Реформы 1918г. имели своей целью изменение как формы, так и содержания образования. Стандарт «Единой трудовой школы», состоящей из двух ступеней: 1-я — для детей от 8-ми до 13-ти лет (5-ти летний курс) и 2-я — от 13-ти до 17-ти лет (4-летний курс), просуществовал четыре года.

В 1922г. было признано более целесообразным вести обучение школьников по схеме 4 + 3 + 2. Первые четыре года обучения всех детей обеспечивала школа первой ступени. После окончания дополнительных трех классов ученик получал возможность продолжения обучения либо в школе второй ступени для завершения среднего полного образования, либо в техникуме, где он мог получить среднее образование в сочетании с профессией. Второму варианту в двадцатых годах отдавалась предпочтение. Считалось, что он более соответствует концепции единого трудового непрерывного образования.

Реальная жизнь потребовала внесения дополнений в принятую схему. В сельской местности появились школы особого типа — школы крестьянской молодёжи, в городе — школы фабрично-заводского обучения. Общая продолжительность обучения в них была 7 лет, но учебные планы отличались от планов стандартных школ-семилеток.

В 1929г. срок обучения во втором концентре Наркомпрос увеличил на год. Сложившаяся схема 4 + 3 + 3 обучения в общеобразовательной школе просуществовала несколько следующих десятилетий.

Реформа сроков обучения 1918г. по схеме 5 + 4, требующая изменений в самых многочисленных на тот период начальных школах, практически не была начата в Оренбургской губернии. Причинами этого явились гражданская война в 1918/19 гг., голод 1921/22 гг. Однако последующие изменения сроков обучения как в начальной школе, так и школах повышенного типа, реформы содержания образования на всех уровнях обучения проводились в губернии в соответствии с рекомендациями и приказами Наркомпроса.

В 1918 году при Наркомпросе был создан Государственный ученый совет (ГУС), на который была возложена разработка нового содержания образования. Широко известны программы ГУСа, рекомендованные для внедрения во всех группах (классах) и прежде всего группах начальной школы.

Эксперимент с одновременным введением этих программ во всех группах (с 1-й по 4-ю) проводился в большинстве школ города Оренбурга в 1924/25 учебном году. Все обучение по программам ГУСа было построено на основе освоения комплексных тем. Набор тем был различен для каждого года обучения. Срок изучения тем был связан с изменениями в окружающей среде, знаменательными политическими событиями. Приведем названия некоторых тем: «Охрана здоровья», «Происхождение человека», «Небо и Земля», «Город осенью», «Памятные дни зимой», «Приближение весны», «Весенняя работа на земле», «Домашние животные», «Летние, зимние вакации», «Февральская революция», «1-е мая», «Октябрьская революция» и др. Все учителя по окончании учебного года подготовили подробные отчеты по итогам эксперимента. Программы ГУСа использовались в школах губернии на протяжении всех 20-х и в начале 30-х годов.

20-е — начало 30-х гг. характеризуются поисками «идеальных, сверхэффективных» методик для всех уровней обучения, экспериментами по выяснению объективных причин успешности обучения и воспитания личности. Все новые «модные» веяния в педагогике, педологии, методике, характерные для центра России, нашли свое преломление в работе оренбургских педагогов.

В 1925—1930 гг. в оренбургских городских и сельских школах второй ступени активно внедрялся лабораторный метод. В тот период считалось, что этот метод наиболее прогрессивен и современен. Он рекомендовался для всех дисциплин, за исключением родного языка, математики и иностранного языка. Практиковалось сочетание лабораторного метода с деловыми экскурсиями, например, в физике -— «Построение курса теплоты на материале экскурсии на металлургический завод», губоно отмечало активную работу по использованию лабораторного метода Орской, Соль-Илецкой и Каширинской школ второй ступени.

Известные метод проектов, дальтон-план, бригадная организация труда учащихся — все эти нововведения также нашли свое отражение в практике работы оренбургских школ двадцатых и тридцатых годов.

С 27 декабря 1927г. по 4 января 1928г. в Москве прошел Всесоюзный педологический съезд. На съезде с программным докладом «О применении марксистского метода к главным вопросам педологии» выступил Бухарин. Содоклад сделала Н. К, Крупская. Педология рассматривалась на съезде как наиболее эффективный и объективный инструмент воспитания подрастающего поколения. Методы педологии активно внедрялись в школьную практику.

Составление специальных, очень объемных, школьных характеристик или педолограмм на каждого из учеников стало после съезда одной из обязанностей учителя. Прекратилась эта работа только после появления Постановления ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936г. «О педологических извращениях в системе Наркомпросов» и признания в связи с этим педологии лженаукой. Курсы педологии были немедленно изъяты из программы школы, педагогических учебных заведений. Кафедры педагогики и педологии срочно переименованы в кафедры педагогики.

В 30-х годах все основные педагогические, методологические и методические проблемы школы решались на уровне постановлений ЦК ВКП(б). Особое значение для школы имели постановления «О начальной и средней школе» (1931), «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» (1932) и «Об учебниках для начальной и средней школы» (1933), во многом восстановившие в школе традиции русской дореволюционной школы, основанные на стабильности учебных планов, программ, учебников, признании главной роли в школе учителя и его урока. В школу вновь были возвращены проверочные переводные испытания, контроль за качеством обучения со стороны вышестоящих органов управления образованием.

В условиях огромного роста числа новых школ, многократного увеличения учительских коллективов, в первую очередь за счет молодежи с недостаточной общей и специальной подготовкой, принятые постановления, регламентирующие организацию школьного дела, были в большей степени полезны. Они способствовали созданию учебного процесса в оренбургских школах в тридцатые годы, близкого к общероссийскому. В то же время излишняя стандартизация процесса обучения, без учета местных условий, вела к определенному догматизму, застою, ослаблению инициативы учительских коллективов.

Приказы Наркомпроса, аналогичные приказу № 74, приведенному в приложении 25, резко ограничивали возможности управления учебно-воспитательным процессом на уровне администрации школы. Именно в эти годы появились социалистические обязательства учебных заведений по повышению успеваемости, устранению второгодничества. Активно начали внедряться индивидуальные обязательства учителей по качеству работы, одним из главных критериев которого стала успеваемость учащихся, отсутствие второгодников.

При наличии слабой материальной базы большинства учебных заведений в 30-е годы, недостаточной квалификации учительства, отсутствии у большинства учителей длительного педагогического опыта, требования властей быстрого обеспечения высокого уровня качества обучения, объективно вело к завышению учебных результатов, ослабляло положительный эффект от принятых центром решений.

Болодурин B.C. История образования в Оренбуржье

Похожие Материалы

Поиск