В 1973 г. вышла монография кандидата  биологических наук В. И. Кочетковой «Палеоневрология» (МГУ). Труд на такую тему еще не появлялся ни в нашей стране, ни за рубежом. Преждевременная смерть оборвала работу автора по подготовке книги к печати, и эта работа была закончена  ее коллегами.

Книга посвящена развитию головного мозга человека в процессе антропогенеза. Эта проблема издавна привлекает внимание различных ученых — морфологов, физиологов, психологов, антропологов, общих биологов и ей посвящено немалое количество статей, сборников, монографий. И тем не менее «Палеоневрология» — это не просто еще одна книга об эволюции мозга человека, а исследование, посвященное сравнительно недавно определившемуся, но быстро развивающемуся новому направлению науки о мозге. В первоначальном понимании термина, вошедшего в научный обиход в конце 20-х годов нашего века, палеоневрология рассматривалась как раздел неврологии, посвященный изучению мозга ископаемых животных. Однако ответвление ее от неврологии и превращение в самостоятельное направление особенно отчетливо проявились примерно 15—20 лет назад. Определилось оно не только рамками объекта исследования — мозг ископаемых форм, но и новыми задачами, связанными с более глубоким изучением преобразований структуры и функций центральной нервной системы высших животных в процессе эволюции. Пристальное внимание было обращено на эволюционное развитие новой коры мозга, в особенности у приматов, и тем более у предков современного человека. В последнем случае необходимо было, помимо морфофункцио-нального подхода к изучению мозга ископаемых высших приматов и древних людей использовать комплекс данных из смежных наук — этологии, психологии, первобытной археологии, дающих дополнительную возможность расшифровки функционального значения различных областей и зон коры головного мозга.

В наиболее полной мере попытка разрешить эту задачу и содержится в книге В. И. Кочетковой. Автор предпринял очень смелую попытку проникнуть в сложные тайны эволюционного развития нейропсихических процессов у предков современного человека, относящихся к различным этапам антропогенеза. Для этого изучение преобразований строения поверхности эндокранов (слепков внутренней полости черепа с отпечатавшимися на них мозговыми структурами) ископаемых высших обезьян и людей сочеталось с анализом возможных изменений в функциональных особенностях их центральной нервной системы. В последнем случае путь и темпы формирования новых областей коры были сопоставлены у высших обезьян с развитием их орудийной деятельности, а у ископаемых людей — с такими специфически человеческими формами деятельности, как труд, охота, речевое общение, искусство и т. п.

Раздел книги, посвященный мозгу ископаемых высших приматов, включая людей (го-минид), в подавляющей своей части основан на личных исследованиях В. И. Кочетковой, в которых используются специально разработанные ею оригинальные методы изучения эндокранов. В монографии эта методика подробно описана и убедительно обоснована. Автор очень много внимания уделил вообще методам исследования эндокранов современных и ископаемых форм, их возможностям и степени достоверности получаемых результатов.

Только после такой скрупулезной методической подготовки автор переходит к изло-жению основной части своего исследования — эволюционному преобразованию структуры и деятельности мозга в процессе эволюции человека.

Значительный интерес представляет лаконично и очень четко изложенная общая эволюция мозга позвоночных животных, протекавшая на протяжении более 500 млн. лет. Новая кора мозга появляется только у рептилий, и наиболее быстрое прогрессивное ее развитие происходит у млекопитающих, определяя тем самым основную линию эволюции их головного мозга.

Автор отмечает у млекопитающих два типа рельефа коры мозга — циркулярный и радиальный, определяемые направлением главных борозд. Первый из них присущ всем млекопитающим, кроме приматов (включая людей), которые имеют радиально направленные главные борозды. По этому признаку легко различаются, например, казалось бы, очень внешне похожие по сложности рельефа мозг человека и мозг дельфина.

Эволюция мозга в отряде приматов идет по пути укрупнения полушарий и формирования особого «приматного» расположения на них основных борозд. Эта специфика в рисунке борозд отмечается у довольно древних представителей отряда и достигает высокого уровня сложности у ископаемых и современных человекообразных обезьян, а также у таких двуногих ископаемых приматов, как африканские австралопитеки. Мозг австралопитеков, по мнению автора, мог послужить структурной основой для преобразования его впоследствии в мозг древнейших людей.

В. И. Кочеткова весьма обстоятельно анализирует морфологические особенности мозга австралопитеков и пытается оценить их психофизиологические возможности. Это особенно важно в связи с тем, что многие исследователи относят сейчас этих приматов к людям и приписывают им способность к изготовлению орудий. В качестве последних рассматриваются находимые вместе с австрало-питековыми приматами грубо оббитые гальки разной формы.

Тщательно исследовав эндокраны австралопитеков, а в одном случае даже реконструировав мозг восточноафриканского представителя этой группы ископаемых приматов, В. И. Кочеткова установила, что структурно их мозг почти не отличался от мозга современных человекообразных обезьян. Одновременно она провела анализ и галечных изделий, особенно обратив внимание на их почти полную неизменность в течение длительного периода (1,5 млн. лет) существования австралопитеков, что не свойственно орудиям, сделанным рукой человека. Эти гальки свидетельствуют, что австралопитекам была присуща орудийная деятельность, более высокая, чем у современных антропоидов.

Морфология мозга австралопитеков и уровень развития их орудийной деятельности показывают, по мнению автора, что мышление этих двуногих приматов, по-видимому, не выходило за пределы чувственных его форм, не поднималось выше образов и представлений. Этого было вполне достаточно для приобретения австралопитеками способности подправлять природные предметы, в данном случае гальки.

Однако, как считает В. И. Кочеткова, такую деятельность еще нельзя назвать трудовой, а ее результат — орудиями. Делая такое заключение, автор книги исходит из тех критериев, которые, по К. Марксу, определяют простые элементы труда. Таковыми являются: обрабатываемый предмет, средство обработки этого предмета, т. е. какой-то посредник, и идея будущего орудия, абстрактное представление о конечном результате деятельности.

Морфологический анализ эндокранов австралопитеков показывает, что у них еще не были развиты те зоны коры мозга, которые функционально обеспечивают течение трудового процесса и тесно связаны с наличием абстрактного понятийного мышления.

Первое появление таких областей может быть отмечено только у представителей следующей стадии антропогенеза — древнейших людей, подобных яванским питекантропам или североафриканским атлантропам и другим сходным формам древнейших гоминид.

Главы книги В. И. Кочетковой, посвященные анализу изменчивости и этапам эволюции различных морфофункциональных областей мозга ископаемых людей, привлекают внимание широтой и комплексностью подхода автора к изучаемым явлениям. Анализ преобразования структурных и функциональных систем коры ведется на фоне подробного рассмотрения прогрессивных изменений в технике изготовления орудий труда и культуре древних людей в целом.

Как было сказано ранее, появление зон коры, специфических для человека, отмечается у древнейших людей типа питекантропов. В отличие от эндокранов австралопитеков, характеризующихся гладкой сферической поверхностью, на эндокранах питекантропов привлекает внимание сочетание возвышений в одних участках с западениями в других. Поверхность эндокрана отражает тем самым неравномерное развитие коры, более интенсивный рост одних ее зон по сравнению с другими. Наиболее прогрессивное развитие у ископаемых людей испытывают именно те участки коры мозга в лобной, теменной и височной областях, которые у современного человека связаны с трудовой деятельностью, формированием абстрактных представлений, речевой функцией.

О появлении у древнейших людей абстрактных представлений можно судить и по при-сутствргю у них орудий определенной «закрепленной» формы. «Ручное рубило, — пишет В. И. Кочеткова, —можно рассматривать как документальное свидетельство наличия абстракций у людей шелльской поры». Изготовление таких орудий было тесно связано с абстрактным представлением о конечной форме изделия, с идеальным планом узловых моментов процесса его производства. В данном случае уже можно говорить об орудии, о трудовой деятельности, так как налицо все определяющие ее критерии.

Интерпретируя структуру эндокранов ископаемых людей, относящихся к различным этапам антропогенеза, в совокупности с анализом их материальной культуры, данными психологии, сравнительной и общей неврологии, автор показывает, что дальнейшее развитие этих специфически человеческих, филогенетически наиболее новых областей мозга было главным направлением в эволюции гоминид. Для каждой стадии антропогенеза В. И. Кочеткова отмечает наиболее характерные черты в эволюционном преобразовании мозга, в направлении и темпах этих изменений.

Автору удалось убедительно, на фоне глубоко проанализированного комплекса различных фактических материалов показать взаимосвязь развития мозга человека с совершенствованием его трудовой деятельности и формированием его сознания в процессе антропогенеза, четко нарисовать картину превращения труда из фактора становления человека в основное условие человеческой жизни.

Большое достоинство книги В, И. Кочетковой заключается также и в том, что она основана на диалектическом подходе к проблемам антропогенеза, к пониманию закономерностей этого процесса. Эта монография — большой вклад в науку о человеке, ярко и убедительно свидетельствующий об огромных возможностях палеоневрологического подхода к решению такой сложной проблемы, как эволюция мозга человека, происхождение и развитие его мышления и сознания.

Наука и человечество. 1975. Сборник - М.: Знание, 1974.

Похожие Материалы

Поиск