Развитие образования в губернии в XVIII в., впрочем как и по всей России в это время, шло крайне сложно. Отсутствовала необходимая материальная база, не хватало финансов, учительских кадров, и, пожалуй, самое главное, не было понимания в обществе, в органах управления государством необходимости развития образования.

Однако реальная жизнь все более требовала грамотных, подготовленных людей. Власть, общество вынуждены были отвечать на требования жизни. В 1786 г. был утвержден «Устав народных училищ Российской империи», который предполагал открытие в губернских и уездных городах главных и малых народных училищ. В соответствии с «Уставом народных училищ Российской империи» в конце XVIII века, в 1789 г., в Уфе было открыто главное народное училище, а в Оренбурге, Челябинске, Мензелинске — малые народные училища. По мнению известного оренбургского краеведа В. В. Дорофеева, первоначально народное училище в Оренбурге занимало помещения в здании на территории, где в дальнейшем был построен сегодняшний «Дом учителя». Затем, в 1835 г., оно было переведено в другое здание, расположенное на Николаевской (Советской) улице.

В 1797 г. в связи с перенесением губернского центра из Уфы в Оренбург малое народное училище в Оренбурге было преобразовано в главное народное училище, а главное народное училище в Уфе — в малое народное училище. Первого апреля 1889 г. оренбургское училище отметило столетний юбилей.

В 1917 г. в Оренбурге издана книга [45], где об этой школе сказано так:

«Мы спокойно и равнодушно проходим мимо одноэтажного, обложенного кирпичом, здания училища на. Николаевской улице, а между тем ведь данной маститой и седовласой школе теперь немногим более 125 лет. Эта школа появилась у нас тогда, когда грамотность, псалтирь и четьи-минеи составляли весь курс обучения и когда искусство письма считалось для народа границей, за которой дальнейшие шаги к просвещению считались излишней роскошью».

В конце XVIII века в Оренбургской губернии было одно главное народное училище в городе Оренбурге и три малых народных училища в городах губернии: Уфе, Мензелинске, Бузулуке. В малых народных училищах был определен двухлетний срок обучения, в них преподавались чтение, письмо, катехизис, священная история, начальные правила русской грамматики, первая часть арифметики, чтение книг «О должностях человека и гражданина», «Правила для учащихся».

В главном народном училище дополнительно имелись третий и четвертый классы (последний класс был двухгодичным), в которых изучались русская грамматика, история, география, естественная история, арифметика, геометрия, физика, прибавлялось чтение «Изъяснения Евангелия». В основе обучения лежал принцип наглядности. По «Уставу народных училищ Российской империи» в обязанности главного народного училища входила подготовка учителей для малых народных училищ.

Работа народных училищ проходила в непростых условиях. Занятия велись в приспособленных помещениях. Велик был отсев учащихся, особенно из старших классов главного училища. Материальным оснащением училищ занимались местные власти. Финансовое положение училищ и учительского состава традиционно для России было тяжелым. Состав учеников училищ был достаточно разнороден. Среди учеников были представители разных социальных слоев, что свидетельствует о заинтересованности этих слоев в образовании.

Таблица 1

Социальные группы населения среди учеников народных училищ городов Оренбургской губернии в 1800—1804 гг. [36]

Социальный состав

Учащихся училищ, %.

Оренбургское Уфимское

Мензелинское

Бузулукское

Дети дворян

21.1

21

26

14

офицеров

10

12

8

духовенства

0,3

0,8

8

приказно-сяужитеяей

11

7

4

17

купцов

3,1

8,5

5

0,8

мещан

9

9,5

6

2

солдат

8

17

28

казаков

24

13

крепостных

5

20                    14

34

прочих

6,4

1,5                   4

2

В 1804 г. в России был утвержден новый устав учебных заведений. В соответствии с новым уставом все учебные заведения страны разделялись на четыре разряда: приходские училища (1 год обучения), уездные училища (2 года обучения), губернские училища (иначе — гимназии, 4 года обучения) и университеты. Учебные планы всех четырех разрядов учебных заведений были разработаны так, чтобы приходское училище служило подготовительной ступенью к уездному, уездное к губернскому, а губернское училище к университету. Вместе с тем училище каждого разряда должно было давать законченное образование для тех, кто не имел возможности продолжать его далее.

Для управления учебными заведениями было решено разделить всю территорию России на шесть учебных округов. В каждом округе управление учебными заведениями должны были осуществлять попечитель и местный университет. Гимназии подчинялись университету, уездные училища — директорам гимназий, приходские училища — смотрителям уездных училищ. Территория Оренбургской губернии была отнесена к Казанскому учебному округу. Местом пребывания попечителя Казанского учебного округа был определен город Казань, там же открылся Казанский университет.

В соответствии с вновь утвержденным уставом учебных заведений начальной ступенью образования становились приходские училища. С этого момента в губернии в различных населенных пунктах начинается более активный период открытия начальных школ и прежде всего по программам приходских училищ. Программы приходских училищ предполагали обучение грамоте, первым действиям арифметики, главным началам Закона Божьего и правоучения. Финансирование этих школ возлагалось в основном на местные органы власти.

В 1817 г. статус уездных училищ получили Бузулукское и Мензелинское народные училища, в 1818 г. аналогичный статус получило Уфимское училище. Оренбургское народное училище также было преобразовано в 1822 г. в уездное. Учебный год в уездных училищах длился одиннадцать месяцев. Срок обучения составлял два года в самом училище и год в приготовительном классе. В 1830 г. в пяти уездных училищах губернии обучалось 515 учеников [36].

Широкой известностью в Оренбургской губернии в конце XVIII в. и первой половине XIX в. пользовались гарнизонные школы для обучения детей служащих и отставных солдат, созданные по постановлению правительства от 1797 г. В начале XIX в. эти школы были преобразованы в военно-сиротские отделения, подчиненные военному ведомству, а их воспитанников начали называть кантонистами.

В число воспитанников гарнизонных школ включались солдатские дети с 10-летнего возраста. Военно-сиротские отделения были открыты во всех наиболее крупных, значительных крепостях губернии, таких как Оренбург, Верхнеуральская, Троицкая и т.д. В своей внутренней деятельности они подчинялись комендантам крепостей.

Колоритные детали работы военно-сиротских отделений изложены в работе А. Кривощекова «На Оренбургской пограничной линии» [33]:

«Всем солдатским детям в комендантском управлении велись списки, которые каждый год представляли волостные правления... Кому в данном году исполнилось 10 лет, того требовали в крепость. Для сбора кантонистов отправлялись обыкновенно солдаты по волостям, куда в волостные правления свозили всех вновь зачисленных... Всех новичков распределяли по ротам и взводам, приставляли к ним дядек из воспитателей и старших воспитанников и обучали военным приемам. К этому времени собирались все старые воспитанники, между которыми было немало и 20-летних бородачей. Для всех воспитанников была установлена солдатская форма одежды. .. Все воспитанники получали пищу и одежду от казны...»

Программа обучения военно-сиротских отделений предполагала наряду с военной подготовкой обучение грамоте, началам арифметики, особое внимание уделялось чистописанию. Учителями гарнизонных школ были офицеры, унтер-офицеры и хорошо грамотные рядовые.

«Занятия начинались с 8—9 часов утра, тотчас после завтрака, и продолжались до 12 часов, когда шли на обед; после обеда давался отдых на 2—3 часа, а затем снова занятия. Утром до обеда были классные занятия, после обеда обучали военным артикулам и приемам... Обучение было не таким, как ныне; а сначала проходили азбуку — (аз, буки), потом учили слоги, а затем уже мало-помалу начинали обучать чтению гражданской и церковной печати. Бились долго: трудно было осилить эту учебу, а все-таки в 2—3 года научались кое-как читать...

Сидели в одном классе года по 3—4, а иной вплоть до отправки на службу дальше первого класса не шёл... Задачи решали на грифельных досках и дальше четырех действий не шли. Кто прошёл деление, тот считал, что арифметика им окончена. На чистописание обращалось весьма строгое внимание... Как только поступали в школу, начиналось обучение письму; в первый год писали на песке. У каждого ученика был ящичек... Этот ящичек наполнялся чистым песком, по которому писали пальцем... На песке писали до тех пор, пока не пройдут всю азбуку. На следующий год тех, которые оказывали лучшие успехи, садили за аспидную доску и опять писали буквы... и только на третий или четвертый год допускали к бумаге...

Строгости были большие: секли за каждую шалость. Чуть что не так сделаешь: не выучишь урока, неправильно напишешь, замажешь тетрадь, или не так что сделаешь во фронте — сейчас запишут в штрафной журнал, а каждую субботу расправа... На порку мы смотрели как на привычное занятие и неизбежную принадлежность учения, без чего оно и быть не может. Так проходили дни за днями, и незаметно пролетали 7—8 лет школьной жизни...» [33].

Выпускники-кантонисты рассылались по армейским полкам и военным учреждениям для использования в зависимости от успехов в обучении на должностях писарей, учеников полковых фельдшерских школ, унтер-офицеров, рядовых солдат.

В 1837 г. в Оренбургском батальоне, Троицком и Верхнеуральском полубатальонах и Звериноголовской роте военных кантонистов обучалось 2189 человек [36]. Училища военных кантонистов прекратили свою деятельность около середины XIX столетия.

Состав учителей, работавших в учебных заведениях губернии в XVIII — начале XIX вв., был крайне разнороден по уровню своей общеобразовательной и профессиональной подготовки. Лишь незначительная часть учителей имела университетское образование.

Основная масса педагогов в лучшем случае получила профессиональную подготовку в духовных училищах, семинариях или дополнительных педагогических классах при гимназиях, главных народных училищах. Должности учителей наиболее многочисленных приходских училищ замещали либо выпускники уездных училищ, либо лица, сдавшие экзамены на звание учителя, либо недавние выпускники самих приходских училищ.

В Казани, где находился центр учебного округа, существовал училищный комитет, в обязанности которого входил подбор и подготовка учительских кадров. При Казанском университете и Казанской гимназии работали специальные комиссии, где можно было сдать экзамен на право стать учителем.

Болодурин B.C. История образования в Оренбуржье

Поиск