Несмотря на неблагоприятные условия, скудость земских средств, административные преследования, недостаток медицинского персонала и т.п., земская медицина окрепла и выросла в своеобразную и оригинальную систему медицинского обслуживания сельского населения.

При всех своих недостатках она представляла значительный шаг впередпо сравнению с сельской медициной неземских губерний, не говоря уже о доземской медико-санитарной организации.

Разработка основополагающих принципов земской медицины — ее главное достижение

Уже к началу XX в. окончательно определились самые важные положения, которые легли в основу строительства земской и городской медицины, а в дальнейшем были взяты на вооружение и развиты советским здравоохранением. Наиболее четко в эти годы они прозвучали в докладе Д.Н. Жбанкова о краеугольных камнях общественно-медицинского строительства, сделанном на XII Международном медицинском конгрессе (Москва, 1897), и в работе B.C. Лебедева «Об основаниях для выработки плана организации общедоступной врачебной помощи в уездах», впервые прозвучавшей в виде доклада на XV губернском съезде врачей Московской губернии (1902). Авторы во главу угла ставили доступность населению всех видов медицинской помощи, которая, по их мнению, достигается полной бесплатностью и приближением к населению амбулаторной и госпитальной помощи, организацией равнодоступной сети лечебниц.

Как аксиома в эти годы уже звучит провозглашенное еще в 1870-е годы Е.А. Осиповым санитарное направление земской медицины, подразумевающее слияние задач профилактики и лечебной помощи. «Основная задача земской медицины, — указывал В.И. Лебедев, — не только в том, чтобы лечить, но еще более в том, чтобы предупреждать болезни, повышать работоспособность населения, действовать непосредственно на устранение коренных причин, понижающих уровень общественного здоровья и сокращающих человеческую жизнь, — этим определяется ее санитарное направление» [135, с. 2]. Таким образом, санитарное направление, по мнению земских врачей, подразумевало систематическое наблюдение за санитарным состоянием населения на основе статистики заболеваемости и учета всей врачебно-санитарной работы, проведение в жизнь практических санитарных и оздоровительных мероприятий.

В качестве одного из основных принципов земской медицины земские врачи провозглашали научность и компетентность медицинской помощи населению.

За равнодоступную врачебную помощь, в противовес фельдшерской помощи, они боролись многие годы. Как непременное условие претворения в жизнь задач земской медицины утверждались коллегиальность управления и общественно-медицинского строительства через губернские и уездные санитарные советы и съезды врачей, свобода от государственной жесткой регламентации. «Только при этом условии, — писал B.C. Лебедев, — врач становится не чиновником, формально относящимся к своим обязанностям, а земским работником, сознательным и преданным участником в общественной работе».

Итак, B.C. Лебедев подводил итог: «Бесплатная компетентная врачебная помощь всему населению и оздоровление в широком смысле условий жизни и работы населения как цель; коллегиальность, гласность, деятельность, доступная общественному воздействию и контролю, как средство — вот на чем зиждется земская медицина, таковы ее непоколебимые устои, выработанные жизнью и отвечающие интересам народа» [35, с. 2].

Полувековой исторический опыт земской медицины неопровержимо доказал верность положенных в основу ее построения принципов. Действительно, за годы строительства земской медицины были достигнуты выдающиеся успехи. Поданным З.Г. Френкеля, в 1910 г. число врачебных участков в 34 земских губерниях достигло 2686. Кроме того, в 6 западных «полуземских» губерниях, где земское самоуправление стало создаваться лишь в начале XX в., было еще дополнительно 395 участков. Средний радиус участков составлял 17 верст, а население на одном участке — 28 тыс. человек, средняя площадь — 930 кв. верст [68, с. 8—99].

В канун Первой мировой войны земская медицина готовилась к празднованию своего пятидесятилетия. Представленная на Международной гигиенической выставке в Дрездене (1911), а вслед за этим на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге (1913) земская медицина получила высокую оценку и международное признание.

Имена русских врачей и ученых, с большой эффективностью потрудившихся в земской медицине и санитарной статистике, — И.И. Моллесон, П.И. Куркин, Е.М. Дементьев, Н.И. Тезяков, Е.А. Осипов, П.Ф. Кудрявцев, Ф.Ф. Эрисман, А.В. Погожев, СМ. Богословский, А.П. Воскресенский и др. — вошли в историю отечественной медицины и здравоохранения.

Заслугой земской медициньгявляется и то, что она оказала значительное влияние на развитие русской медицинской науки, способствуя внедрению в нее идей общественной профилактики. Следует отметить, что из среды земских врачей вышли многие выдающиеся ученые: П.И. Дьяконов, С.И. Спасокукоцкий, Н.И. Напалков, П.И. Тихов, А.В. Мартынов и др. В.Ф. Снегирев, как было сказано выше, с особым уважением относился к врачебной работе в земстве, был очень близко связан с земскими врачами — своими учениками и сам в течение многих лет работал в летние месяцы в Алексинской земской больнице. В земстве, правда недолгое время, работал Н.Ф. Филатов.

Огромную роль в формировании идеологии земской, а затем и городской медицины сыграла медицинская общественность России. Она утвердила понимание медицины как важной общественной функции, а не как частного дела практикующего врача и его пациента; разработала рациональные формы организации медицинской помощи населению; предприняла изучение санитарного состояния страны и отдельных местностей; определила принципы предупреждения эпидемий; заложила основы санитарной статистики, работы сельского участка; положила начало изучению профессиональной заболеваемости и условий труда, распространению гигиенических знаний среди населения и др. Наконец, медицинские общества формировали общественное мнение и уже от имени научной общественности обращались к правительственным организациям с ходатайствами по актуальным проблемам медицинской науки и здравоохранения.

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-
начало XX в.) / Под ред. Р.У. Хабриева. - М., 2014.

Поиск