В той части Москвы, которая когда-то называлась Немецкой слободой и где жили Пушкины, неподалеку от станции метро «Бауманская», у школы давно стоит бронзовый бюст Пушкина-мальчика работы скульптора Екатерины Федоровны Белашовой.

пушкин мальчик

А в доме-музее Василия Львовича Пушкина, дяди поэта, на Старой Басманной улице я увидела открытки с тем дорогим нам всем живописным портретом маленького Пушкина, о котором рассказала. Мало того: там, в витрине, в мансарде, где отдыхал поэт у дяди, детская крестильная рубашка — говорят, что его, — и миниатюрные игрушки того времени.

Но есть одно заповедное место — в Подмосковье, где волнующе ощутимо присутствие поэта-ребенка. Село Захарово. С шести до двенадцати лет, до отъезда в Лицей, он проводил лето в имении бабушки.

барский дом в захарово

Дом в Захарово, в прошлом - имении бабушки Пушкина Марии Алексеевны Ганнибал.
В настоящее время - филиал Государственного историко-литературного музея-заповедника А. С. Пушкина

С каким трепетным чувством вспоминал он в лицее Захарово, любовно называя его «мое селение». Какие проникновенные слова и как точна память! Поэтичные пушкинские детские переживания буквально встают перед нашим взором.

Мне видится мое селенье,
Мое Захарово;
оно С заборами в реке волнистой,
С мостом и рощею тенистой
Зерцалом вод отражено.
На холме домик мой; с балкона
Могу сойти в веселый сад...

***

Где старых кленов темный ряд
Возносится до небосклона,
И глухо тополы шумят.
Туда зарею поспешаю...

***

Вот здесь под дубом наклоненным,
С Горацием и Лафонтеном*
В приятных погружен мечтах.
Вблизи ручей шумит и скачет,
И мчится в влажных берегах,

И светлый ток с досадой прячет
В соседних рощах и лугах.

На краю заповедного парка стоит на высоком округлом пьедестале скульптура. Большой двойной портрет — мальчика Пушкина и его бабушки Марии Алексеевны. Бабушка сидит, видимо, в кресле, как и полагается, в чепце, «в старинном одеянье», обнимает внука, одетого в летний костюмчик. Он стоит у ее ног, прижавшись к ней, горделиво задрав кудрявую голову, и как усердный школьник, держит в руке книгу.

мальчик пушкин с бабушкой

Не могу сказать, что это «мой Пушкин», не могу представить его в этой самоуверенной позе и с этим неприятным выражением лица, подчеркнуто некрасивым. Да еще все покрыто бронзовой краской, «позолочено», не по-пушкински бьет в глаза. Но в бабушкиных чертах лица с грубоватыми морщинами заметны печаль и значительность. Видимо, скульптор хотел передать ее любовь к внуку, да и его тоже — к ней. Так оно и было.

Вслушаемся в пушкинские строки, они посвящены Марии Алексеевне в большом стихотворении «Сон». Это и есть ее подлинный портрет!

Ах, умолчу ль о мамушке моей,
О прелести таинственных ночей,
Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоня,
С усердием перекрестит меня
И шепотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы...

Вот так Мария Алексеевна, помолясь, чтобы отогнать злых духов, шепотом рассказывала любимому внуку старинные русские сказки, а тот не шелохнется от сладкого ужаса. Едва дыша, прижмется под одеяло, глядя на «простой ночник из глины», который «чуть освещал глубокие морщины... и длинный рот, где зуба два стучало...».

Ночник гасился, «мамушка» уходила, и в темноте возникали другие видения, прилетали крылатые волшебницы и волшебники, и малыш превращался в могучего русского богатыря, который «средь муромских пустыней встречал лихих Полканов и Добрыней...».

Тогда-то «в вымыслах носился юный ум», и он обливался слезами над вымыслом. Пока никто не догадывался, что в его такой чувствительной душе уже жил великий поэт. Может, только бабушка.

Теперь понимаешь, что пролог «Лукоморье» к поэме-сказке «Руслан и Людмила», написанной в юности, наполнен детскими видениями: там и кот ученый, и русалка на ветвях, и Кащей, чахнущий над златом, и ступа с Бабою Ягой, и другие захватывающие воображение сказочные существа его детства.

Не сомневаюсь: на деревенском захаровском просторе, на вольной природе, «в немой тени дубров» приходили к нему эти поэтические видения. Бабушкины сказки были им в помощь.

В доме-музее, когда-то разрушенном, а теперь великолепно построенном заново, обязательно показывают бабушкину комнату, а в ней — круглую корзину с клубками ниток для рукоделия. В такую корзину забирался малыш и слушал бабушкины рассказы, а то и дремал под ее бормотанье.

Скоро Мария Алексеевна начала знакомить внука с историей предков Пушкиных - она превосходно знала древнюю русскую историю, от нее мальчик узнал о роде Ганнибалов. «Люблю от бабушки московской / Я толки слушать о родне...». Хочется сказать, это благодаря бабушке в Александре Сергеевиче текла горячая буйная кровь Ганнибалов: ее выдали замуж за Осипа Ганнибала, сына знаменитого любимца Петра I Ибрагима, названного Абрамом, и Надежда Осиповна была их дочерью... Пушкин по матери — прямой правнук Ибрагима. (Ганнибал был родом из Африки, считается, что из знатной абиссинской семьи. Он и его потомки обрусели.)

Русская бабушка была личностью значительной. Она пренебрегала модой на все французское и говорила с Сашей только по-русски, чего не было в его доме. Выучила чтению и письму на родном языке.

Поэтому забыть ее невозможно, как и то, что все русское будущий поэт впитывал в Захарове. И русский говор, и русские песни, и хороводы, и крестьянский труд — всю народную жизнь. Он играл с местными мальчишками в их игры,прислушивался к простонародной речи крепостных крестьян, к их песням; деревенька, где они жили, хорошо видна с косогора, там живут их потомки. Когда Пушкин начал учиться в Лицее, успехи его в русском языке назвали блистательными.

Должна сказать, что больше всего почувствовала я Пушкина не в доме, не рядом со скульптурой, а у старого-старого дерева на косогоре, по-над прудом, где слились две речушки, образуя тенистую заводь.

Ничто,казалось, не изменилось с тех давних пор. Известно, что Пушкин любил сидеть на крутом берегу, мечтать под шелестящей листвой большой липы и на ее коре и коре стоящих подле берез процарапывать пришедшие к нему стихотворные строчки... Волнующее воображение место.

Он как «часть журчания наших ручьев, шума листвы, синевы неба», — сказал о Пушкине наш современник. Невольно вспомнились стихи поэта, посвященные детству в Захарове, и сложился образ Пушкина- мальчика. Я словно встретилась с ним в этом парке, увидела его.

* Пушкин в эти, долицейские годы читал и древнеримского поэта Горация, и французского баснописца Лафонтена.

Л. КУДРЯВЦЕВА,
заслуженный работник культуры РФ, член Союза художников Москвы, шеф-редактор журнала «Художник и писатель в детской книге. ХиП»

Кудрявцева Л. «И в вымыслах носился юный ум…». А.С. Пушкин и его детские портреты // // Дошкольное воспитание. 2015. № 2. С. 52-59.

Похожие Материалы

Поиск