Иван ГрозныйИстория всегда вызывала широкий общественный интерес. Однако тот взрыв всеобщего внимания к отечественному прошлому, свидетелями которого мы являемся, — событие небывалое. Обостренный интерес к тем явлениям и процессам, которые прежде либо замалчивались, либо представали перед читателями сияющими лакировочным глянцем, стремление знать правду о прошлом, как сравнительно недавнем, так и отдаленном от нас десятками и сотнями лет, сделали общественной потребностью серьезный, правдивый, откровенный рассказ о прошлом нашей Родины.

Но и сегодня, в обновляющихся общественных условиях, потребность в достоверных исторических знаниях далеко еще не удовлетворена. В попытках восполнить их дефицит в издательствах страны одно за другим предпринимаются издания общих курсов русской истории замечательных историков XIX — начала XX вв. — Н. М. Карамзина, С М. Соловьева, В. О. Ключевского и др.

Многие достоверные сведения, проливающие свет на ряд событий, в том числе не имеющих однозначных оценок, дискуссионных, получают отражение в новейших работах отечественных и зарубежных историков. На этой основе постепенно устраняются допущенные в прошлом искажения, замалчивания, откровенно конъюнктурные толкования отдельных фактов, событий, действий, переосмысливаются многие устоявшиеся оценки и суждения.

Мало найдется в отечественной истории периодов, которые привлекали бы к себе столь стойкий интерес, как время Ивана Грозного. Пожалуй, только петровское и сталинское времена могут соперничать с этой эпохой в популярности. В чем дело? В яркости ли самих правителей, с которыми связывается эпоха? В неизбывном ли тяготении к сильным личностям? В том ли, наконец, глубоком отпечатке, который оставила каждая из этих эпох и на формах жизни общества, и на общественном сознании? Вероятно, здесь смешались все эти компоненты.

Для историка, пожалуй, главное в каждой из эпох — ее роль в общем ходе исторического развития страны. Изменились ли в результате деятельности Ивана Грозного темп и направление движения истории? Какое наследие получили мы, люди XX в., через посредство других веков, от людей не такого уж далекого XVI в.? Были ли и если были, то какие альтернативные пути развития страны в XVI в.? Вот вопросы, над которыми задумываются историки уже не один век.

Историки XIX в., и прежде всего ее классик и корифей Сергей Михайлович Соловьев начали превращать историю из нравоучительного и занимательного повествования в строгое исследование. Молодые историки изучали уже не столько события, сколько явления, стремились вскрывать их причины, познавать закономерности хода истории. С. М. Соловьев рассматривал историю как процесс постепенного вытеснения старых «родовых» начал новыми «государственными». Деятельность Ивана Грозного, по мысли историка, была при всех жестокостях шагом вперед, к победе «государственных» начал. Правда, Соловьев не забывал и о морали (великий ученый всегда шире своих собственных общих концепций) и писал, что «не произнесет историк слово оправдания такому человеку». Но последователи Соловьева полностью отказались от моральных оценок как от вненаучных. Выдающийся историк конца XIX — первой половины XX в. Сергей Федорович Платонов создал ту концепцию деятельности Ивана IV и, в первую очередь, опричнины, которая с небольшими изменениями дожила до наших дней. По мнению Платонова, Иван Грозный вел борьбу против боярства как против главного тормоза на пути к централизации. С теми или иными модификациями платоновская концепция развивалась в работах ряда советских историков, особенно И И. Смирнова, С. В. Бахрушина, В. И. Корецкого, Р. Г. Скрынникова.

Утверждению платоновской концепции в советской исторической науке способствовали не только ее привлекательные стройность и строгая логичность в сочетании с талантом и признанным авторитетом ученого, но и вненаучные, политические факторы. Личность царя Ивана весьма импонировала Сталину. Уже в конце 30-х годов была дана негласная команда оправдывать террор Грозного как государственную необходимость. С начала же 40-х годов Грозного рассматривают уже как выдающегося государственного мужа и патриота.

Но и в те годы был историк, мужественно отстаивавший истину и не шедший на компромиссы с человеческой и научной совестью, — Степан Борисович Веселовский. Большинство его трудов, посвященных времени Ивана Грозного, было опубликовано лишь посмертно. Ученый был подвергнут в 1949 г. травле в печати, от которой его не спасли ни высокое звание академика, ни полученные совсем недавно (в 1945—1946 гг.) ордена Ленина и Трудового Красного Знамени.

Лишь со второй половины 50-х годов, после XX съезда КПСС стало возможным писать об Иване Грозном иначе. Пересмотр старых концепций оказался долгим и мучительным, многие исследователи слишком срослись с привычными стереотипами, отказ от них давался нелегко. Одним из пионеров новых подходов к изучению истории России XVI в. стал талантливый ученый Александр Александрович Зимин. В вышедшей в 1964 г. книге «Опричнина Ивана Грозного» он решительно порвал с традиционной концепцией борьбы боярства и дворянства — одним из китов, на которых зиждилась концепция прогрессивности опричнины. В те же годы С. М. Каштанов показал в своем исследовании роль опричнины в утверждении крепостничества и ликвидации остатков удельной системы.

Разумеется, нельзя свести историю изучения истории России XVI в. лишь к смене концепций. Ввод в научный оборот новых материалов, тщательные источниковедческие разыскания, уточнение многих фактов — таков существенный вклад многих и многих названных и неназванных нами ученых в исследование сложнейших проблем истории XVI в. Оно затруднено еще и тем, что ничтожно мало документов той поры дошло до нас, за редчайшими исключениями погибло в пожарах делопроизводство центральных государственных учреждений, официально тенденциозны известия в правительственном летописании (да и обрывается оно на 1567 г.), отрывочны и не всегда достоверны сообщения частных и местных летописцев; слухи, подчас неузнаваемо трансформированные, доходят до нас через сочинения иностранцев. Историк вынужден, прежде чем формулировать концепцию, устанавливать самые элементарные факты, создавая причудливую мозаику из случайных обмолвок фрагментарно сохранившихся источников. В этом заключается особое значение узких, конкретных исследований для реконструкции истинной картины того, что происходило в XVI в. в России.

Содержание работы

Введение

Глава I. Внутренняя политика Ивана Грозного в 1560-х годах и ее итоги

1.1 Канун опричнины

1.1.1 Кризис государственной власти
1.1.2 Обвинение князя Владимира в «великих изменных делах»
1.1.3 Отставка Избранной рады. Наложение опалы на Адашева и Сильвестра
1.1.4 Расправа со сторонниками Адашева и Сильвестра. Бегство Курбского

1.2 Опричнина

1.2.1 Политический маневр царя Ивана IV
1.2.2 Учреждение опричнины
1.2.3 Перераспределение земель
1.2.4 Опричный террор

1.3 Результаты и последствия опричнины

Глава II. Внутренняя политика Ивана Грозного в 1572-1584 гг.

2.1 Отмена опричнины
2.2 Новый поворот внутренней политики Ивана Грозного в середине 70-х годов
2.3 Экономический кризис 70–80-х годов XVI в.
2.3.1 Поруха 70–80-х годов
2.3.2 Особенности развития внутреннего рынка
2.3.3 Закрепощение крестьян

Заключение
Литература

istoriirossii.ru

Поиск