рисунок пушкинаАлександр Сергеевич как-то вспомнил свою детскую проказу. Не один В.Д. Берестов обращал внимание на толстенького человечка с пушкинским профилем в восточном халате и в чалме с пером, нарисованного на полях черновой рукописи второй главы «Евгения Онегина».

Пушкинисты предполагали, что Пушкин нарисовал себя взрослым в маскарадном костюме. Берестов захотел доказать, что это Пушкин лет семи-восьми.

Прежде всего, он определил: нарисованная в полный рост фигура — совершенно детских пропорций, для этого даже подсчитал размер головы по отношению к телу. А уж смешной костюм описал с невероятной тщательностью. Все-все заметил. Что тюрбан с огромным черным пером несколько нелеп, кое-как накручен. Накидка-пелерина — с бахромой (или кистями) и внизу, и на коротком широком рукаве. Короткая рубашка подпоясана несоразмерно большим женским поясом, конец которого свисает из-под накидки. К рубашке на живую нитку подшита, или приколота булавками, нижняя часть одеяния («оставлен зазор», — замечает даже такую мелочь зоркий Берестов), по его наблюдениям, видимо, это женский капот, он спускается ниже колен. Словом, соорудил себе проказник тот еще восточный маскарадный костюмчик.

Берестов не сомневался, что полусогнутая и сжатая в кулачок рука — детская, и остроносые мягкие сандалии на тонких ножках тоже детских.

«Почему бы не допустить, что перед нами Пушкин-ребенок, лет семи-восьми, который с помощью предметов женского туалета вырядился арапом или героем восточной сказки?» — задается дотошный исследователь вопросом-утверждением. Может быть, Пушкин вспомнил свое арапское происхождение и вообразил себя арапчонком, сделал шаржированный детский портрет?

пушкин ребенок

А Берестов продолжает доказательства: «Об этом говорят и место портрета в черновой рукописи второй главы “Евгения Онегина” — рядом со стихами о няне Арине Родионовне (значит, вспомнил свое детство), и детские пропорции фигуры, рук и ног, и несоразмерная, неподогнанная одежда, и кудельки, более мелкие, чем на других автопортретах поэта. Выражение лица у этого озорника — взрослого человека.

Но ведь Пушкин и в семнадцать лет сказал об этом возрасте с уважением и печалью: «И я считал когда-то восемь лет». Этот возраст был ему чем-то особенно дорог... Вот и все прижизненные портреты Пушкина-ребенка.

Кудрявцева Л. «И в вымыслах носился юный ум…». А.С. Пушкин и его детские портреты
// Дошкольное воспитание. 2015. № 2. С. 52-59.

Поиск