События 1575—1576 гг. оказались важным этапом закрепощения крестьян. В весенней «челобитной» 1576 г. Иван Грозный объявил о праве перехода помещиков в его удел из земщины Симеона Бекбулатовича вместе с их «людишками». Здесь речь шла и о крестьянах и холопах. На конец 70-х годов приходится новый нажим на крестьян. Быстро росла барская пашня в центральных районах страны. В начале 80-х годов большая часть крестьян Московского уезда трудилась на господской пашне.

К концу Ливонской войны, продолжавшейся с 1558 по 1583 г., хозяйственная разруха в стране резко усилилась. Тяготы возросших поборов, мор и голод приводили к вымиранию населения и к бегству крестьян на восточные и южные окраины. Правительство Грозного пыталось заботиться прежде всего о благополучии «воинского чина», т. е. военно-служилого люда.

Преодоление хозяйственного запустения сопровождалось новым нажимом на крестьян в интересах помещичьего хозяйства и феодального государства. Происходило дальнейшее расширение поместного земельного фонда, а также обеспечение помещичьих хозяйств рабочей силой.

Постановления соборов 1580 и 1584 гг. дали возможность увеличить фонд земель для испомещения, способствовали обеспечению поместий крестьянской силой и расширили круг лиц, несущих тягло в пользу государства [1].

Не менее важным мероприятием было описание земель в 80-е годы XVI в. Описание подвело итог наличному составу освоенных земель в государстве и их состоянию в результате хозяйственного упадка. Перепись сопровождалась массовой раздачей земель помещикам, а писцовым книгам правительство придало характер акта, прикреплявшего крестьян к земле. Целью этой переписи была запись крестьян в писцовые книги по тем землям, где их застали «заповедные годы» [2]. Законодательное введение «заповедных лет» в 1581 г. явилось крупнейшим шагом в деле обеспечения помещичьего землевладения рабочей силой и тем самым решающей мерой на пути удовлетворения хозяйственных нужд дворянства.

Однако историческое значение «заповедных лет» является неизмеримо большим. «Заповедные годы» были закономерным результатом социально-экономического развития Русского государства и наряду с другими мероприятиями 80—90-х годов XVI в. сыграли значительную роль в оформлении крепостного права в общегосударственном масштабе. В эти годы «заповедывались» (запрещались) крестьянские переходы даже в том урезанном виде, как их допускали Судебники 1497 и 1550 гг.

Текст указа о «заповедных годах» до сих пор не найден. Тем не менее многие опубликованные архивные материалы убедительно показывают, что заповедными были 1581-1586, 1590, 1591, 1592, 1594 и 1596 гг. [3] Возможно, что только отсутствие документального материала не позволяет отдельные звенья этих лет, соединить в единую цепь «заповедных годов». Лишь в 1601 и 1602 гг. по указу Бориса Годунова был разрешен временный частичный вывоз крестьян. В остальное время «заповедные годы» были в силе и никогда не отменялись [4].

Но, с другой стороны, отмена права крестьянского перехода для поместного землевладения стала жизненной необходимостью. В условиях хозяйственного разорения количество крестьянских переходов и бегство крестьян росли, служилые люди - помещики - оказывались в затруднительном положении: удерживать крестьян в Юрьев день они не имели права по закону, а своих средств и возможностей для привлечения новых крестьян у них было немного.

Запрещение крестьянских выходов, очевидно, касалось, всего государства. Правительство в интересах феодалов-помещиков ввело законодательное прикрепление крестьян к земле, способствуя усилению эксплуатации крестьянского труда. С окончанием разорительной войны, с постепенной ликвидацией опричнины, расширением запашки несколько улучшилось общее хозяйственное состояние страны. Но положение крестьян, эксплуатация которых усиливалась, было по-прежнему тяжелым. Массовое разорение крестьян центральных районов только расширяло возможности для усиления феодальной эксплуатации.

Таким образом, центральная власть пошла по пути прикрепления основного производителя — крестьянства — к земле феодалов-землевладельцев. В конце XVI в. в России фактически в государственном масштабе установилась система крепостного права.

-----

  1. Чаев Н. С. К вопросу о сыске и прикреплении крестьян в Московском государстве в конце XVI в. «Исторические записки», кн. 6, стр. 152. Цит. по: Очерки истории СССР. Конец XV в. – начало XVII в. / Под ред. А. Н. Насонова, Л. В. Черепнина, А. А. Зимина. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1955. С. 465.
  2. Смирнов И. И. Классовые противоречия в феодальной деревне в России в конце XVI в. «Проблемы истории материальной культуры», 1933, № 5-6, с. 68. Цит. по: Очерки истории СССР. Конец XV в. – начало XVII в. / Под ред. А. Н. Насонова, Л. В. Черепнина, А. А. Зимина. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1955. С. 466.
  3. Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII века, кн. II, с. 245. Цит. по: Очерки истории СССР. Конец XV в. – начало XVII в. / Под ред. А. Н. Насонова, Л. В. Черепнина, А. А. Зимина. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1955. С. 466.
  4. Чаев Н. С. К вопросу о сыске и прикреплении крестьян в Московском государстве в конце XVI в. «Исторические записки», кн. 6, стр. 162. Цит. по: Очерки истории СССР. Конец XV в. – начало XVII в. / Под ред. А. Н. Насонова, Л. В. Черепнина, А. А. Зимина. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1955. С. 466.

См. Внутренняя политика Ивана IV Грозного в 1572-1584 гг.

istoriirossii.ru

Поиск