Изучение языка в его устной форме, особенности его использования в условиях каж-устной речи додневного речевого общения всегда привлекали внимание лингвистов. Отдельные интересные наблюдения над разговорной речью встречаются в работах крупнейших наших языковедов — В. В. Виноградова, Л. В. Щербы, Л. П. Якубинского и других.

Однако до последнего времени не было предпринято целостного исследования этой сферы функционирования языка. Книга «Русская разговорная речь» (М., «Наука», 1973), написанная коллективом сотрудников Института русского языка АН СССР под руководством доктора филологических наук Е. А. Земской, в значительной степени решает задачу систематического изучения закономерностей устного общения.

Эта задача продиктована не только внутренней логикой развития самой науки, т. е. неисследованностью большой и важной области употребления языка. Без изучения устной речи оказалось невозможным найти решение ряда прикладных проблем, таких, как машинный перевод или коммуникативное воздействие. С другой стороны, изучение разговорной речи позволяет наметить и оптимальные пути разработки фундаментальной проблемы взаимоотношения языка и мышления. Разговорная речь, занимая промежуточное положение между внутренней, т. е. «речью про себя», и письменной, т. е. текстом, именно в силу своей спонтанности, неподготовленности открывает широкие возможности для проникновения в механизм связи мысли с формулой ее выражения.

Материалом для анализа в книге послужили магнитофонные записи образцов разговорной речи — монолога, диалога, полилога (всего 325 часов звучания), собранные в самых разнообразных ситуациях повседневного общения — в метро, магазине, на улице, в гостях, на службе и т. д. Информантами были коренные жители Москвы и Ленинграда. В основу исследования положена рабочая гипотеза, согласно которой разговорная речь представляет собой самостоятельную по отношению к литературному языку систему, характеризующуюся специфическим набором единиц, особыми законами их сочетания и функционирования.

Типологическими свойствами этой системы, т. е. общими для всех ее уровней, являются противоборствующие тенденции синкретизма и расчлененности. Синкретизм в плане выражения проявляется, например, в широком распространении бессоюзия, а в плане содержания — в употребительности слов с общим, «местоименным» значением, типа «вещь», «штука», «дело».

Расчлененность в плане выражения — это наличие многочисленных неоднословных номинаций (наименований), синонимичных однословным, типа: Дай «чем писать» (ручка, карандаш, мел...); Возьми «чем укрыться» (одеяло, плед, вообще любой предмет, годный для укрывания). Расчлененность в плане содержания иллюстрируется например, продуктивностью мотивированных обозначений лиц, предметов, процессов: «прочищалка», «открывалка»,  «выбивалка» и т.п.

Взаимодействие этих тенденций прослеживается на всех уровнях языковой структуры.

В разделе «Фонетика» основное внимание уделяется редукции гласных («пажалста» — пожалуйста, «двац» — двадцать, «дыш — дышишь) и их стяжению (птушть — потому что) и выпадению согласных («хоит» — ходит, «скока» — сколько, «ремя» — время). Приводятся также наблюдения над особенностями интонационных конструкций непринужденного устного общения. Предметом морфологического являются различные разговорные реализации форм, главным образом в сфере глагола и прилагательного.

Наиболее широко в труде представлен синтаксис. Авторы описывают функции конструкций, выполняющих роль номинации. (Положи «где вилки», Приходи «когда салют»), функции словоформ, в особенности именительного падежа существительного (А «какая порода» у Вас собака? «Улица Горького» как пройти?), функции указательных местоимений в разговорной речи. Значительное место отводится изучению средств актуализации высказываний, в том числе повторов:

  • Поезд утром — утром кажется;
  • Она этого не хотела — не хотела.

Завершается книга главой о семантике — «Номинация» и приложением, содержащим первое в нашей литературе систематическое описание и классификацию типичных жестов, которые сопровождают русскую ситуативную речь.

Выход в свет этой книги восполняет известный пробел в нашей русистике, да и в отечественном языкознании в целом. Полученные результаты и наблюдения авторов могут быть полезны и в практическом отношении — как основа интенсивного формирования навыков разговорной речи улиц, не владеющих русским языком и приступивших к его изучению.

Наука и человечество. 1975. Сборник - М.: Знание, 1974.

Поиск