Баннер

Индекс материала
Гормональная борьба с насекомыми
Три важнейших гормона
Аналоги ювенильного гормона
Основы применения ювенильного гормона
Связь между дозой и результатом действия
Остаточное действие и токсичность для растений
Об устойчивости к воздействию
Взгляд в будущее
Все страницы

Об устойчивости к воздействию

Мы уже упоминали, что насекомое не будет жизненным, если оно станет устойчивым к своим собственным гормонам, т. е. лишится гормональной регуляции внутренних процессов. И в настоящее время такой устойчивости у них нет. А в будущем? При обычной ситуации насекомые никогда не нуждаются в поступлении гормонов из окружающей среды и, вероятно, против такого поступления у них может еще возникнуть морфологическая и поведенческая защита. Что касается аналогов, здесь уже представляется вполне возможным появление линий насекомых с разрушающими энзимами, которые уничтожат специфические структуры аналогов и оставят нетронутым естественный гормон. В растительном мире тоже пока такая устойчивость не найдена. Борьба с сорняками с помощью гормонов роста растений и их аналогов не привела к гормональной устойчивости растений, хотя эти вещества были введены в посевы еще в сороковых годах текущего столетия. Но селекция происходит в течение поколений, и понятия индивидуальность и генерация у растений и насекомых очень различны. Поэтому никому не известно, сравнимы ли эти два примера. Нужно учесть к тому же, что у растений некоторых видов уже имеются симптомы устойчивости против гербицидов.

nasekomie 6

Степень нарушения окукливания плодовой листовертки, обработанной постоянной дозой вещества, близкого к эпоксидному геранилу, при различном возрасте личинки насекомого.

Опасно ли присутствие гормонов в биосфере?

Вот уже более трех лет мы пытаемся в нашей Вагенингенской лаборатории индуцировать устойчивость колорадского жука к ювениль-ному гормону цекропии. Мы обработали уже двадцать восемь следующих одна за другой генераций, но не обнаружили какой-либо устойчивости. Мы намереваемся продолжить эту работу до тридцати генераций, прежде чем сделать выводы из этих опытов.

С 1950 г. нашей лабораторией изучается значение гормонов насекомых в синхронизации развития по сезонам, в синхронизации отношений между особью-хозяином и особью-паразитом, в полиморфизме («многоформии») фаз развития саранчи, в таком явлении, как две формы самок в пчелиной семье (диморфизм).

Выяснилось, например, что у колорадского жука ювенильный гормон— посредник реакции насекомого на изменение продолжительности дня и ночи; у сосновой пяденицы определенная концентрация экдизона в крови активизирует паразита Bucarcelia rutilla, зимующего под надкрыльями бабочки; у пустынной саранчи от концентрации ювениль-ного гормона зависит развитие единичной или стадной формы насекомого; у медоносной пчелы высокая концентрация ювениль-ного гормона на третий день личиночного развития определяет формирование личинки самки, которая становится маткой, и т. д.

Ясно, что такие важные эколого-физиологические явления могут быть нарушены в широком диапазоне по всей планете, если гормоны насекомых будут присутствовать в биосфере так, как, например, в ней присутствует сейчас ДДТ. Поэтому мы можем только надеяться, что ответственные за это организации не допустят использования в практике ювенильного гормона или его аналогов до тех пор, пока не будет доказано, что их экологический эффект в отношении полезных видов насекомых, особенно для перепончатокрылых-опылителей и для полезных муравьев, не отрицателен.

В будущем главным качеством вновь выпускаемых инсектицидов должна быть их совместимость с гормональными средствами в интегрированной системе борьбы.



Похожие Материалы

Поиск