После февральской буржуазной революции в перенаселенном за годы войны Оренбурге наступили бурные времена. Расширилась политическая борьба между разными партиями, ранее остававшиеся нейтральными, люди выбирали между ними, а внутри партий яснее выявлялись группировки. Большевики и меньшевики в Оренбурге тогда состояли в одной партии. Но борьба между фракциями не прекращалась.

Выйдя из подполья, большевики развернули во всю мощь революционную борьбу. 1 (14) марта 1917 года в редакции «Оренбургского слова» получили известие от П. А. Кобозева о свержении самодержавия. В тот же день начались митинги.

Образовывались самые разные союзы, различные как но социальному, так и национальному составу. Большое количество поляков, военных и гражданских беженцев, вызвало к жизни польский социалистический союз. Собрания его проходили в школе при костеле, в этом же здании собирались литовцы. Объединилась еврейская молодежь, собирались отдельно и казаки-магометане Оренбургского войска. Собрания и съезды происходили всюду, где имелось достаточное помещение или площадка; железнодорожники, например, устраивали свои съезд в Тополевом саду.

В это время имелись и органы буржуазной власти: были комиссары Временного правительства, существовала и городская дума, выборы в которую происходили в ожесточенной борьбе. Избранными в думу оказались и большевики, но возглавлял ее эсер Барановский.

Двоевластие не могло не сказаться на поведении средних обывателей, по-разному воспринимавших слово «свобода». Участились грабежи, бывали самосуды.

В Оренбурге и губернии начали формироваться контрреволюционные силы: образовалась казачья демократическая партия, созданная верхами казачества, активизировались буржуазные националисты.

В начале августа 1917 г. большевики размежевались с меньшевиками. Большевистская группа насчитывала около 70 человек. 10 сентября оформилась самостоятельная большевистская организация, которую возглавлял А. А. Коростелев.

Весть о победе Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде и переходе власти в руки Советов была злобно встречена местной печатью, даже газета кредитных кооперативов «Народное дело» «Южный Урал» 26 октября 1917 г. в передовой статье «Ва-банк» призывала: «Надо надеть на большевиков железный намордник». В адрес большевиков со страниц газет Оренбург сыпались выражения: «Звериная власть», «Кровавый хам» и т. п. О большевиках, только что пришедших к власти, писали как «о врагах России и друзьях Германии», провозглашая лозунг: «Довольно большевистского хамодержавия». Со страниц газет шли призывы: «Большевики должны быть раздавлены беспощадно навсегда».

Наказной атаман Оренбургского казачьего войска Александр Ильич Дутов в приказе № 816 объявил, что принимает на себя всю полноту власти «в силу совершенной недопустимости власти большевиков».

В тот же день губернский комиссар Временного правительства Н. В. Архангельский по договоренности с Дутовым, городским головой правым эсером Барановским, начальником гарнизона и земством решили объявить Оренбург с 27 октября на военном положении с передачей всей военной власти в городе атаману. Архангельский разослал телеграммы по уездам губернии, в которых призывал не останавливаться ни перед какими мерами в пресечении попыток захвата власти.

Во все учреждения Оренбурга были направлены воинские караулы. По улицам разъезжали казачьи патрули. Была разгромлена большевистская газета «Пролетарий», арестован ее редактор А. А. Коростелев, но вскоре выпущен под давлением рабочих. Обращение к населению о переходе Оренбурга на военное положение было опубликовано в местных газетах 28 октября. При этом заявлялось о поддержке Временного правительства, сообщалось, что против данного решения только «большевики, социал-демократы и идущие за ними силы».

Тогда же захватившие власть в городе объявили, что они действуют по поручению «революционного комитета». Так теперь назывался «объединенный» орган власти губернского комиссара Временного правительства Архангельского, Дутова, комитета общественной безопасности и земства.

Несмотря на то, что власть в Оренбурге захватил Дутов, в распоряжении которого имелись значительные военные силы, большевики готовились к вооруженной борьбе за установление Советской власти. Вернувшись 4 (17) ноября со II Всероссийского съезда Советов, С. М. Цвиллинг, назначенный правительственным комиссаром Оренбургской губернии, в тот же день выступил перед солдатами в цирке и на общегородском митинге, где была принята резолюция с требованием передачи власти Оренбургскому Совету.

Возросшее влияние большевиков вызвало тревогу среди дутовцев. В ночь на 7 ноября в Оренбурге ими были арестованы депутаты Совета — большевики А. А. Коростелев, В. И. Мискинов, М. М. Макарова, С. А. Кичигин, И. Г. Лобов и др.

Важнейшим шагом в борьбе за установление власти Советов было заседание Оренбургского Совета рабочих и солдатских депутатов, состоявшееся в ночь с 14 на 15 ноября 1917 г. в Караван-Сарае во главе с С. М. Цвиллингом. В центре внимания была телеграмма В. И. Ленина, призывающая к установлению Советской власти в Оренбургской губернии. На заседании присутствовали полковые, ротные и командные комитеты, всего 125 человек. Собрание было созвано прежде всего для создания Военно-революционного комитета. Соответствующий орган и был учрежден. Тут же им был издан приказ № 1 о переходе всей полноты власти в городе и гарнизоне в его руки.

По распоряжению «Комитета спасения Родины и революции», Дутов оцепил Караван-Сарай милицией, казаками, но ввиду отказа последних в само помещение ввел юнкеров школы прапорщиков. Дутов объявил, что все присутствующие считаются арестованными по приказу войскового правительства.

Второй арест теперь уже всех известных большевиков во главе с С. М. Цвиллингом показал их недостаточную бдительность. Заседание Совета проходило без выставления караула, который мог бы извести их об окружении Караван-Сарая. Совет и большевики теперь уже не могли не сделать выводы о необходимости иметь надежные вооруженные силы, на которые могли бы опереться. И 23 ноября рабочие-железнодорожники Главных мастерских единодушно поддержали предложение большевистского партийного комитета о создании подпольного отряда Красной гвардии, создали для его руководства штаб, начальником которого был избран А. Е. Левашев.

В чем же причины, почему дутовцам удалось сосредоточить власть в городе в своих руках, почему задержалось здесь установление Советской власти? Основная причина заключалась в тактических просчетах местных большевиков. Долгое время находясь в единой социал-демократической организации, они после размежевания с меньшевиками не сумели создать блок Левых сил для борьбы против дутовцев. В городе отсутствовали вооруженные организации рабочих, способные взять власть в случае сопротивления буржуазии.

Дутовцы же, опираясь на казачьи и юнкерские училища, находящиеся в Оренбурге, верхушку казачества, зажиточное крестьянство, имевших относительно большой удельный вес в губернии, местную буржуазию и мусульманских националистов, сумели взять власть.

См. Оренбуржье в годы гражданской войны

Поиск