аптекарский приказУ отечественной медицины большая и славная история. Начало ей положила еще праславянская медицина, а затем медицина средневековой России — Киевской Руси и Московского государства. В России необходимость создания сети лечебных учреждений для гражданского населения осознавалась уже во времена Ивана Грозного.

Об этом свидетельствуют решения Стоглавого собора (1551) — совещания церковных иерархов с участием царя и боярской думы, получившего название по сборнику его решений из 100 глав, — об устройстве «по всем городам, опричь здравых строев, да в коемждо граде устроити богадельни, мужские и женские, и тех прокаженных и престаревшихся, не могущих нигде главы подклонити, устроить в богадельнях пищею и одеждою, чтобы жили в чистоте и в покаянии и во всяком благодарении» [34, с. 18]. Практическое воплощение этих предписаний осуществлялось лишь монастырями.

С установлением в середине XVI в. дипломатических и торговых отношений с Англией приглашение к царскому двору английских врачей стало обычным делом. В 1581 г. по просьбе Ивана Грозного английская королева Елизавета прислала в Россию опытных врачей, хирургов и аптекарей, которые привезли с собой большое число лекарств.

К этому же времени относятся такие важные события в истории русской медицины, как создание царской аптеки и Аптекарского приказа — первого органа государственного управления медицинским делом в России [15].

Аптекарский приказ располагался в Кремле напротив Чудова монастыря, а в 1676 г. переместился на Воздвиженку. Во главе Аптекарского приказа стояли представители знатнейших русских фамилий. Первым управляющим Аптекарского приказа был князь Афанасий Вяземский. В дальнейшем приказом руководили ближние бояре: И.Б. Черкасский, Ф.И. Шереметев, И.Д. Милославский, А.С. Матвеев, Н.И. и Я.Н. Одоевские. Они контролировали действия иноземных врачей и предварительно «надкушивали» все подносимые цаою лекарства [15, с. 21].

Большинство служащих приказа были иностранцами. Так, в 1602 г. на службе в Аптекарском приказе состояло более десяти иностранных врачей. Как правило, они являлись компетентными специалистами, снискавшими признание у себя на родине и имевшими рекомендатель-ные письма от своих государей. По прибытии в Москву они направлялись в Иноземный, а затем в Аптекарский приказ, где держали экзамен для получения разрешения на медицинскую практику. Их зачисление на службу и увольнение происходило по именным царским указам. Все служащие Аптекарского приказа в обязательном порядке приводились к присяге.

Английский врач Марк РидлиСреди иноземных докторов медицины следует особо отметить английских врачей Марка Ридли, Артемия Дия, Самюэля Коллинса, врача Лжедмитрия, польского ученого-медика Себастиана Петриция, саксонца Лаврентия Блюментроста и др. На службу в Россию их привлекала щедрость русских правителей. Во времена Бориса Годунова они получали огромное по тем временам жалованье — по 200 рублей в год. Каждому царь подарил по пять коней и поместья. На зиму иноземным врачам отпускалось по 60 возов дров, большие запасы хлеба, бочки пива. В случаях успешного лечения врачей задаривали соболями и драгоценными камнями [37].

Английский врач Марк Ридли

Аптекарский приказ изначально был призван стать чисто дворцовым ведомством, занимавшимся всем, что относилось к здоровью самого Ивана Грозного и царицы. Но очень скоро Аптекарский приказ расширил свою компетенцию и включил в сферу своей деятельности, помимо забот о здоровье царского семейства, еще и заботу о придворных царя, ближних боярах, военачальниках, а затем и о царском войске. Именно на этот приказ была возложена борьба с терзавшими русскую землю «моровыми поветриями» — эпидемиями опасных инфекционных болезней.

Литература и архивные источники

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-начало XX в.)
/ Под ред. Р.У. Хабриева. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014.

Поиск