Как уже было сказано выше, медицинское обслуживание населения в России к началу XX столетия осуществлялось в рамках сложной системы, при которой медицинские учреждения находились в введении многочисленных министерств и ведомств, земских и городских самоуправлений, частных, благотворительных и общественных учреждений [13].

К частной медицине по способу финансирования относились и медицинские учреждения, организуемые владельцами промышленных предприятий и частных железных дорог.

В неземских губерниях медицинские учреждения формально продолжали оставаться в ведении приказов общественного призрения, находившихся под контролем Министерства внутренних дел, но с течением времени они стали переходить в ведение врачебных отделений губернских и областных управ, что обеспечивало более компетентное руководство лечебными учреждениями, а переход больниц на городской бюджет — лучшее финансирование. К 1913 г. приказы сохранились лишь в некоторых европейских губерниях (Архангельской,Виленской, Гродненской, Ковенской, Курляндской, Лифляндской и Эстляндской) и в Сибири (Тобольской, Томской, Енисейской, Иркутской и в Забайкальской области). Условия содержания больных в этих больницах, по отзывам современников, были хуже, чем в городских или земских лечебных учреждениях [4, с. 570]. Хозяйственная и врачебная части в лечебных учреждениях приказов по-прежнему были строго разделены, что отрицательно сказывалось на лечебном процессе. Жалованье врачей приказных больниц в начале XX в. составляло лишь '/3 от жалованья врачей земских больниц.

Министерство внутренних дел, ведавшее медицинской помощью в неземских губерниях, в то же время осуществляло общий надзор за земской и городской медициной, а также частными лечебными заведениями. В его ведении находились окружные психиатрические больницы.

В начале XX в. свою медицинскую службу имели почти все министерства и ведомства. Так, Министерство Императорского двора, кроме придворной медицинской части, имело санитарную службу в городах дворцового ведомства (Царское Село, Гатчина, Петергоф).

В ведении Министерства путей сообщения находилась врачебная помощь и санитарный надзор на железных дорогах и в пределах полосы отчуждения, а также санитарный надзор на водных путях (на реках Волге, Каме и на Мариинской системе в пределах Петербургского, Вычегорского и Казанского округов путей сообщения). С конца 80-х годов XIX в. Министерство созывало неоднократно съезды железнодорожных врачей, основным вопросом которых было предотвращение распространения эпидемий на транспорте. Общее число врачей на службе этого министерства в 1910 г. составляло 948 [36, с. 184]. Перед Первой мировой войной на казенных и частных железных дорогах насчитывалось 580 врачебных, 1095 фельдшерских и 491 акушерский пункт, а также 143 небольших стационара, предназначенных для обслуживания служащих и пассажиров.

М инистерство просвещения в 1904 г. создало специальную врачебно-санитарную часть учебных заведений, возглавляемую профессором Г.В. Хлопиным, которая осуществляла контроль за медицинским обеспечением и санитарным состоянием учебных заведений, изучала заболеваемость учащихся, а также осуществила серию исследований и издание брошюр на тему: «Самоубийства, покушения на самоубийства и несчастные случаи среди учащихся учебных заведений Министерства народного просвещения» (1906-1916). Согласно «Списку врачей, служащих в учреждениях ведомства Министерства народного просвещения» (Спб., 1906) в начале века в учебных заведениях работали 1574 школьных врача, а перед началом Первой мировой войны штатные должности врачей имелись в 9 университетах, 250 мужских и 7 женских гимназиях, 164 реальных училищах и 39 средних технических училищах [36]. В ведении министерства находились также клиники университетов и Императорский клинический институт Великой княгини Елены Павловны.

Министерство финансов обеспечивало санитарный надзор и помощь рабочим на казенных винных заводах, пробочных фабриках, спиртоочистительных заводах, предприятиях по изготовлению государственных бумаг, а также врачебно-санитарное обслуживание находящегося в ведении этого министерства Отдельного корпуса пограничной стражи. В 1910 г. в учреждениях «казенных питей» имелось 245 врачебных и 205 фельдшерских должностей. В Экспедиции заготовления государственных бумаг была даже собственная больница на 50 коек.

Отдельный корпус пограничной стражи Министерства финансов имел врачебно-санитарную организацию, устроенную по образцу врачебно-санитарной части военного ведомства. В частях корпуса было 94 лечебных учреждения. В его лазаретах (от 6 до 40 коек) в 1910 г. работали 133 врача, в обязанности которых входил и санитарный надзор в районах расположения бригад. Для стационарного лечения в его распоряжении имелось 60 офицерских и 1151 солдатская койка.

Министерство торговли и промышленности осуществляло санитарный надзор и медицинскую помощь на минеральных водах, казенных фабриках и заводах, в торговых портах, в коммерческих и торгово-мореходных училищах, казенных горных заводах. Поданным на 1907 г., 1 койка на предприятиях горного ведомства приходилась в среднем на 99 рабочих, а расход на врачебную помощь в пересчете на 1 рабочего достигал по тем временам фантастической суммы — 5 рублей 55 копеек [36]. В этом же году в среднем на 1 жителя Империи на медицинское обслуживание тратилось 58 копеек [16, с. 20]. В 1907 г. 22 казенных предприятия Министерства торговли и промышленности с 32 072 рабочими имели 16 больниц на 324 кровати, 11 приемных покоев (по 1—2 койки), 1 амбулаторию [36].

С начала XX в. Главное управление землеустройства и земледелия, в ведение которого отошли проблемы переселения крестьян на окраины страны, обеспечивало врачебно-санитарную и продовольственную помощь переселенцам в пути следования и в местах их водворения. Для оказания медицинской помощи переселенцам по пути следования было организовано свыше 80 врачебных пунктов. В местах водворенияпереселенцев к началу 1910 г. было создано 239 медицинских пунктов (на 4931 поселок с населением 1 735 250 человек), которые обслуживали 17 врачей, 55 фельдшеров и 354 акушерки [26]. Кроме того, Главным управлением землеустройства и земледелия обеспечивалась врачебно-санитарная деятельность на Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслах. Департамент земледелия обеспечивал врачебную помощь в подведомственных ему сельскохозяйственных учебных заведениях.

Министерство юстиции обеспечивало медицинской помощью служащих и учащихся своих учебных заведений (Императорское училище правоведения, Константиновский межевой институт, землемерные училища), а также имело врачебно-санитарную часть в местах заключения, в которой в 1910 г. насчитывалось 690 врачебных должностей. Тюрьмы являлись рассадниками всякого рода эпидемий. Здания тюрем были построены с нарушениями правил санитарной техники, а количество заключенных превышало санитарные нормы. Так, в 1881 г. в России было 767 мест заключения, рассчитанных на 76 090 человек, в которых содержалось 94 797 человек [36].

Свою медицинскую службу в подведомственных учебных заведениях и монастырях имел даже Святейший правительственный синод.

Как уже говорилось выше, Ведомству учреждений императрицы Марии принадлежал врачебно-санитарный надзор в управляемых им учебных, воспитательных и богоугодных заведениях. В начале XX в. оно располагало обширной сетью медицинских учреждений, в том числе 15 больницами, 13 богадельнями. В учреждениях ведомства работали 465 врачей [36].

Военное ведомство занималось медицинским обеспечением не только армии, но и ряда пограничных областей — Войска Донского, Кубанской, Терской, Закаспийской, Самаркандской, Семиреченской, Сыр-Дарьинской, Ферганской, а также в казачьих войсках — Астраханском, Оренбургском, Уральском, Сибирском, Семиреченском, Забайкальском, Амурском, Уссурийском. Управление врачебно-санитарной частью осуществлялось через Окружные военно-медицинские управления, которым в свою очередь подчинялись областные врачебные управления. Заведование врачебно-санитарной частью в казачьих войсках лежало на областных врачах или старших войсковых врачах.

Морское министерство, кроме специальной врачебно-санитарной части на флоте, заведовало оказанием медицинской помощи портовым рабочим и служащим, а также населению закрытого города Кронштадта.

Наибольший вклад в обеспечение медицинской помощью населения вносила земская и городская медицина, формально подчиненная Министерству внутренних дел.

Вклад медицинских служб различных ведомств в медицинскую помощь населению можно отчасти оценить по объему стационарной помощи. По официальным данным на 1907 г., коечный фонд Российской империи по всем министерствам и ведомствам составлял в сумме 222,5 тыс. коек. Земства и городские самоуправления располагали 86,4 тыс. коек (38,8%), военному ведомству, включая пограничную стражу, принадлежало 53 тыс. коек (24,6%), в прочих гражданских государственных медицинских учреждениях было около 48,7 тыс. коек (21,9%), частные и благотворительные лечебницы, а также учреждения различных обществ содержали еще 32,5 тыс. коек (14,8%) [16, с. 31—321.

Среди государственных учреждений наибольшим числом коек располагали Министерство внутренних дел (25,6 тыс.), Министерство путей сообщения (7,5 тыс.), Ведомство учреждений императрицы Марии (4,3 тыс.), Духовное ведомство (3,8 тыс.). Министерство юстиции содержало всего 915 коек в тюремных больницах.

Согласно данным за 1912 г., общая сумма расходов на врачебно-санитарную часть в Российской империи равнялась 161 741,3 тыс. рублей. Государственные расходы на здравоохранение составили 58 034,9 тыс. рублей (35,8%). Расходы земских учреждений на здравоохранение — 55 719,4 тыс. рублей (34,4%) [46, с. 6-9|.

Траты на здравоохранение из местных налогов губерний и областей, где не существовало земских самоуправлений (за исключением тех территорий, финансирование медицинского обслуживания которых осуществлялось Военным министерством), равнялись 5241,6 тыс. рублей (3,2%). Мирские расходы на медицину (по постановлениям сельских сходов) составили всего 680,8 тыс. рублей (0,4%), расходы городских самоуправлений — 20 095,2 тыс. рублей (12,4%), траты на здравоохранение частных лиц (владельцев фабрик и заводов, помещиков и общественных организаций) — 16 590,1 тыс. рублей (10,3%), прочие расходы — 5379,3 тыс. рублей (3,4%). К «прочим» были отнесены суммы Ведомства учреждений императрицы Марии, приказов общественного призрения, войсковые капиталы казачьих войск и др. [46, с. 11-15].

Таким образом, расходы на медицину земских учреждений вместе с городскими самоуправлениями составляли 46,8% — почти половину всех средств на здравоохранение в России, на 11% превосходя государственное финансирование.

Интерес представляют данные Министерства внутренних дел о государственных расходах на медицину отдельных министерств и ведомств перед Первой мировой войной, представленные в табл. 5 146, с. 6—9].

Таблица 5. Государственные расходы на медицину по отдельным министерствам и ведомствам (1910 г.)

Министерствва и ведомства

Сумма, руб.

Министерство внутренних дел

4 087 899

Министерство финансов

1 080 764

Министерство юстиции

4 369 769

Министерство иностранных дел

69 183

Министерство народного просвещения

2 873 553

Министерство путей сообщения

5 794 146

Министерство торговли и промышленности

4 680 110

Главное управление государственного коннозаводства

8 960

Главное управление землеустройства и земледелия (с переселенческим управлением)

4 727 853

Военное министерство

26 247 776

Морское министерство

1 651 924

Синод

65 648

Министерство Императорского двора

640 339

Высочайше учрежденная комиссия о мерах предупреждения и борьбы с чумной заразой

750 000

Чрезвычайные расходы по Главному военно-санитарному управлению

1 000 000

Государственная дума, Государственная канцелярия, Государственный контроль

6000

Итого

58 034 924

Как видно из приведенных данных, среди всех министерств и ведомств наибольшие расходы на здравоохранение приходились на Военное министерство, Главное управление землеустройства и земледелия, министерства путей сообщения, торговли и промышленности, юстиции, внутренних дел.

В условиях многоведомственности медицинских служб добиться координации действий учреждений здравоохранения в чрезвычайных ситуациях, целесообразного использования медицинских кадров и получения достоверной санитарно-статистической информации, собранной по единой методике и номенклатуре, было совершенно невозможно.

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-
начало XX в.) / Под ред. Р.У. Хабриева. - М., 2014. 

Похожие Материалы

Поиск