Круг вопросов, исследованием которых заняты советские этнографы, весьма широк. Один из итогов разработки крупных  теоретических проблем    науки — книга   члена-корреспондента АН СССР Ю. В. Бромлея «Этнос и этнография» («Наука, 1973). Эта монография привлекла к себе внимание специалистов как в нашей стране, так и за рубежом. Вызванный ею интерес нетрудно понять.

За последние годы появилась острая необходимость определить границы и задачи этнографической науки. Традиционные культуры почти всех народов мира подверглись резким изменениям — в жизнь вторглись новые предметы, новые занятия, новые отношения между людьми, новые мысли и идеалы. Промышленные изделия вытесняют прежнюю утварь, орудия и одежду; обычаи предков уходят в прошлое. Предметная область этнографии, с одной стороны, усложнилась, с другой — утратила многие прежние черты.

Что же изучать этнографии? Наступил тот редкий момент, когда дальнейшее движение науки вперед зависит уже не столько от накопления и анализа фактического материала, сколько от выяснения, в чем состоят предметы, методы и познавательные задачи науки. Не станет ли утрата своеобразия местных культур концом и для науки о народах? Нет, отвечает Ю. В. Бромлей, этнография будет существовать до тех пор, пока не исчезнут всякие различия между народами (этносами). Представление, что этнография изучает лишь «живую старину», безнадежно устарело. Современные национальные и культурно-бытовые процессы уже много лет исследуются советскими этнографами.

Книга Ю. В. Бромлея состоит из двух частей. Первая часть посвящена анализу самого предмета этнографии — этноса, который определен как «исторически сложившаяся совокупность людей, обладающих общими относительно стабильными особенностями культуры (в том числе языка) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от других таких совокупностей». Автор рассматривает роль эндогамии (обычая заключать браки внутри какой-либо социальной группы) как регулятора, способствующего сохранению и сплочению этноса, выясняет, каковы этнические функции культуры, выделяет разные типы этнических процессов. Особое значение Ю. В. Бромлей придает проблеме иерархичности этнических общностей и их типологизации. Он считает целесообразным терминологически разграничить не только различные уровни этнической иерархии, но и различные типы этносов, основываясь на убеждении, что в термине, обозначающем этническую общность, должна быть заключена и информация о стадии социально-экономического развития. Ведь именно такой характер имеет традиционный для исторической науки термин «племя». В строго разграниченной в историко-стадиальном плане этнической номенклатуре Ю. В. Бромлея находит убедительное обоснование четкий терминологический смысл таких названий,   как   «народность» (рабовладельческая и феодальная) и «нация». Тем самым подведен итог многолетним дискуссиям о содержании этих понятий.

Во второй части книги автор исследует все основные ответвления этнографии, а также характер ее связи с другими науками. Учитывая особенности современных этносов, автор считает, что в недалеком будущем этнография станет все больше сближаться с социологией и психологией. Так как пристальное внимание к актуальным проблемам современности превращает этнографию в науку, осуществляющую комплексное изучение всех народов мира, то она становится одной из тех отраслей знания, которые призваны разрабатывать научные основы управления обществом и решения практических задач построения коммунизма.

Среди книг, посвященных проблемам современности, выделяется новизной подхода к изучаемым процессам коллективный труд «Социальное и национальное. Опыт этносо-циологических исследований по материалам Татарской АССР» («Наука», 1973). Это — первая отечественная книга по этносоциоло-гии. На огромном фактическом материале коллектив ученых, возглавляемый доктором исторических наук Ю. В. Арутюняном, рассматривает вопрос, как влияет процесс дальнейшего выравнивания уровней экономического и культурного развития республик на изменение социальной структуры наций? Исследователи сопоставляют данные, характеризующие в масштабах республики два народа — русских и татар. Материал пока-зывет, что основные общественные группы по уровню квалификации и образования почти не имеют различий. Сохраняющиеся особенности в социально-профессиональной структуре татар определены не их национальной спецификой, а главным образом иными, чем у русских, пропорциями в составе городского и сельского населения республики.

Каково соотношение элементов национальной и интернациональной культур в разных социальных группах татар? Авторы приводят интересные факты, которые в итоге говорят о широчайшем распространении интернациональной культуры в разных слоях татарского народа. Однако, усваивая достижения других народов, татары продолжают пользоваться богатством собственной культуры.

Сохраняются ли еще пережитки национальной ограниченности? Как они проявляются, чем обусловлены? Авторы дают ответы и на эти вопросы, анализируют пути преодоления разных типов национальной ограниченности.

Наука и человечество. 1975. Сборник - М.: Знание, 1974.

Похожие Материалы

Поиск