В последние годы прошлого века новейшая история нашей страны давалась однозначная, получив в ряде исторических работ название "эпоха застоя". Кризис, бесспорно, существовал, что доказывает падение всей  социалистической системы. Но оно произошло несколько позже, на другом историческом отрезке. А переходный период 1965–1985 гг. развитого социализма, развивающегося на своей собственной основе, имел свою динамику экономического роста и возможности к ее увеличению, не оставаясь в течение 20 лет на одном уровне. Разумеется, не только поднималась, но и падала, что свойственно всей мировой экономике. Произведенный национальный доход в СССР по официальным данным в 1965 г. равнялся 6,5%, в 1970 г. – 7,8%, в 1975 г. – 5,7%, в 1980 г. – 4,3 %, в 1980 г. – 3,2%; по альтернативным – 4,8%, 5,0%, 3,1%, 2,2% и 1,8% соответственно.

В чем же причина таких цифровых различий в оценке этого времени, а, следовательно, противоречий в экономике в Советском Союзе? Источник их, на мой взгляд, следующий: при всем многообразии исторических этапов, которые прошло советское народное хозяйство с конца 20 годов, все они имели главную общую черту развития, при которой развитие производительных сил в СССР было определено экономическим процессом строительства государства индустриализацией. Это, пожалуй, единственная экономическая программа в советской истории, доведенная до логического конца. Но не сумевшая трансформироваться в иные экономические формы развития, в то же время как весь остальной мир переходил на наукоемкие сберегающие технологии. Все это, естественно, отражалось на социальной структуре общества, оставляя его доминирующим сословием рабочий класс.

 Тем самым наше общество отличалось от всего остального мира до конца истории СССР. Хотя стремление к построению бесклассового государства были, в Конституции 1977 г. имелось соответствующее положение.

Индустриализация явилась причиной масштабной урбанизации, ибо ни одно государство во всей истории не совершало такого экономического рывка за столь короткий промежуток времени. В 1981 г. городское население СССР составляло 63,4%. Тяжелым ручным трудом в промышленности было занято 40% работающих, в строительстве – 60%, в сельском хозяйстве – 70%. Процент вытеснения ручного труда в 1975–1982 гг. равнялся 0,7. Цифры ужасающие, но если взять только одну объективную причину таких показателей, то все выглядит вполне закономерно. Потеря огромных людских ресурсов во второй мировой войне. Беспрецедентное восстановление экономики за 20 лет без помощи извне, первенство в космосе, достижение паритета, колоссальный оборонный потенциал на базе высочайших наукоемких технологий. В условиях противостояния двух систем. Против экономики США, единственной, имевшей рост своих показателей в 1939–1945 гг. Поэтому это вполне весомый аргумент вынужденного дисбаланса нашего народного хозяйства.

Задача экономического сбалансирования, т.е. выравнивания роста производства и средств производства всегда была на повестке дня СССР. Путем увеличения производительности труда прежде всего в промышленности.  В 1965 г. по официальной статистике она равнялась 72%, по альтернативной – 36%. Почему же заложенные реформой 1965 г. экономические успехи сошли на нет? Здесь причины скорее психологические, чем экономические. Из стенографического отчета XXII съезда видно, что правящая элита хотела стабильности и покоя: "Нам нужна политика, чтобы улучшить дела ничего не меняя"[1]. Того же желало и общество, пережившее сталинизм и бесконечные, часто исключающие друг друга хрущевские преобразования. Юридическим документом, закрепившим данный политический курс стала Конституция 1977 г. – "Конституция построения в СССР развитого социолистического общества, где главным проводником социалистических идей объявлялась новая историческая общность людей – советский народ в лице избираемых советов всех уровней, а главной направляющей силой, ядром всей политической системы – Коммунистическая Партия Советского Союза (ст. 6 Конституции). Советы должны были стать тем демократическим институтом, обеспечивающим народоуправление. И они были созданы повсеместно. Высшим органом СССР формально являлся двухпалатный Верховный Совет. Таким образом, на мой взгляд, уже в самой Конституции было заложено основное противоречие советской системы того времени – двоевластие в государстве. С одной стороны, всевластие Советов, не имеющих власти, а с другой – всевластие партии, пользующейся этой властью. Разделительный механизм разграничения полномочий между полимтическими субъектами отсутствовал, что делало невозможным выполнение ряда задач переходного периода, заложенных в Конституции 1977 г.:

  • создание материально-технической базы коммунизма;
  • совершенствование социалистических отношений в коммунистические;
  • воспитание человека коммунистического общества.

По материалам XIX Всесоюзной партконференции чуть ли не треть взрослого населения страны была отстранена от решения государственных дел к концу 70-х – началу 80-х годов. Система общественно-политических организаций работала формально несмотря на многочисленность. В 1973 г. численность профсоюзов была 98 млн. человек, комсомола – более 28 млн. и не способствовала решению повседневных проблем простого советского человека. Но это также не означает, что руководство страны не осуществляло мероприятий по поднятию жизненного уровня людей. Из письма рабочей семьи г. Глухова. Семья из трех работающих: зарплата этой семьи с 1965 по 1976 г. выросла вдвое. В 1965 г. она равнялась 2225 руб., в 1976 г. сумма ее – 5125 руб.[2]  Статистическая справка потребления продуктов на душу населения в год в кг в г. Глухове:

1966 г. 1976 г.
Мясо, мясопродукты 59,7 83,9
Масломолочные продукты 299 379
Яйца в штуках 239 287
Сахар 37,9 37,1
Рыба, рыбопродукты 18,5 25,2
Масло растительное 7,0 7,3
Картофель 119,7 112,5
Овощи 71,1 91,5
Фрукты 35,0 34,2
Хлебопродукты, мука, крупы 123,6 106,1

Если даже взять цену 3-4 рубля за кг продукции, хотя в те годы они были значительно ниже, то корзина прожиточного минимума, как бы мы сейчас сказали, была дешевой, что видно без точного подсчета. Человек в СССР жил сыто в эпоху развитого социализма, а дефицит проуктов питания в те годы не был системным. Добавить сюда бесплатное образование и медицину. Вот и выйдет, что жизнь советского среднестатистического человека была на достаточно высоком уровне.

Из всего вышеизложенного можно сделать только один вывод, что никогда в своей истории человечество не знало столь парадоксального государства, совершившего экономический и образовательный рывок в своем развитии. В Оренбургской области в 1979 г. 87 % населения имело высшее образования. Государство, которое так и не смогло перестроиться, исчерпав первичные установки экономического развития в русле общемировых тенденций так и оставшись стоять особняком на протяжении всей своей истории, достигнув небывалого военного могущества, создав экономическую и политическую модель развития, не позволявшую своим гражданам управлять собственным государством, но в то же время обеспечив им безопасность и безбедное существование (в 1965–1985 гг.). Оставаясь государством великих достижений во всех без исключения сферах жизнедеятельности. И еще больших неиспользованных возможностей.

Сноски

[1] Стенографический отчет XXII съезда КПСС. М., 1986. С. 24.
[2] Вопросы истории КПСС, 1976, № 5, с. 18

Поиск