1963-09-blyuxer-35016 сентября 1918 года, Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет по инициативе Я, М. Свердлова утвердил декрет об учреждении первого в Республике Советов революционного знака боевого отличия.

«Знаком отличия, — говорится в декрете, — устанавливается орден Красного Знамени с изображением на нем Красного Знамени». Во внешнем виде ордена отразился революционный пафос тех лет; в нем преобладал красный цвет — цвет революции; молот, плуг и штык символизировали кровную связь армии с народом, лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — интернациональную солидарность трудящихся.

Орден Красного Знамени присуждался «всем гражданам РСФСР, проявившим особую храбрость и мужество, проявленные при непосредственной боевой деятельности на фронте». За каждой наградой стоит героический подвиг. В одном из фронтовых приказов говорилось, что «необходим самый тщательный отбор, чтобы случайные лица не получали награду. Орден Красного Знамени может быть присуждаем только за отличия в бою, причем не за случайные отличия, а за отличия, связанные вообще с хорошей, добросовестной и мужественной боевой работой».

Велика была честь получить боевой орден, и втройне славен тот, кто был удостоен этой награды первым.

30 сентября 1918 года члены ВЦИК с большим интересом слушали специальный доклад члена Президиума о подвиге южно-уральских партизан и их главкома Василия Константиновича   Блюхера.

«Переход войск тов. Блюхера в невозможных условиях,— говорилось в представлении Военного совета 3-й армии,— может быть приравнен разве только к переходам Суворова в Швейцарии. Мы считаем, что русская революция должна выразить вождю этой горсточки героев, вписавшему новую славную страницу в историю нашей молодой армии, благодарность и восхищение...»

...Это было летом 1918 года. Действовавшие на Южном Урале отряды Красной Армии под командованием В. К. Блюхера были отрезаны восставшими белочехами от главных сил. Почти три месяца о них ничего не было слышно. Полагали, что Блюхер убит, а его отряды уничтожены. И вдруг в сентябре 1918 года Василий Константинович во главе 10-тысячной армии неожиданно прорвался через фронт в районе Кунгура и соединился с регулярными войсками Красной   Армии.

Полторы тысячи километров прошли блюхеровские полки за это время с ожесточенными боями. Как железный поток, двигались они через хребты Урала и лесные чащи Башкирии на прорыв вражеского кольца. Шли рабочие южноуральских заводов, казачья и башкирская беднота. Шли русские, татары, латыши, чуваши, марийцы. Вместе с народами великой России шли интернациональные отряды венгров, немцев, румын... Вместе с бойцами шли и их семьи с домашним скарбом.

В середине августа разноплеменная армия Блюхера преодолела Главный Уральский хребет и завязала бои в 12 километрах от Уфы. В белогвардейской столице поднялась паника. Была объявлена срочная мобилизация «всех офицеров, фельдфебелей и унтер-офицеров, проживающих в Уфе». Неприятелю удалось собрать большие силы и окружить партизан плотным кольцом.

Белогвардейцы ликовали: наконец-то блюхеровцы попались в ловушку! Однако радость их была преждевременной. В ожесточенном сражении в районе станции Иглино враг был разбит и отброшен.

Под ударами партизанских полков белогвардейские части разлагались и отказывались воевать. Об этом красноречиво говорит телеграмма командующего Поволжским фронтом   белых   полковника   Чечека:

«Группа красных, оперировавшая в районе ст. Иглино, продвигается на север и, видимо, уходит из-под наших ударов. По имеющимся сведениям, один из добровольческих казачьих полков самовольно ушел в Верхне-Уральск. Башкирская рота взбунтовалась и приведена под конвоем в Уфу». 30 августа Чечек вторично приказал ввиду «острого положения под Уфой объединить командование в руках генерала Тимонова» и потребовал от него во что бы то ни стало разгромить войска Блюхера.

Однако неприятель бессилен был остановить победоносное шествие партизанских полков. В этом откровенно признался генеральный консул США в Иркутске Гаррис. В своей телеграмме государственному секретарю он сообщал:

«Положение на Волжском фронте критическое. Новые трудности возникают из-за блюхеровских большевистских войск, состоящих приблизительно из 6 000 пехоты и 3 000 кавалерии с 30 пулеметами. Войска эти хорошо организованы и способны прекрасно маневрировать. У нас нет надежных войск против этих сил».

Имя молодого главкома гремело по всему Уралу и вызывало трепет в стане врага. Нерусская фамилия Блюхера вызывала большой интерес к его национальности. Белогвардейские и иностранные корреспонденты писали, что Блюхер — немецкий генерал, продавшийся большевикам.

орден Боевого Красного Знамени

16 сентября 1918 года был учрежден первый советский орден,
награда «за особую храбрость и мужество», —
орден Боевого Красного Знамени.

В действительности же Блюхер был истинно русским человеком. Родился он в 1889 году в глухой деревне Барщинке, Ярославской губернии, в бедной крестьянской семье. В давние времена по прихоти помещика одному из предков Блюхера — крепостному крестьянину — дали прозвище немецкого маршала той эпохи. Так оно и переходило из поколения в поколение и в конце концов превратилось в фамилию.

С малых лет Василий Блюхер начал свою трудовую жизнь: работал мальчиком на побегушках в купеческой лавке и подручным на заводе, видел   бесправие и нищету. За участие в революционном движении на мытищинском заводе в Москве три года отсидел в царских тюрьмах. В период Великой Октябрьской социалистической революции В. К. Блюхер принимал активное участие в становлении Советской власти в Самаре и Челябинске, а затем — в ликвидации дутовщины на Южном Урале...

Последний, решающий бой произошел в начале сентября на реке Уфе. 31 августа белогвардейский генерал Тимонов приказал «всем войскам с утра спешно наступать на север... Противника во что бы то ни стало догнать и разбить». Вновь разгорелись ожесточенные бои. Путь партизанам преграждала широкая река Уфа, а за ней — притаившийся враг. С тыла и флангов их непрерывно атаковали крупные силы неприятеля, стремившиеся сбросить блюхеровцев в реку.

Вражеская артиллерия насквозь простреливала их позиции. В этой сложной обстановке Блюхер проявил исключительное мужество и полководческое искусство. Он твердо и уверенно руководил своими отрядами. «В результате этого боя,— отмечал главком,— был полный разгром группировавшегося здесь противника».

14 сентября 1918 года В. К. Блюхер доложил В. И. Ленину об успешном окончании легендарного рейда. В своей телеграмме вождю революции он писал:

«Приветствую Вас от имени южноуральских войск... В Вашем лице приветствую Рабоче-Крестьянскую Советскую Республику и ее славные Красные войска. Проделав беспримерный полуторатысячный переход по Уральским горам и области, охваченной восстанием казачества и белогвардейцев, формируясь и разбивая противника, мы вышли сюда, чтобы вести дальнейшую борьбу с контрреволюцией».

...Весть о неожиданном появлении блюхеровской армии быстро разнеслась по всей Республике Советов. Застучали телеграфные аппараты. Вся страна заговорила о подвиге южноуральских партизан и их главкома. Уральский обком партии в специальной телеграмме выздоравливающему В. И. Ленину и Я. М. Свердлову сообщал, что «на линию 3-й армии прорвалась армия из Верхнеуральского, Белорецкого, 1-го Уральского, Архангельского, Богоявленского, 17-го стрелковых полков, 1-го Оренбургского казачьего имени Степана Разина и Верхнеуральского казачьего кавалерийских полков, отдельных кавалерийских сотен и артиллерийского дивизиона во главе с командующим товарищем Блюхером...

Командир отряда Блюхер — один из самых отважных солдат революции, талантливый вождь-стратег. Его биография: московский рабочий, раненный на немецком фронте солдат, большевик, председатель Челябинского революционного Комитета и Совета, трижды участвовал на дутовском фронте».

Через несколько дней В. И. Ленин снова попросил доложить ему о В. К. Блюхере и его отрядах. В своем письме член Уральского обкома партии А. П. Спунде писал:

«Дорогой Владимир Ильич! Посылаю Вам сведения о Блюхере, о котором мы сегодня с Вами говорили. Участвовал почти все время в ликвидации дутовщины. Последний раз ушел из Челябинска против Дутова в начале мая при следующих условиях. В это время он лежал в лазарете, так как вскрылась рана, полученная на войне против немцев... В 8 часов утра были получены сведения о Дутове, к 10 утра Блюхер был уже в штабе для организации выступления... Был отрезан где-то в районе Оренбурга чехами. Сейчас вышел к нам, увеличив значительно свои войска...

Товарищи, проведшие вместе с ним предпоследнюю дутовскую кампанию, утверждают, что буквально во всех случаях его стратегические планы на поверке оказывались абсолютно удачными... Поэтому Уральский областной комитет РКП(б) настаивает на том, чтобы Блюхер с его отрядами был отмечен высшей наградой, какая у нас существует, ибо это небывалый у нас случай... Крепко жму руку и со всей искренностью желаю скорого выздоровления».

Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет удовлетворил просьбу уральцев и наградил В. К. Блюхера орденом Красного Знамени № 1. «Итак, товарищи, — сказал Я. М. Свердлов, — позвольте предложить вам первый случай преподнесения ордена Красного Знамени совершить по отношению к тов. Блюхеру. Возражений нет! Нет».

В мае 1919 года командующий 3-й армией Восточного фронта вручил В. К. Блюхеру орден Красного Знамени № 1. Вместе с орденом вручалась особая грамота ВЦИК с описанием подвига и орденская книжка с памяткой «Что такое орден Красного Знамени и кто его носит!».

«Орден Красного Знамени, — говорится в ней, — есть единственная награда, которой ВЦИК награждает солдата Революции за храбрость, беззаветную преданность Революции и Рабоче-Крестьянской власти, а также за проявленную распорядительность.

Тот, кто носит на своей груди этот высокий пролетарский знак отличия, должен знать, что он из среды равных себе выделен волею трудящихся масс, как достойнейший и наилучший из них».

Вместе с тем на орденоносцев возлагались и высокие обязанности. Они должны были всем своим поведением всегда и везде являть пример сознательности, мужества и преданности делу революции.

Награжденный орденом Красного Знамени, говорится далее в памятке, «должен помнить, что на него смотрят другие как на образец, что по нем учатся бескорыстному исполнению долга, что то Красное Знамя, символ которого он носит на груди, дорого для всего пролетариата, как знамя, пропитанное кровью рабочего класса и крестьянства в дни царского режима, как знамя борьбы лучших представителей рабочих за великие идеалы трудящихся масс».

После легендарного рейда Блюхер провел много еще не менее упорных и жестоких боев. На различных фронтах гремела его слава, расцветал талант военачальника и полководца. Новые подвиги под Каховкой и Перекопом, Волочаевкой и Хасаном еще больше утвердили военную репутацию В. К. Блюхера, ставшего впоследствии Маршалом Советского Союза.

Вслед за первым орденом Красного Знамени Блюхер был награжден еще четырьмя такими же орденами, двумя орденами Ленина и орденом Красной Звезды № 1, полученным «за выдающееся и искусное руководство» войсками Особой Дальневосточной армии по разгрому белокитайцев во время конфликта на КВЖД в 1929 году.

Об отважном полководце, не знавшем поражений, сложено много песен и легенд. В одной из них, написанной Евгением Долматовским,   говорится:

Он вел свое войско штыкастым потоком
Сквозь   пади   и топи,
В   жару   и   мороз,
От Перекола до Владивостока -
Широкое   красное знамя пронес.
Бессмертною славой наш Маршал увенчан,
О битвах великих расскажет без слов
Раскрытая на нестареющем френче
Походная карта его орденов.

Василий Константинович Блюхер, трагически погибший в годы культа личности Сталина, беззаветно служил Коммунистической партии и своему народу. Всю свою жизнь он провел в боях и походах, защищая завоевания Великого Октября. Имя его, навсегда вошедшее в историю нашей Родины, с благодарностью будут вспоминать потомки.

Кандидат исторических наук
В. ДУШЕНЬКИН.

Первый краснознаменец (Отчизны славные сыны)
// Наука и жизнь. 1963. № 9. С. 1
6-18.

Поиск