Подрыв британских кораблей на русских минах возле КронштадтаВесной 1854 г., в то время, когда Крымская война на Черном море была в самом разгаре, начались боевые действия на Балтийском море, куда направились английская и французская эскадры под командованием вице-адмиралов Ч. Нейпира и А. Ф. Парсеваль-Дешена (11 винтовых и 15 парусных линейных кораблей, 32 пароходофрегата и 7 парусных фрегатов).

Основная задача союзной эскадры состояла в уничтожении Балтийского флота и морской базы Кронштадт. Далее планировалось прорваться к Петербургу.

Балтийский флот насчитывал 26 парусных линейных кораблей и 17 фрегатов. Но среди них не было ни одного винтового корабля и имелось всего лишь 11 пароходофрегатов. Гребная флотилия (из 179 канонерских лодок и шлюпок) в новых условиях вооруженной борьбы на море какой-либо существенной роли в боевых действиях играть уже не могла. Таким образом, англо-французский флот на Балтийском театре, так же как и на Черноморском, имел подавляющее превосходство в паровых винтовых кораблях, что и легло в основу плана кампании союзников на Балтийском море (23, с.361).

Русское командование, учитывая превосходство противника в силах, разработало оборонительный план военных действий на Балтийском море. Отказавшись от активных наступательных действий, командование сосредоточило внимание на укреплении приморских крепостей и усилении обороны побережья.

Противодесантная оборона строилась на принципе взаимодействия сухопутных войск и корабельных сил, позиционных средств борьбы и наблюдательных постов, развернутых по всему берегу. Оборона Кронштадта и Свеаборга была усилена позиционными средствами; береговой артиллерией, ряжами [1], блокшивами [2] и минными заграждениями.

На вооружении флота состояли якорные мины (рис.1.2), сконструированные российским ученым Б. С. Якоби.

Якорная мина конструкции Якоби

Рис. 1.2 Якорная гальваническая мина конструкции Якоби.
1 — воздушный резервуар; 2 — пороховой заряд; 3 — соединительное устройство;
4 — запал; 5 — электрический провод; 6 — металлический каркас мины.

Еще в 1840 г. в Финском заливе были проведены испытания якорных мин конструкции Б. С. Якоби. Гальваническая станция, устроенная Якоби на мысу Лисий нос, получила по семафорному телеграфу сообщение: «Приближается корабль противника» (цель имитировала старая баржа, стоявшая на якоре).

Дежурный гальванер замкнул контакт и мина взорвалась под днищем мишени, в трех верстах от станции. Тем самым была доказана возможность подрыва вражеских судов на заранее оборудованных прибрежных минных позициях. Якорные мины заграждения на практике впервые применили русские военные инженеры в период Крымской войны. Весной 1854 г. для защиты подступов к Кронштадту они установили около 600 мин. Из этого общего количества 444 мины были пиротехническими (т.е. ударного действия) конструкции шведского инженера Э. Нобеля (1801—1872); еще 165 — гальваническими (взрывавшимися по проводам) конструкции Б. Якоби (63, с.198).

С началом военных действий оборона Кронштадта была усилена минными заграждениями, поставленными южнее и севернее острова Котлин. В 1854 г. на пяти минных заграждениях было выставлено 609 мин. Минная позиция (три заграждения) в районе Южного фарватера находилась под прикрытием более 500 орудий фортов. В 1855 г. на подступах к Кронштадту выставили еще восемь минных заграждений (1256 гальванических мин). Таким образом, в районе Кронштадта впервые в истории вооруженной борьбы на море была создана минно-артиллерийская позиция, являвшаяся основой обороны подступов к Санкт-Петербургу с моря.

Весной 1855 г. в районе Кронштадта русским морякам удалось установить 947 мин Нобеля и 309 мин Якоби. Во время разведывательных действий англо-французского отряда 20 июня 1855 г. два британских фрегата («Merlin» и «Firefly») подорвались на пиротехнических минах Нобеля (рис. 1.3). Малый заряд взрывчатого вещества (всего лишь 10 фунтов черного пороха — 4,5 кг) позволил им отделаться небольшими повреждениями. Однако психологический эффект оказался настолько сильным, что в кампанию 1855 г. ни один вражеский корабль больше не посмел приблизиться к Кронштадту (63, с.199).

Потерпев неудачу под Кронштадтом, неприятельский флот в конце июня отошел на запад и стал готовиться к нападению на Свеаборг. Для атаки крепости союзники выделили 10 линейных кораблей, 9 фрегатов и корветов, 7 вооруженных колесных пароходов, 25 канонерских лодок и 21 бомбардирское судно. Бой произошел 28 июля (9 августа). Все защитники Свеаборга действовали храбро и умело. Не добившись успеха, неприятель 30 июля (11 августа) прекратил атаки и удалился от Свеаборга. Одна английская газета так резюмировала итоги бесславного похода союзной эскадры на Балтику: «Великий и огромный флот вернулся с весьма сомнительным триумфом. Свеаборгские укрепления остались нетронутыми, а русские военные суда не уничтожены» (23, с. 363–364).

Подрыв британских кораблей на русских якорных минах возле Кронштадта

Рис. 1.3. Подрыв британских кораблей на русских минах возле Кронштадта

После этого неприятель больше не предпринимал на Балтийском море крупных действий, а ограничивался лишь крейсерством отдельных кораблей и небольших отрядов в Финском и Ботническом заливах. В конце ноября 1855 г. англо-французский флот покинул Балтийское море.

Однако было бы неправильно считать, что его боевые действия на Балтийском море никак не повлияли на общий ход Крымской войны. Присутствие здесь крупных сил флота союзников вынуждало Россию держать для обороны побережья и особенно столицы значительно число сухопутных войск и не давало возможности использовать их на главном театре военных действий в Крыму.

Причем паровой флот противника, имевший к тому же дальнобойную артиллерию, мог сравнительно свободно выбирать нужную ему позицию и буквально расстреливать парусные русские суда, маневр которых всецело зависел от направления и силы ветра. Ни искусство командиров, ни высокий уровень подготовки, ни храбрость моряков не могли бы спасти их от неминуемой гибели.

Русское командование вынуждено было избегать встречи с противником в открытом море. Решение на ведение оборонительных действий на минно-артиллерийской позиции было в целом правильным. Боевые действия на Балтике подтвердили целесообразность применения позиционного метода борьбы парусных кораблей против паровых, предложенного еще В. А. Корниловым.

К концу 1855 г. противоречия в лагере союзников сильно обострились. Эти противоречия и тяжелые потери в людях заставили их пойти на заключение мира. Царское правительство, не способное обеспечить успешное ведение войны, также изъявило готовность заключить мир. Мирный договор был подписан в Париже в 1856 г.

Крымская война показала:

1. Винтовые корабли англичан и французов имели полное превосходство в скорости и маневренности над русскими парусными кораблями.

2. Использование русскими артиллеристами в морском бою бомбических пушек доказало полную беззащитность деревянных парусных кораблей от артиллерийского огня. Это поставило вопрос о замене деревянных кораблей железными, защищенными броней.

Именно со времен Крымской войны начинается длительное соревнование артиллерийского снаряда с броней, которое сильнейшим образом повлияло на эволюцию морской тактики, на появление новых видов морского оружия и развитие основных классов кораблей броненосного флота.

См.: Военно-морской флот России середины XIX - начала XX века`

istoriirossii.ru

Поиск