Интенсивное развитие промышленности России, начавшееся в «эпоху великих реформ», определило рост численности наемных рабочих: в конце XIX в. их насчитывалось уже свыше 9 млн, из которых 3 млн были заняты в крупной промышленности. Нищета, крайне неблагоприятные санитарные условия труда и быта обусловили высокий уровень заболеваемости и смертности рабочих.

Фабрики и заводы являлись источником инфекционных заболеваний, что сказывалось на эпидемической ситуации в городах. Все это ставило организацию медицинского обеспечения фабрично-заводского населения в число актуальных проблем здравоохранения.

Фабрично-заводская медицинская помощь как организованная служба получила законодательное оформление в России лишь в 1866 г., когда в связи с угрозой эпидемии холеры, нависшей над Москвой, Комитет министров принял Закон «Об устройстве при фабриках и заводах в Московской губернии больничных помещений», обязавший владельцев предприятий, имеющих более 1 тыс. рабочих, устраивать больницы из расчета 1 койка на 100 человек [5, с. 15]. В законе, однако, ничего не говорилось об ответственности за его несоблюдение, о правилах устройства больничных помещений, минимальных требованиях к ним, лечении членов семей рабочих, не конкретизировалось количество медицинского персонала и т.д. Согласно постановлению Государственного совета, закон должен был вступить с 1867 г. в силу на всей территории Российской империи. Закон, хотя и считался временным, но действовал в течение 45 лет. Процесс формирования медицинской службы, занимавшейся охраной здоровья рабочих, протекал довольно медленно. К. 80-м годамXIX в. даже в промышленно развитых губерниях Российской империи, занимавших территорию нынешней Украины, насчитывалось лишь 130 маломощных фабрично-заводских больниц.

Закон 1866 г. в ряде случаев игнорировался фабрикантами в связи с тем, что в нем не было отменено право местных властей взимать с рабочих особый больничный сбор, введенный во многих городах (в Петербурге больничный сбор существовал еще в 1842 г.). Величина его была различной: от 60 копеек до 2 рублей. Больничный сбор вносили все занимающиеся ремеслом или промыслом, независимо от пола, возраста, звания, состояния и сословия, что давало право на бесплатное лечение в городских больницах. В городах, где взимался больничный сбор с рабочих, фабриканты освобождались от обязанностей развертывать больницы, их задачей оставалось лишь обеспечение врачебной помощью рабочих при несчастных случаях и внезапных заболеваниях, а также устройство амбулаторий и приемных покоев [12].

В конце XIX в. в городах, в которых взимался больничный сбор, число фабрик, оказывавших своим рабочим больничную помощь, составляло всего 14%, тогда как в прочих местностях России — 26%. Причем относительная численность пользовавшихся больничной помощью рабочих в первых городах составляла всего 7,4%, в то время как в остальных местностях — 62,2%.

Преобладающей формой врачебной помощи на фабриках в городах, взимавших больничный сбор, была амбулаторная помощь, практиковавшаяся на 60% фабрик, тогда как в остальных местностях амбулаторная помощь оказывалась не более чем на 30% фабрик [5].

Неудобства, а часто и невозможность содержания, следуя букве закона 1866 г., отдельных мелких больниц привели к тому, что на практике допускались различные так называемые соглашения. Наиболее распространенная форма соглашений заключалась в аренде больничных коек у соседей-фабрикантов, имевших больницы. В ряде случаев взамен устройства при каждой фабрике собственных лечебниц фабриканты открывали и содержали общие больницы для нескольких фабрик. В практику вошли также соглашения владельцев фабрик с земствами, городскими думами, учреждениями Красного Креста и даже с частными лечебными заведениями.

Наиболее распространены были соглашения с земствами. К 1897 г. только по 12 губерниям земства заключили соглашения и взяли на себя больничное обслуживание рабочих 215 фабрик, в том числе 163 фабрик в Московской губернии, 21 — в Петербургской, 14 — в Рязанской, 5 — в Костромской и т.д. В Московской губернии земские больницы не только обеспечивали лечение больных в больницах, ежедневныйамбулаторный прием в амбулаториях и приемных покоях больниц, но и проводили оспопрививание, экстренные мероприятия в связи с эпидемиями и оказывали помощь на дому при внезапных тяжелых заболеваниях или травмах. Некоторые земства издавали постановления по санитарному содержанию предприятий и оказанию помощи рабочим. Но в 1886 г. правительственным распоряжением им было запрещено издавать такие постановления.

Мотивируя тем, что частые инфекционные заболевания фабричных рабочих способствуют развитию эпидемий среди населения губернии, земские организации настаивали на передаче в их руки всей фабричной медицины с условием специального сбора на лечение рабочих с владельцев предприятий.

Соглашения с городскими думами встречались реже и в большинстве случаев касались лишь пользования больничными койками для тяжелых больных. В Коломне, в Павловском и Сергиевом посадах Московской губернии, в Челябинске Оренбургской губернии, С.-Петербурге и Николаеве по соглашениям с фабрикантами медицинское обслуживание рабочих фабрик и заводов осуществляли больницы городских самоуправлений. В Ревеле рабочие получали медицинскую помощь в больнице приказа общественного призрения. Амбулаторное лечение чаще всего обеспечивалось владельцами фабрик самостоятельно.

В 90-е годы XIX в. владельцы фабрик стали активнее вступать в соглашения с местными учреждениями Российского общества Красного Креста. Для фабричных рабочих Лодзи местным комитетом Красного Креста была построена больница на 79 коек из расчета I койка на 247 рабочих (4 койки на 1 тыс. человек). Специальные больницы для рабочих местными управлениями Красного Креста были созданы в Воронежской и Петербургской губерниях, в Ковно и Одессе. 7 ноября 1898 г. Одесское местное управление Общества Красного Креста разработало специальную «Инструкцию для фабричных врачей Красного Креста». Если врачи, состоящие на службе у заводоуправлений, целиком зависели от предпринимателей, то врачи больниц Общества Красного Креста, будучи независимыми от владельцев фабрик, являлись ценными помощниками фабричных инспекторов в деле санитарного надзора за фабриками [5, с. 134].

* * *

В 1898 г. в России впервые были собраны и опубликованы статистические сведения о врачебной помощи рабочим, собранные по 60 губерниям фабричным инспектором Е.М. Дементьевым. В дальнейшем эти сведения стали собираться регулярно. Анализ собранного статистического материала показал, что к концу XIX в. в России существовало пять форм лечебной помощи рабочим:

  1. 1)в больницах;
  2. 2)приемных покоях;
  3. 3)амбулаториях;
  4. 4)медицинских учреждениях земств, городских дум, приказов общественного призрения, Общества Красного Креста, учреждениях частных предпринимателей;
  5. 5)амбулаториях и приемных покоях, куда штатные врачи или фельдшера приезжали для приема больных в фиксированные дни — 1-2 раза в месяц или по требованию [5, с. 79—101].

Если больницы оказывали одновременно стационарную и амбулаторную помощь, то в приемных покоях в основном оказывалась амбулаторная помощь, а стационарное лечение назначалось лишь на ограниченное число дней или в случае нетранспортабельности больного, когда не было мест в больнице. При тяжелых заболеваниях рабочие обращались в ближайшую больницу за свой счет или вовсе оставались без медицинской помощи.

По данным исследования Е.М. Дементьева, из 19 292 фабрик, подчиненных надзору фабричной инспекции, только 3,5 тыс. фабрик и заводов (18,06%), на которых было занято чуть более 1 млн человек, обеспечивали рабочих врачебной помощью. Из их числа полной врачебной помощью пользовались лишь около 580 тыс. (работавших примерно на 1 тыс. фабрик). Они получали не только первоначальную или амбулаторную помощь при сравнительно легких заболеваниях, но и больничную помощь в случае тяжких заболеваний. Свои больницы, устроенные отдельно или совместно с другими фабриками по взаимному соглашению их владельцев, имели 710 фабрик с 510 тыс. рабочих; 320 фабрик с 65 тыс. рабочих заключили соглашения об оказании медицинской помощи с лечебными заведениями земств, городских дум, с Обществом Красного Креста и другими учреждениями.

Чем мельче были промышленные заведения, тем хуже было медицинское обеспечение рабочих. Из 8,6 тыс. мелких фабрик, имевших не более 15 рабочих, врачебная помощь была организована лишь на 155 [5, с. 104].

На крупных фабриках обеспеченность рабочих врачебной помощью была заметно выше. Из 194 фабрик, на которых было занято более 1 тыс. рабочих, врачебная помощь не оказывалась только на 9 (4,6% всего их числа). Наряду с неудовлетворительным в целом состоянием фабрично-заводской медицины, на ряде крупных предприятий существовали образцовые больницы для рабочих, оснащенные даже лучше, чем земские и городские. Такие больницы были на ПрохоровскойТрехгорной мануфактуре, на предприятиях «Товарищества мануфактур Эмиля Цингеля», Мальцевского заводского округа, при «Товариществе Никольской мануфактуры Саввы Морозова, сын и Ко» при «Товариществе мануфактур Ивана Коновалова с сыном» (Коноваловская больница), Ярославской большой мануфактуры, при Шлиссельбургских мануфактурах и т.д. [14, 22, 24].

Больница в Бонячки

Больница «Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с сыном»
 в селе Бонячки Кинешемского уезда Костромской губернии

Особенно выделялась фабрика «Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова», построившего специальную фабричную больницу в с. Орехово на 140 коек, которая обслуживалась тремя врачами, имела хирургическое отделение с операционной. В этом же уезде в селе Малом Никольском функционировала фабричная больница на 220 коек, принадлежавшая фабрике «Товарищества Никольской мануфактуры Викулы Морозова». В больнице Гусь-Хрустального завода Мальцевых (Владимирская губерния) выполнялись даже глазные операции. Важно отметить, что в лучшие фабричные больницы (г. Шуя, больница для чернорабочих в г. Иваново-Вознесенске, фабричные больницы Саввы и Викулы Морозовых, больница Гусь-Хрустального завода Мальцевых и др.) в целях оказания хирургической помощи обращались даже жители соседних губерний.

Неравномерность обеспечения рабочих врачебной помощью в территориальном отношении была весьма значительной. Встречались губернии, где врачебная помощь в каком-либо виде оказывалась рабочим на большинстве фабрик (до 78%), в то же время в ряде губерний врачебная помощь осуществлялась лишь на 1 или 2 фабриках из 100 (Тверская, Тульская губернии). Особенно плохо было поставлено медицинское обслуживание рабочих в угольной, стекольной, лесной и торфяной промышленности, где заболеваемость и смертность достигали значительных размеров.

Данные Е.М. Дементьева совпадали с результатами исследований других фабричных врачей. Так, В.В. Святловский на материалах обследования фабрик Харьковского фабричного округа показал, что из 658 фабрик округа только 4 имели больницы, врача и аптеку, но и эти больницы редко посещались, так как администрация заводов и фабрик заболевших рабочих обычно увольняла или отправляла в земские больницы. Большинство фабрично-заводских больниц не соответствовало элементарным медико-санитарным и хозяйственным требованиям. Характеристику фабричной медицины в Харьковском округе В.В. Святловский дополнил описанием состояния больниц: «Многие фабричные больницы устроены крайне плохо... Больница при сахарном заводе И. Скалона помещалась в каких-то клетушках с глиняным полом и спертым воздухом. Вообще, ни в одной из больниц, кроме форточек, да и то не везде, никаких вентиляционных приспособлений не имеется, стены палат сырые, особенно в нижнем этаже» [21, с. 90]. По данным В.В. Святловского, в приемных покоях лечение и обслуживание больных осуществляли в основном фельдшера на уровне деревенских знахарей. Часто в приемных покоях и амбулаториях отсутствовали медикаменты, перевязочные средства и инструментарий, необходимые для оказания помощи при несчастных случаях. По словам Е.М. Дементьева, нередко даже сами владельцы фабрик в статистических документах отмечали, что больные предпочитают обращаться в земскую или городскую больницу.

Несколько лучше медицинской помощью были обеспечены железнодорожные рабочие и рабочие горных промыслов.

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-
начало XX в.) / Под ред. Р.У. Хабриева. - М., 2014. 

Похожие Материалы

Поиск