, дать наблюдения за тем, в каком смысле употребляет Курбский слова «всенародные человеки».

Создается впечатление, что под этим термином Курбский подразумевает гражданское население: «яко многое воинство, так бесчисленное множество всенародных человеков... царь... всех тех предреченных различными смертми погубил»; «иде же начальницы произволяют, тамо и всенародства воля несется, або устремляется»; «во едином же граде случилось нам таково вйдети... яко некоторых воинов, так человеков всенародных бигощеся немало с мимошедшим полком татарским»;   «и   собравши   четы   гопых около себя детей и сродных оных предреченных сигклитов, по стогнам и по торжищам начал на конех с ними ездити и всенародных человеков, мужей и жен, бити и грабити...» 52.

Может быть, «всенародные человеки» Курбского — это те же «миряне» или «мирские власти», о которых говорит «Беседа Валаамских чудотворцев», т. е. мелкие феодалы, лица, принадлежавшие к приказному аппарату. Можно ли к ним причислить и посадских людей, остается неясным. Но во всяком случае в «совете советников и всенародных человек» мы вправе видеть указание на земский собор в том виде, как он сложился во времена Грозного: боярская дума, «освященный собор», различные группы феодалов, помимо бояр, может быть, и посадские верхи.

При всем различии подхода отдельных русских публицистов XVI в. к проблеме политического строя России в центре их внимания остается характер взаимоотношений самодержавия, боярской думы, земского собора53.

Соотношение этих институтов определяло лицо формирующейся сословно-представительной монархии. С 60-х годов XVI в. на нее наложило значительный отпечаток создание Грозным опричнины.

Сноски

  • 45 РИБ, т. 31. СПб., 1914, стб. 130, 172.
  • 46 Там же, стб. 130, 155, 171, 225, 246.
  • 47 Там же, стб. 172.
  • 48   Там же, стб. 215—216.
  • 49   Там жо, стб. 211.
  • 50 Там же, стб. 211-212.
  • 51 Там же, стб. 214—215.

Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI–XVII вв. - М.: 1967. С. 92-100.

Поиск