Индекс материала
Особенности миротворческих операций СНГ и России
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

В связи с рассматриваемым вопросом о вооруженных конфликтах уместно обратиться к результатам состоявшейся в марте 1998 г. конференции "Проблемы миротворчества на рубеже XXI века", организованной "Российским общестивенно-политическим центром" совместно с Национальным оборонным колледжем Швеции, Канадским международным миротворческим центром и отделом прессы НАТО. В конференции приняли участие представители государственных органов (военные, дипломаты) и независимые специалисты из исследовательских центров России, США, Швеции, Дании, и ряда других стран.

Целью конференции было изучение международно-правовой базы миротворчества, анализ операций последнего времени, поиск путей улучшения подготовки привлекаемых войск, совершенствование военно-гражданского сотрудничества в ходе проведения операций.

Все участники конференции признали тот факт, что на сегодняшний день отсутствует полноценная международная и национально-правова база для подготовки и проведения миротворческих операций.

Имеют пробелы и национальные законодательства государств, участвующих в миротворческой деятельности. Наиболее продвинутыми в этой области являются страны, имеющие большой опыт участия в операциях ООН. Хуже дело обстоит в России и ряде других государств

В этой связи участники конференции с российской стороны предлагали согласовать терминологию миротворчества, а также разработать рамочную конвенцию, создающую общую правовую базу для действий миротворцев.

Практически все участники конференции согласны с тезисом, что сегодня ООН неспособна полноценно выполнять свои функции, связанные с миротворческими операциями. Во многом это связано с тем, что с момента своего создания (за которым очень быстро последовало распад мира на два противостоящих лагеря) эта организация осуществляла, как правило, лишь такие операции, с проведением которых были согласны все участники конфликта. Подобные действия предусмотрены Главой VI Устава ООН. И только в 90-е гг. наиболее актуальными стали действия по принуждению к миру (статья VII Устава) ООН не имеет соответствующих руководящих институтов, средств, опыта и практически всегда передавала мандат на проведение силовых операций региональным и континентальным организациям.

Необходимость повышения их роли в деле миротворчества сомнению не подвергается. Вместе с тем многие государства мира, в том числе и Россия, высказывают беспокойство по поводу того, что в некоторых случаях может быть потерян политический контроль за действиями региональных организаций со стороны ООН и СБ.

Другая проблема состоит в том, что Запад с недоверием смотрит на миротворческие усилия России и СНГ. Несмотря на то, что благодаря вмешательству России удалось предотвратить эскалацию ряда конфликтов на территории бывшего СССР, западные эксперты по-прежнему усматривает в ее действиях стремление к гегемонии. На уровне политических решений это выражается, в частности, в отказе ООН предоставить СНГ мандат на проведение миротворческих операций.

Тенденциозность такого подхода хорошо заметна на фоне операций НАТО, которая, действуя в соответствии с мандатом ООН в Боснии и Герцеговине, предпочитала принимать решения исходя из своих интересов, находясь на грани превышения или даже превышая в некоторых ситуациях предоставленные ООН полномочия. В полной мере это произошло в связи с событиями вокруг СРЮ в 1999 г. Заметим, однако, что выдвижение НАТО на первые роли в миротворческих операциях закономерно, поскольку только эта организация (или ее члены по отдельности) сегодня располагает необходимыми ресурсами для оперативных и решительных действий в различных регионах. Это отмечали даже те эксперты, которые не согласны с передачей НАТО миротворческих функций ООН.

Дело, однако, не только в ресурсах. Основываясь на свойственном Западу системном подходе, ведущие государства - члены НАТО сумели в начале 90-х гг. разработать и претворить в жизнь концепцию участия в миротворческих операциях, учитывающую как потребности значительной части мирового сообщества, так и их собственные интересы.

Однако с самого начал проявляться двойной стандарт в подходе Запада к проведению миротворческих операций.

Было отмечено, что страны Запада принимают серьезное участие в урегулировании только тех конфликтов, которые в случае обострения могут стать для них опасными. За последние годы в Африке имели место проявления геноцида, по сравнению с которыми преступления, совершенные в Боснии или в Косово, представляются (естественно, в количественном отношении) не столь значительными. Тем не менее, урегулировать эти конфликты предлагалось ОАЕ, не имеющей необходимых для этого ресурсов.

Это говорит о том, что миротворческие операции в значительной степени представляют собой механизм осуществления прежде всего политики конкретных государств.

Естественно, что Россия, занимаясь урегулированием конфликтов на постсоветском пространстве, так же в определенной мере заботится о своих интересах. Важно, однако, заметить, что длительное время процесс осуществления миротворчества в России носил ведомственный характер, что особенно ярко проявилось на Кавказе. Это положение исправляется, но недостаточно быстро. Гак. многие российские эксперты высказываются за финансирование миротворческих операций вне рамок бюджета Министерства обороны.

К началу 1997 г. расходы на содержание специального воинского контингента в составе Вооруженных сил РФ, участвующего в поддержании и восстановлении международного мира и безопасности в Абхазии, Молдавии, Таджикистане, Южной Осетии и Боснии и Герцеговине составили 512,4 миллиарда рублей. Однако, как и в прежние годы, эти средства в бюджете страны не были предусмотрены. Начиная с 1992 г. Министерство обороны РФ вынуждено ежегодно оплачивать все увеличивающиеся расходы на миротворческую деятельность за счет средств, выделяемых на текущее содержание Вооруженных сил (58)



Поиск