Опричнина способствовала централизации и была объективно направлена против пережитков феодальной раздробленности. Казнь Владимира Андреевича Старицкого с семьей привела к уничтожению последнего реального удельного княжества на Руси. Централизации способствовал и варварский погром Новгорода: в политическом строе этого города сохранялись особенности, уходившие своими корнями в период феодальной раздробленности (особая роль новгородских наместников, большинство которых носило княжеский титул, право новгородского архиепископа — единственного из русских архиереев — носить белый клобук, такой же, как у митрополита и т.д.).

Опричнина утвердила в России режим личной власти. Это была форсированная централизация без достаточных экономических и социальных предпосылок. В этих условиях свою реальную слабость власть пытается компенсировать террором. Она создает не четко работающий аппарат государственной власти, обеспечивающий выполнение решений правительства, а аппарат репрессий, окутывает страну атмосферой страха.

Низложение митрополита Филиппа было шагом на пути лишения церкви ее относительной самостоятельности.

Война царя с собственными подданными (часть которых поддерживала монарха — чаще всего из страха или желания выслужиться, реже по долгу) могла закончиться только поражением обеих сторон. Реальной силы, угрожавшей самовластию московского государя, в конце XVI в. не существовало, но господство над обнищавшими и запуганными подданными было достигнуто почти исключительно насилием, отдалившим власть от общества и подорвавшим доверие к этой власти. Доверие во многом держалось на представлениях о строгом, но справедливом царе и на обоюдной готовности монарха и подданных соблюдать традиции. Нарушив «старину», грубо поправ казавшиеся безусловными законы, растеряв во время опричнины достигнутое в ходе реформ 1550-х гг., власть обрекла себя на нестабильность.

Результатом аграрного переворота было ослабление крупного феодально-вотчинного землевладения и ликвидация его независимости от центральной власти; утверждение поместного землевладения и связанного с ним дворянства, поддерживавшего государственную власть. В экономическом плане это постепенно привело к преобладанию барщины над оброчной эксплуатацией.

В послеопричные годы в стране разразился тяжелейший экономический кризис. Деревни и села Центра и Северо-Запада (Новгородской земли) запустели: часть крестьян погибла во время террористических опричных «экспедиций», часть разбежалась. Писцовые книги (кадастровые земельные описания) конца XVI в. констатируют, что необработанными оставалось больше половины (до 90%) земли. Даже в Московском уезде обрабатывалось всего 16% пашни. Многие помещики, лишившиеся крестьян, вынуждены были «пометать» (бросить) свои поместья и нищенствовать — «волочиться меж двор». В годы опричнины резко вырос налоговый гнет: уже в 1565 г. царь взял с земщины на свой «подъем» 100 тыс. руб. Для того времени — это цена примерно 5—6 млн пудов ржи или 200—300 тыс. рабочих лошадей [1]. По этой причине и из-за опричного террора («опричиныи замучили, живот пограбели, дом сожгли») крестьянское хозяйство потеряло устойчивость: оно лишилось резервов, и первый же недород привел к голоду и мору. Например, во всей Новгородской земле осталась на месте и в живых всего лишь пятая часть жителей.

Опричнина способствовала и утверждению в России крепостного права. Первые закрепостительные указы начала 80-х годов, запрещавшие крестьянам на законных основаниях (хотя бы и только в Юрьев день) менять владельца, были спровоцированы хозяйственным разорением, вызванным опричниной. Возможно, законодатель XVI в. еще не думал создавать этими указами новую реальность на два с половиной века вперед, а действовал прагматически: крестьяне бегут — так прикажем им сидеть на месте. Но роль опричнины в утверждении крепостного права не ограничивается хозяйственным кризисом. Ведь без террористической, репрессивной диктатуры, может быть, не удалось бы загнать крестьян в крепостное ярмо.

Опричнина повлияла и на те формы, в которых развивалось в России крепостничество. С течением времени оно все больше напоминало рабовладение: крестьянин был прикреплен в большей степени к личности феодала, чем к земле. Никакие государственные юридические нормы не регламентировали отношения барина и крепостных. В XVI же веке крестьянин был еще прикреплен к земле, а не к ее владельцу. Продажа крестьян без земли была еще невозможна.

И все же рабовладельческое крепостничество — одно из отдаленных последствий опричнины. Речь здесь идет о том положении, в котором оказалось в результате опричнины русское дворянство. Террор опричников привел к установлению деспотического режима, при котором возникает некое «равенство» рабов.

Завершилось превращение русских дворян в холопов самодержавия. В человеческом общежитии слишком многое взаимосвязано настолько, что нельзя пренебречь интересами какой-то социальной группы, не нанеся ущерб всему обществу. Известно, что раб не может управлять свободными или хотя бы полусвободными людьми. Цепная реакция рабской психологии привела к тому, что крестьяне оказались еще больше закрепощены и принижены, чем их господа. То «барство дикое», о котором писал Пушкин, родилось в России не только из-за опричнины, но благодаря и ей тоже.

Внутренняя политика Ивана Грозного в 60-х годах XVI столетия во многом предопределило ход дальнейшей истории нашей страны — «поруху» 70-80-х годов XVI в., установление крепостного права в государственном масштабе и тот сложный узел противоречий рубежа XVI—XVII вв., который современники называли Смутой.

Таким образом, тот путь централизации страны через опричный террор, по которому пошел Иван Грозный, был разорительным для России. Централизация двинулась вперед, но в таких формах, которые нельзя назвать прогрессивными. Поэтому не была прогрессивной и террористическая диктатура опричнины. Дело здесь не только в том, что протестует наше нравственное чувство, но и в том, что последствия опричнины отрицательно сказались на дальнейшем ходе отечественной истории.

-----

1. Деревянко А. П., Шабельникова Н. А. История России с древнейших времен до конца XX века. – М.: Право и закон, 2001. С. 117.

См. Внутренняя политика Ивана IV Грозного в 1572-1584 гг.

istoriirossii.ru

Поиск