Эпидемия холеры

В конце 20-х годов XIX в. возникла угроза проникновения из Азии эпидемии холеры, однако принятие карантинных мер противоречило интересам внешней торговли. В 1827 г. министр внутренних дел B.C. Ланской отменил карантинные мероприятия в Сибири.

В 1829 г. холера появилась в Оренбурге, но только в 1830 г., когда эпидемия стала быстро распространяться в Европейской России, новый министр внутренних дел А.А. Закревский признал необходимость карантинов.

В 1830 г. Москва особенно сильно пострадала от холеры: с сентября 1830 по март 1831 г. здесь погибло 4846 человек. Сообщение между городами почти прекратилось.

В 1830 г. министерство разослало составленное Медицинским советом «Наставление к распознанию признаков холеры, предохранению от оной и к первоначальному ее лечению».

Летом 1831 г. холера охватила 48 губерний России, в том числе Петербург и его окрестности. Жертвами эпидемии стали даже представители царской семьи (брат Николая I — великий князь Константин Павлович), генерал-штаб-доктор О.О. Реман, профессор Московского университета Е.О. Мухин, прибывший в Петербург для организации противоэпидемических мероприятий.

На почве эпидемии в столице и Старой Руссе начались холерные бунты, подавленные армией. Всего в 1830-1831 гг. холера в России унесла около 235 тыс. жизней [7, с. 254—255]. Министрвнутренних дел А. А. Закревский из-за неудач в борьбе с эпидемией был вынужден подать в отставку.

Члены Центральной комиссии по борьбе с холерой — видные русские ученые А.С. Венедиктов, И.Е. Дядьковский, Л.Я. Нагумович и М.Я. Мудров (погибший от холеры в 1831 г.) — обобщили эпидемиологические наблюдения в изданном министерством «Трактате о повально-заразительной болезни холере, бывшей в России в 1830 и 1831 годах» (Спб., 1831), в котором пришли к заключению, что распространение этой болезни происходит в процессе контакта с больными, через воздух, вещи больного и трупы.

Борьба с угрозой чумы и других заболеваний

Более успешно Министерство внутренних дел боролось с угрозой чумы. В первой четверти XIX в. карантинные мероприятия на юге страны неоднократно предотвращали эпидемии.

Начиная с 1840-х годов все большую тревогу вызывало распространение венерических заболеваний — «любострастной болезни», в связи с чем в губернии направлялись рекомендации Министерства внутренних дел по их профилактике.

Канцелярия генерал-штаб-доктора систематически инструктировала врачебные управы по вопросам борьбы с эпидемиями и эпизоотиями. В документах, посылаемых в губернии, подробно рассказывалось о том, как в случае эпидемий сибирской язвы и чумы рогатого скота следует уничтожать трупы животных, изолировать здоровых животных от больных, проводить дезинфекцию помещений, где находился больной скот, и т.д. Строго запрещалось использовать кожи падших животных.

Литература и архивные источники

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-начало XX в.) 
/ Под ред. Р.У. Хабриева. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014.

Поиск