В первое десятилетие XX в. заметно активизировалась санитарная Деятельность городских самоуправлений, начался процесс постепенной унификации санитарных организаций. Если в1902 г., по данным А.А. Чертова, не более 10% городов (26 из 258) имели санитарную организацию в том или  ином виде, то накануне  Первой мировойвойны доля таких городов составляла уже более 38% (86 из 224).

При этом в 45 городах существовали полноценные, в понимании современников, санитарные организации, а в 41 городе — лишь зачатки. В 116 городах накануне войны действовали санитарные попечительства. Бактериологические и химико-гигиенические лаборатории были организованы в 54 городах [9, с. 458, 461 ].

Большие различия наблюдались в количестве содержавшихся городами санитарных врачей. Так, в Петрограде и Москве в1914 г. их число достигло 150 и 60 соответственно (включая школьно-санитарных, торгово-санитарных и т.д.) Относительно обеспеченными кадрами были Харьков (15), Киев, Одесса (14), Вильна(Н), Баку (9), Астрахань, Самара (7). Однако в 121 городе санитарные кадры по-прежнему отсутствовали [9, с. 457, 463].

Ведущим направлением работы санитарных организаций оставалась борьба с эпидемиями. Опыт их преодоления со всей очевидностью свидетельствовал о неэффективности медико-полицейских мер. На Пироговских съездах постоянно подчеркивалась необходимость профилактического подхода к решению этой проблемы. Эти идеи были наиболее полно воплощены московской санитарной организацией.

Санитарной комиссией Москвы был разработан универсальный план борьбы с эпидемиями, который включал целый ряд мероприятий: организацию регулярных осмотров не только ночлежных домов, но и владений, фабрик, пищевых производств, вокзалов с целью выявления эпидемически неблагополучных мест и заболевших людей; увеличение штата городского санитарного персонала; устройство продовольственных пунктов для беднейшего населения, а также дешевых столовых и чайных. Санитарной комиссией были разработаны меры по охране от заражения и загрязнения городского водопровода. Большое значение придавалось санитарно-просветительным мероприятиям — изданию брошюр, организации народных чтений с показом «туманных картинок» [20].

Анализ ситуации с появлением холеры в Москве в1909 г., предпринятый на XI Пироговском съезде, показал, что одной из причин быстрого пресечения заболевания была правильно выбранная санитарной комиссией тактика в отношении мест скопления рабочего населения. Применение «стеснительных мер» (карантинов, административного наблюдения и пр.) привело бы к сокрытию заболеваний и большему распространению эпидемии. Принятые же общесанитарные меры достигли своей цели: паники удалось избежать, ситуация была подконтрольной и позволяла вовремя принимать необходимые меры [39, с. 173—1741. Городское управление в свою очередь справедливо связывало факт быстрого пресечения холеры с устройством и действием в городе водопровода (Москворецкий с1903 г.) и канализации (с1898 г.), а также «тщательностью надзора за всеми подозрительными заболеваниями» |18, с. 28—29]. В результате пандемия миновала Москву, оставив здесь сравнительно ничтожный след — за период с 1908 по1911 г. всего 401 случай заболевания [7, с. 28].

Развитие профилактического направления в санитарном деле

В1909 г. в Москве по инициативе городской управы были начаты подворные вакцинации против оспы. Город взял на себя расходы по приготовлению в Бактериологическом институте противоскарлатинной сыворотки [19]. Для предупреждения распространения тифов каждый ночлежный дом в Москве в начале XX в. был оснащен аппаратом «Гелиос» для дезинфекции одежды и белья ночлежников, принимались меры по «выжариванию» насекомых из спальных мест специальными лампами. С1907 г. городом устраивались бесплатные бани, оказывалась продовольственная помощь ночлежникам и вообще бедному населению [7, с. 28]. В Москве ночлежные дома, представлявшие наибольшую эпидемическую опасность, находились под усиленным контролем городских санитарных врачей, чего нельзя было сказать о Северной столице.

В Петербурге в порядке превентивной меры санитарной комиссией в 1904-1907 гг. был также разработан план мероприятий на случай возникновения холеры. Однако эпидемия обозначила много слабых сторон в санитарной организации столицы, в том числе отсутствие постоянного санитарного надзора за ночлежными домами [4, с. 165]. А отсутствие в городе сплавной канализации и качественного водоснабжения делало почти бесполезными все усилия городских властей и санитарной комиссии [27, с. 8]. Лишь после перемещения центра тяжести всех мероприятий на санитарное благоустройство города ситуацию удалось переломить. Эпидемия была преодолена лишь к началу1910 г. Количество заболевших холерой в Петербурге в 1908-1909 гг. составило более 16 тыс., из них умерло более 7 тыс. (около 44%) [42, с. 3].

Пироговцы, анализируя ситуацию с развитием эпидемий в начале XX в., определили ряд необходимых предупредительных мер, к числу которых были отнесены ведение статистики заболеваемости и смертности, обеспечение населения достаточной амбулаторной, квартирной и стационарной помощью, целесообразное применение дезинфекции и эвакуации (бесплатно), проведение мероприятий, направленных на Улучшение санитарного состояния городов (водоснабжение и канализация), условий жизни и труда различных групп населения, физического состояния подрастающего поколения; распространение среди населения гигиенических знаний [38, с. 182—183].

Накануне Первой мировой войны регистрация заразных больных была введена уже в 122 городах. Оспопрививание было организовано в 146 городах. Существенным препятствием в борьбе с эпидемиями был катастрофический недостаток мест в инфекционных больницах. Заразные больницы, бараки, отделения существовали в 100 городах, но общее количество коек в них не превышало 8 тыс. при 15 млн «заразных больных, которые... ежегодно записываются в стране». Лаборатории, оборудованные всем необходимым для распознавания инфекционных заболеваний, имелись в1914 г. в 49 городах [9, с. 467].

Налаживание водоснабжения и канализации являлось одним из первейших условий борьбы с эпидемиями. К1911 г. в России насчитывалось уже 227 водопроводов в 204 населенных пунктах. Из них 159 принадлежали городским управлениям и ими же эксплуатировались и контролировались. Принадлежность водопроводов акционерным обществам и частным лицам (50 водопроводов) также не исключала контроля со стороны городских санитарных органов [3, с. 13—14]. Особое значение в эти годы приобрел вопрос об оптимальной системе фильтрования и обеззараживания воды, в решении которого участвовали как инженеры, так и гигиенисты. На Всероссийской гигиенической выставке в1913 г. постановка в Москве контроля над деятельностью водных фильтров, с богато оборудованной лабораторией в Рублеве, с постоянной работой в ней бактериолога и химика, была признана образцовой [2, с. 1117]. Однако в основной массе городов водопроводы не имели никакой системы очистки, а санитарный надзор за ними полностью отсутствовал. К1914 г. сплавную канализацию имели 26 российских городов. Но она нигде не охватывала всего города, бедные окраины и кварталы были лишены и водопровода, и канализации. Повсеместно была распространена вывозная система удаления нечистот [9, с. 475].

На рубеже XIX—XX вв. в работе городских торгово-санитарных врачей и санитарных станций появились новые важные направления, в частности контроль за поступлением на прилавки фальсифицированных продуктов, разработка методов обнаружения фальсификата, а также изучение консервантов, применявшихся в пищевом производстве [48]. Однако в постановке контроля над производством и торговлей продуктами питания Россия еще существенно отставала от развитых европейских государств: если интенсивность работы столичных санитарных станций составляла максимум 3 тыс. исследований в год. то, например, Парижская муниципальная лаборатория производила около 29 тыс. пищевых исследований ежегодно [25, с. 87—88]. Но, несмотря на все трудности в налаживании пищевого надзора, работами городских санитарных станций были заложены научные основы пищевой санитарии в России.

В начале XX в. одной из наиболее дискуссионных проблем являлась организация школьно-санитарного надзора в городах. Его общие принципы были разработаны особой комиссией при правлении Пироговского общества, которая на IX съезде (1904) представила свой проект, предусматривавший сосредоточение школьно-санитарного надзора в руках особых школьных врачей, привлечение к делу школьной санитарии учительского персонала, признание нецелесообразным совмещение санитарных и лечебных функций и др. [31, с. 78—84].

Весьма плодотворной была деятельность некоторых городских самоуправлений по организации летних школьных колоний для ослабленных детей. Материальная помощь для их открытия чаще всего оказывалась частными лицами. Городские летние колонии располагались в основном в помещениях земских школ, а также в загородных имениях [23, с. 55]. За летний сезон городские колонии Петербурга обслуживали более 3 тыс. детей, а московские — около 1,5 тыс. человек [10, с. 15, 49].

Особой остроты в крупных городах в начале столетия достигла проблема обеспечения рабочих здоровым жильем. К1914 г. самоуправления 72 городов подключились к решению вопроса о жилище для рабочих. Санитарные организации проводили обследования жилищ рабочих, а также частных домов и городских усадеб. В Москве уже поднимался вопрос о выделении в составе комиссии санитарных врачей особого отдела по жилищной санитарии. Вопрос об участии органов городского санитарного надзора в вопросах городского строительства обсуждался на XI и XII Пироговских съездах, где предлагалось привлечь городских санитарных врачей к разработке нового Строительного устава, ввести преподавание «строительной гигиены» для инженеров и др. [15, с. 45].

Углубление специализации в санитарном деле

Развитие городской промышленности вело к дальнейшему углублению специализации в санитарном деле. В Москве, например, уже появилось намерение создать специальный отдел по фабричной санитарии, а к обязанностям санитарных врачей было отнесено рассмотрение планов вновь открываемых фабрик и заводов. В связи с развитием городских коммуникаций ставился вопрос об организации особого отдела санитарной техники [7, с. 7].

Одной из центральных проблем городской медицины в начале XX в. стала организация санитарно-статистических исследований и создание для этого специальных органов при управах. К1912 г. городские санитарно-статистические бюро были созданы только в 13 из 35 губернских городов России и в 4 из 20 крупных уездных городов [37, с. 229].

Причина промедления в решении этого вопроса коренилась прежде всего в законодательстве, согласно которому официально статистика заболеваемости и движения населения оставалась в руках администрации. В большинстве городов думы, ссылаясь на это, не находили нужным создавать специальные бюро и обременять себя дополнительными расходами. Требование придать санитарно-статистическим бюро статус центральных исполнительных органов всей городской врачебно-санитарной организации, выдвигавшееся на Пироговских съездах, и вовсе не встречало понимания. Все это не позволяло подвести научно-теоретическую базу под деятельность врачебно-санитарных организаций и в результате затрудняло подъем городского санитарного дела на уровень современных научных требований.

Таким образом, возникновение и развитие городской медицины в России было связано с реформой городского самоуправления 1870 г. Недостатки законодательства, ограниченные бюджеты российских городов обусловили медленные темпы и неравномерность развития городской медицины, а отсутствие объединяющего центра — большое разнообразие ее организационных форм. Большинство городов к началу XX в. даже не приступали к созданию врачебно-санитарных организаций. Лишь в начале XX в. благодаря разработке концепции городской медицины на Пироговских съездах, росту финансирования нужд здравоохранения из городских бюджетов в организации городского врачебно-санитарного дела наметились заметные позитивные сдвиги: росло количество амбулаторий, общих городских больниц и специализированных лечебных учреждений, в недрах передовых санитарных организаций родились новые формы и методы санитарной работы, получила развитие профилактика массовых заболеваний, отмечалось все большее вовлечение городских самоуправлений в дело организации городского здравоохранения, которое с началом Первой мировой войны было ориентировано уже не только на нужды мирного населения, но и на оказание помощи больным и раненым воинам.

Несмотря на критическую оценку современников, следует признать, что городская медицина внесла существенный вклад в развитие отечественного здравоохранения, в обеспечение медико-санитарной помощью широких слоев городского населения.

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-
начало XX в.) / Под ред. Р.У. Хабриева. - М., 2014. 

Поиск