После смерти Ивана Грозного наступает известное ослабление самодержавия, усиление борьбы в среде правящих верхов, дворцовые смуты. В условиях растущих классовых противоречий господствующие сословия стремятся поднять роль земского собора как органа, который должен содействовать укреплению центральной власти в стране, в частности, участвовать в решении вопроса о престолонаследии. Характерно, что русский приказный деятель, эмигрант XVII в. Г. К. Котошихин выделяет особый период в истории Русского государства начиная с избрания («обирания») на царство Федора Ивановича (1584 г.) и до воцарения Алексея Михайловича, считая этот период временем ограниченной монархии (150).

По словам В. О. Ключевского, свидетельство Котошихина является одним из косвенных доказательств того, что царь Федор был утвержден на престоле земским собором (151). О соборе 1584 г. говорят и другие ученые (152). Но есть и такие, кто проявляет в этом вопросе скепсис. Так, И. А. Стратонов пишет: «При вступлении Феодора Ивановича на престол имело место какое-то событие, настоящий смысл которого теперь нам, несмотря на массу сведений, трудно отгадать. Однако некоторые историки событие это не осмеливались считать земским собором. Но если даже в 1584 г. и был собор, то благодаря отсутствию у нас подлинного акта этого собора трудно составить себе понятие о его составе и цели созвания» (153).

До нас не дошли подлинные акты многих, вернее, большинства земских соборов. Приходится восстанавливать их деятельность по другим источникам. Русских источников по истории собора 1584 г. мало. В «Новом летописце» читаем: «...по преставлении царя Ивана Василиевича приидоша к Москве изо всех городов Московского государства и молили со слезами царевича Федора Ивановича, чтобы не мешкал, сел на Московское государство и венчался царским венцом» (154).

Смысл этого текста весьма загадочен. Он смущал многих исследователей. «Или положение дел было так смутно и опасно,— писал С. М. Соловьев,— или действительно рождался вопрос, кому быть царем — возрастному, но неспособному Федору или младенцу Димитрию — и было так много людей на стороне последнего, что Дума сочла за нужное вызвать именитых людей из городов?» (155)

В. О. Ключевский замечает: «Конечно, молить сына покойного царя о вступлении на престол отца его не значит избирать на царство, и посылка депутаций с такой мольбой не дает еще основания предполагать созыв земских уполномоченных в государственное представительное собрание. Но надобно отличать известие о факте от самого факта» (156).

Несколько иначе, чем в «Новом летописце», звучит сообщение о воцарении Федора Ивановича в Псковской III летописи: «В лето 7093-го. Поставлен бысть на царьство царем, на вознесениев день, Феодор Ивановичь митрополитом Дионисием и всеми людьми Руския земля» (157). Последние слова воспринимаются как формула поставления государя земским собором.

Подробные сведения о событиях, последовавших за смертью Грозного (158), сообщает английский агент Горсей. «В ту же самую ночь... бояре, назначенные стоять во главе правления, по воле покойного царя, и его душеприказчики возвели на престол Феодора Ивановича». Новому царю была принесена присяга. В «городе Москве после пятидесятичетырехлетнего царствования произошли шумные несогласия между дворянством и чернью; но спокойствие было скоро водворено»: 4 мая (24 апреля старого стиля) 1584 г., по рассказу Горсея, «был собран парламент из митрополитов, архиепископов, епископов, настоятелей монастырей, высших духовных лиц и всего дворянского сословия без разбора» (159).

В грамоте шведского наместника Делагарди в Новгород от 26 мая 1584 г. говорится об «избрании» Федора «в великие князи» (160). Шведский хронист Петрей сообщает, что Федора избрали на царство «высшие и низшие сословия» (hohes und niedriges Stande) (161).

Приведенные выше данные, как будто, дают основание говорить, что в 1584 г. состоялся земский собор. По вопросу о новом царе в господствующих кругах имелись разногласия, ибо у Грозного, кроме Федора, был еще один сын, малолетний Дмитрий.

Сноски

150 Котошихин Г. О России в царствование Алексея Михайловича, изд. 3. СПб., 1884, с. 141.

151 Ключевский В. О. Указ. соч., с. 52.

152 Латкин В. Н. Указ. соч., с. 85—88; Тихомиров М. Н. Указ. соч., с. 62—64; Скрынников Р. Г. Политическая борьба в начале правления Бориса Годунова.— «История СССР», 1975, № 2, с. 50—51.

153 Стратонов И. А. Заметки по истории земских соборов Московской Руси. Казань, 1912, с. 63—64; Павленко Н. И. Указ. соч., с. 101.

154 ПСРЛ, т. 14, ч. 1. СПб., 1910, с. 35.

155 Соловьев С. М. История России с древнейших времен, кн. IV (т. 7—8). М., 1960, с. 194,

156 Ключевский В. О. Указ. соч., с. 52; Павленко Н. И. Указ. соч., с. 101.

157 Псковские летописи, вып. И. Под ред. А. Н. Насонова. М., 1955, с. 263. (Дата неверна. Должно быть: 7092 г.) Коронация Федора происходила 31 мая, а вознесеньев день в 1584 г. пришелся на 28 мая {Яковлева О. А. К истории московских волнений 1584 г.— «Записки Научно-исследовательского института при Совете министров Мордовской АССР». Саранск, 1947, т. 9. История и археология, с. 205). В Московском летописце XVII в. подчеркнута роль митрополита Дионисия: «Нача писати по всем градом, чтоб власти ехали на   собор» (Вуганов В. И. и Корецкий В. И.   Указ. соч., с. 151; ПСРЛ, т. 34, с. 230).

158 Источники указывают дату смерти Грозного противоречиво: 18 или 19 марта (Яковлева О. А. Указ.   соч., с. 204). На надгробной плите — дата 18 марта.

159 Горсей Д. Записки о Московии XVI в. СПб., 1909, с. 109—110

160 383 РИО, т. 129. СПб, 1910 С. 361. Та же формула на с. 366, 374, 381.

161 Сказания иностранных писателей о России, изданные Археографическою комиссиею, т. I. СПб.; 1851, с. 148; Тихомиров М. Н. Указ. соч., с. 62—63.

Земские и церковно-земские соборы 70-х годов XVI в. // Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI–XVII вв. - М.: 1967. С. 125-132.

Поиск