Карта ДелиляВ конце XVI в. на Западе появляется карта, воскрешающая давно забытые старые русские княжества.

Это карта Г. Меркатора 1594 г., изданная после его смерти сыном в 1595 г. Здесь наряду с окраинными областями (Двина, Устюг, Псков, Новгород) даны 15 княжеств. На более ранней карте того же Меркатора 1554 г. и на копии этой карты, изданной после 1562 г., такой полной системы русских княжеств еще нет.

Кроме Московии, Владимира и Рязани, которые есть и у Дженкинсона, и кроме Смоленского, Вельского и Северского княжеств, как новых приобретений по сравнению с основой карты Дженкинсона (чертеж 1497 г.), на карте 1554 г. есть только Тверское и Ярославское княжества.

На карте же 1594 г. появляются дополнительно Воротынское, Мценское, Ржевское, Полоцкое (связанное с завоеваниями во время Ливонской войны), Ростовское, Суздальское, Переяславское, Белозерское, Галицкое княжества. Исходный русский источник этой карты (карты 1594, 1674 и 1706 гг.) был архаичным и тенденциозным, так как выпячивал некоторые княжества в ущерб другим.

Карта Делиля 1706 г., посвященная русскому послу А. А. Матвееву, — целый музей русской картографии, где можно установить несколько хронологических наслоений, восходящих к различным русским источникам разного времени.

Там, помимо включенного в нее подробнейшего чертежа Двинской земли (Матвеев был в 1691 —1693 гг. двинским воеводой), есть карта великих и удельных княжеств первой четверти XVI в.

Обзор карты княжеств в том виде, в каком ее сохранили публикации Г. Сансона и Г. Делиля, показал ее необычайное своеобразие и противоречивость. Главное противоречие — хронологическое. Карта лишена единства времени: для разных княжеств составителем взята различная хронологическая глубина в диапазоне от 1300 до 1523 г.

Карта княжеств тенденциозно преувеличивает некоторые второстепенные земли и значительно преуменьшает Московское княжество, показывая его в устарелых границах 1300 г. Для составления карты, возможно, использованы разные географические материалы, предоставленные С. Герберштейну в 1526 г. кругами оппозиционного боярства, выступавшего против Василия III, а вдохновителем создания этой карты следует считать опального князя И. М. Воротынского, владения которого особенно преувеличены на карте: в Воротынское княжество XVI в. включены владения далеких предков князя в XIII в.

Наряду со старинными великими княжествами, вроде Черниговского, Северского, Смоленского, Тверского, Рязанского, Нижегородского, Ростовского, Владимирского, существовавшими в качестве суверенных государств уже в XII—XIII вв., на карте Сансона — Делиля присутствуют два малоизвестных и незначительных по своей исторической роли удельных княжества Воротынское и Вельское.

Воротынск был одним из мельчайших уделов Черниговского княжества в Вятичах; в свое время он попал в сферу влияния Литвы, но в конце XV в., около 1487 г., князь И. М. Воротынский перешел к Ивану III. По демаркации 1494 г. Воротынские земли прочно отходили к Москве.

Карта Делиля 1706 г., посвященная А.А. Матвееву

Карта Делиля 1706 г., посвященная А.А. Матвееву (по Б. А. Рыбакову, в ее основе — чертеж 1526 г.)

Сопряженность судеб Воротынских и Вельских возникла уже в 1521 г., когда Василий III посылал Д. Ф. Вельского и И. М. Воротынского на Ахмет-Гирея крымского, а «они же не поидоша». На следующий год великий князь «поймал воевод своих» в том числе и И. М. Воротынского, конфисковав его вотчину. Опала была снята только через три года—в 1525 г. И. М. Воротынский попал в опалу еще раз в 1531 г. В 1534 г. Вельские и Воротынские участвовали в заговоре, после раскрытия которого обе фамилии подверглись репрессии.

Появление на карте Сансона—Делиля Воротынского и Вельского княжеств позволяет несколько сузить первоначальную датировку (1508—1537 гг.) карты княжеств до 1521 —1534 гг., т. е. замкнув ее в пределах второй половины княжения Василия III.

Делиль в 1706 г., как уже сказано, посвятил свою исключительно интересную общую карту России русскому послу при дворе Людовика XIV графу А. А. Матвееву и дал на карте ряд географических терминов по-русски (держава, город, село, слобода, деревня, волость, пристань, остров, кабак, озеро и др.), подчеркивая этим русское происхождение карты.

Рыбаков Б.А. Русские карты Московии XV-XVI вв. // Наука и человечество. 1975.
- М.: Знание, 1974. - С. 73-85.

Поиск