Индекс материала
Предпосылки и основные причины распада социалистического лагеря
Венгрия
Польша
Чехословакия
Болгария
Румыния и Албания
Югославия
Комплекс политических, экономических и социальных причин
Все страницы

Проблема предпосылок и конкретно-исторических причин краха в восточноевропейских странах тоталитарной коммунистической системы, несомненно, нуждается в тщательном изучении и осмыслении. Ясно, что предпосылки и причины в этом контексте – не одно и то же. К примеру, длительное пребывание в Восточной Европе вооруженных группировок Советского Союза «сыграло роль своеобразного негативного психологического раздражителя для народов этого региона, явилось немаловажной предпосылкой антикоммунистических революционных событий 1989-1990 гг.» [16].

Но к непосредственным конкретно-историческим причинам указанных событий факт пребывания в 1989 г. советских войск в Венгрии, ГДР, Польше и ЧССР отнести нельзя. Они находились в местах постоянной дислокации и не запятнали себя акциями силового подавления народных выступлений против коммунистических властей, хотя опосредованно это невмешательство воздействие на рассматриваемые события оказало.

Итак, на рубеже  1980–1990-х годов в международных отношениях произошли глубокие перемены. Развал мировой системы социализма означал прекращение идейно-политической и военной конфронтации между Востоком и Западом. «Холодная война» осталась в прошлом. Началось формирование нового мирового порядка. Изменилась политическая карта мира. В Европе появилось 14 новых независимых государств, образовавшихся вследствие распада СССР, Югославии и Чехословакии. Все они были признаны мировым сообществом и приняты в ООН. Крупнейшей европейской державой стала объединенная Германия. Произошел передел сфер геополитического влияния. Россия потеряла контроль над Восточной Европой, которой прежде обладал СССР. Ее войска были выведены с территории этих стран. Россия утратила положение «сверхдержавы».

Чем же были вызваны эти события? По мнению многих исследователей перемены здесь назревали давно. Система государственного социализма, которая и в предыдущие годы давала сбои (достаточно вспомнить кризисы 1956 года в Венгрии, 1968 года в Чехословакии, 1956, 1970 и 1980 годов в Польше), во многих своих аспектах исчерпала себя: это и неповоротливая социально-экономическая структура, наметившееся серьезное технологическое отставание от ведущих стран Запада, отсутствие подлинной политической свободы и демократии. Население восточноевропейских стран в массе своей действительно желало перемен, надеясь приблизиться к жизненным стандартам развитых стран.


Венгрия

В течение предыдущих десятилетий руководством некоторых восточноевропейских стран неоднократно предпринимались попытки реформировать систему «реального социализма». Наиболее удачным примером в этом смысле являлся опыт Венгрии. К концу 80-х годов эта страна существенно продвинулась на пути либерализации экономики. Рыночные принципы внедрялись в области мелкого и среднего производства, сфере услуг и торговле. В 1987 году большинство цен уже не регулировалось административно. Население постепенно адаптировалось к правилам рынка [17]. В то же время накапливались и проблемы. Государственный промышленный сектор сохранял свою неповоротливость, здесь оказались более живучи идеи жесткого планирования, преимущества крупного хозяйства.

Рубежное значение для политического и социально-экономического развития Венгрии приобрела партийная конференция, прошедшая в мае 1988 г. После нее начался процесс обновления высшего партийного руководства и формирование фракций в ВСРП. Новым генеральным секретарем партии стал представитель центристов Карой Грос. При активной поддержке «отца» реформы 60-х гг. Р. Ньерша премьер-министр М. Немет начал наиболее радикальные преобразования по внедрению рыночных отношений. Еще до ликвидации коммунистического режима его правительству удалось создать негосударственную фондовую биржу, начать тотальную либерализацию ценообразования, ввести конвертируемость национальной валюты. Была ужесточена политика в отношении нерентабельных государственных предприятий, проведена налоговая реформа, фактически легализован весь «теневой» сектор экономики. Несмотря на рост цен и развитие инфляционных процессов, правительство пошло на самые непопулярные меры – ограничение социальных субсидий, сокращение многих целевых бюджетных программ. Тем самым «еще при формальном сохранении коммунистического режима в Венгрии началась «шоковая» экономическая реформа» [18].

В политической области также наблюдалось движение в сторону идеологического плюрализма и расширения демократических свобод. В явочном порядке началось формирование политических партий и организаций. В 1987 году был основан Венгерский демократический форум – широкое политическое движение, оппозиционное коммунистическому руководству.


Польша

В Польше также были предприняты реформы в 80-е годы, которые привели к определенной экономической либерализации. Как отмечают специалисты ИМЭПИ РАН, «в рамках "улучшения", "реформирования" социализма в Польше с 1982 г. были предприняты попытки проведения ограниченной экономической реформы. Они были направлены на расширение самостоятельности хозяйственных субъектов; модификацию традиционной системы централизованного планирования путем частичной замены директивных показателей оперативными программами и государственными заказами; на либерализацию внутренних цен; определенное смягчение режима функционирования мелких иностранных инвестиций и др» [19]. К концу 80-х годов постепенно были либерализованы цены, в 1987–89 годах была создана сеть коммерческих банков. Предприятия получили большую самостоятельность. Однако, реформаторская деятельность была недостаточно всеобъемлющей, по мнению польского экономиста Гжегожа Колодко [20], а население в свою очередь проявляло нетерпение.

«В течение всего периода 80-х гг. Польша находилась в состоянии перманентного внутриполитического кризиса, вызванного решительной борьбой профсоюза «Солидарность» за изменение политической системы в стране», – отмечает А. А. Маслов [21]. В конце 80-х гг. в Польше развернулась всеобщая забастовка рабочих кораблестроительных заводов, вызвавшая массовые аресты среди руководителей профсоюзного движения, и в особенности независимого профсоюза «Солидарность». С 1988 г. участились акции протеста, основным лейтмотивом которых было требование легализовать профобъединение «Солидарность» во главе с Л. Валенсой. Одновременно более жесткую позицию заняло и руководство официальных профсоюзов. Исполком Всепольского соглашения профсоюзов даже обратился в сейм с заявлением о вотуме недоверия правительству Месснера. В самой Польской объединенной рабочей партии усиливалось крыло, выступающее за реформы в стране.


Чехословакия

Попытка серьезного реформирования экономики и общества имела место в Чехословакии в 1968 году. Реформаторское крыло КПЧ предлагало отказаться от административно-командной системы в экономике и перейти к использованию рыночных отношений. В политической области предлагалось развитие механизмов политической демократии, а также звучали предложения обновить компартию на новой демократической основе. Но этим начинаниям не суждено было сбыться, поскольку 21 августа 1968 года в Чехословакию вошли войска стран – участниц Варшавского Договора, и демократические преобразования были свернуты. Однако оппозиционное движение в разных формах развертывалось с 1969 по 1989 г. Как отмечает З. Н. Ненашева, «оно прошло путь от разрозненных групп, не имевших общественной поддержки, через "Хартию 77", когда моральный протест превращался в фактор политики, независимых инициатив второй половины 1980-х, исповедовавших принцип "неполитической политики", к созданию мощной структуры Гражданского форума и Общественности против насилия. Оно испытало на себе все способы преследования свободомыслия, пережило судебные процессы, тюрьмы и диссидентство, выдержало прессинг государственной машины подавления» [22]. Недовольство населения вызывало отсутствие демократии, гласности, неспособность общества контролировать коммунистическую партию, облеченную значительной властью в стране.

Несмотря на то, что в середине 80-х годов социально-экономическая ситуация в Чехословакии была более благополучной по сравнению с другими восточноевропейскими странами (удалось достигнуть довольно высокого уровня жизни, успехов добились в сельском хозяйстве, в машиностроении, обрабатывающей промышленности), здесь также накапливались негативные тенденции. Так и не была осуществлена модернизация машиностроения, сказывалась нерациональность использования трудовых и материальных ресурсов, организации труда. Например, в стране выпускалось до 80% мировой номенклатуры машиностроительной продукции, что было очень много для такой маленькой страны. Назревала необходимость глубокой структурной перестройки экономики.


Болгария

Особенно застойные черты проявились в Болгарии, где фактически оформился авторитарный режим Т. Живкова, не приемлющего никакой критики в свой адрес. Наблюдался застой и в общественных отношениях, и в экономике. По сравнению с другими европейскими странами социалистического содружества, Болгария и политически, и экономически была наиболее тесно связана с СССР. В период с 1973 по 1985 гг. страна ежегодно получала от СССР помощь в размере 400 млн. рублей для поддержания сельского хозяйства, а болгарские товары, отнюдь не самого высокого качества, находили надежный сбыт на советском рынке. Во второй половине 80-х гг. стало ясно, насколько не выгодны для СССР такие экономические отношения. Болгарская экономика вошла в полосу кризиса.

Вызревающий социально-экономический кризис был осложнен национальной проблемой тюркоязычного населения, в отношении которого власти проводили ассимиляторскую политику в 80-е годы. Граждан, носивших арабско-тюрские имена и фамилии, заставляли менять на болгарские, им запрещалось пользоваться турецким языком в быту. Под бульдозер пошли даже мусульманские кладбища. В отношении тюркоязычного населения принимались различного рода репрессии, вплоть до заключения в тюрьмы и высылки из страны. Результатом ущемления прав мусульманского населения стали мощные манифестации в мае 1989 года, а летом из Болгарии в Турцию двинулся мощный поток беженцев, многие не находили приюта на чужбине и были вынуждены возвращаться обратно.

Назревал кризис и в болгарском руководстве. Многие члены ЦК БКП были недовольны политикой Т. Живкова, его авторитарным стилем управления. В 1988-1989 гг. в стране возникли различные оппозиционные движения.


Румыния и Албания

Еще хуже дело обстояло в Румынии, где существовала диктатура одиозного лидера компартии Николае Чаушеску, державшего в страхе всю страну при помощи разветвленной системы спецслужб. Сама экономическая ситуация в результате серьезных просчетов румынского руководства оставалась плачевной: уровень жизни был низким, отмечалась острая нехватка и дороговизна товаров народного потребления, топлива, в том числе и для бытовых нужд. Партийная линия в области экономического развития основывалась на устаревших догмах о форсированной индустриализации и хозяйственной автаркии. Обострилась и национальная проблема, связанная с положением венгерского меньшинства, проживавшего на северо-западе страны, в исторической области Трансильвания.

Ситуацию в Албании в 80-е годы также нельзя было назвать благополучной. После смерти многолетнего лидера Э. Ходжи страна с трудом преодолевала наследие авторитарного прошлого. Албания оставалась едва ли не самой бедной страной социалистического лагеря в Восточной Европе. Неблагоприятным образом сказалась командно-административная система управления, перекосы в сельскохозяйственной политике, направленной на ограничение индивидуальной деятельности, и внешняя изоляция от остального мира. Албания фактически не имела опыта политической демократии и функционирования многопартийной системы. Поэтому проведение реформ зависело в первую очередь от доброй воли правящей коммунистической Албанской партии труда.


Югославия

Центробежные тенденции неудержимо нарастали в Югославии. Первые признаки будущего распада Югославии на отдельные республики появились в этом федеративном государстве после «сужения сферы компетенции федерации в результате принятия новой Конституции 1974 г., предоставившей республикам большую самостоятельность» [23], и усилились сразу же после смерти в 1980 г. общепризнанного лидера страны Иосипа Броз Тито. Своим авторитетом и тонкой политикой ему удавалось сглаживать противоречия между хорватами, сербами, боснийцами, македонцами, словенцами, косовскими албанцами и другими этническими группами этой многонациональной страны. Теперь же попытки контроля со стороны Союза коммунистов Югославии (СКЮ) за проведением общей политики начали рассматриваться как вмешательство во внутренние дела республик и краев. Национализм в Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговине, а в Косово – исламский фундаментализм – стали почти государственными идеологиями. К концу 80-х годов в Хорватии и Словении четко определились тенденции к отказу от югославской идеи как основы совместной жизни. Выдвигался тезис о полном отказе от совместного славянского прошлого. Показательно в этом смысле высказывание экс-президента Боснии и Герцеговины А. Изетбеговича о том, что он жаждет, чтобы ислам одержал победу: «Для меня главное, чтобы наше независимое государство было исламским» [24].

Одной из главных причин распада СФРЮ изначально являлось значительное экономическое и культурное неравенство между республиками. Постепенно он усиливался: вырвались вперед Словения и Хорватия. Между тем экономическая ситуация в самой федерации ухудшалась. Вырос внешний долг, проблемой стала инфляция, огромная безработица, вынужденная эмиграция. Проблемы во многом были вызваны кризисом децентрализованной экономической системой Югославии, не последнюю роль сыграло ухудшение конъюнктуры мирового рынка, с которым эта страна была сильнее связана, по сравнению с остальными странами Центральной и Восточной Европы.

По мере углубления экономического кризиса в отдельных республиках стало наблюдаться стремление спасаться поодиночке. Все чаще звучали речи «о несовместимости экономических интересов субъектов федерации» [25], усиливалась этно-конфессиональная нетерпимость. Страна неудержимо двигалась к своему распаду. Антифедералистские настроения в первую очередь были распространены в промышленно развитых республиках Словении и Хорватии, которые рассматривали федерацию в качестве тяжелой обузы.

Ситуацию на Балканах усложнил и произошедший в Европе распад мировой социалистической системы стран Восточной Европы, ознаменовавший собой переход в новую эпоху, совпавший по времени с приближением нового тысячелетия.


Комплекс политических, экономических и социальных причин

Итак, перемены назрели практически во всех странах социалистического лагеря. К ним привел целый комплекс политических, экономических и социальных причин. В отдельных странах, таких как Венгрия, в течение предыдущего периода уже были накоплены изменения в общественной жизни, которые вели к качественно новому этапу в развитии. В других, более отсталых странах, перемены диктовались серьезными противоречиями в общественной жизни.

Главная причина начала перемен в Центральной и Восточной Европе заключалась в том, что прежняя административно-командная система, которая вначале имела некоторые успехи главным образом за счет огромного перенапряжения сил, мобилизации ресурсов, к концу 80-х годов исчерпала себя и превратилась в тормоз на пути дальнейшего развития.

Восточноевропейские страны столкнулись с проблемой обслуживания внешнего долга, объем которого за период с 1972 по 1989 г. вырос с 8 до 85 млрд долл. Дефицит платежного баланса удавалось ликвидировать лишь за счет сокращения производственного инвестирования и снижения уровня потребления. Это не только порождало социальную напряженность, но и препятствовало модернизации наиболее рентабельных отраслей, способных обеспечить в перспективе выплату долгов. А провал экономических реформ «рыночного социализма» эпохи перестройки «подвел черту под существованием социализма как мировой общественной системы» [26].

Большую роль в начавшихся в 1989 году событиях сыграл и внешний фактор – позиция советского руководства в лице генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева по отношению к социалистическим странам, которое провозгласило отказ от прежней внешнеполитической доктрины, которая оформилась в годы брежневского руководства. Суть ее сводилась к коллективной ответственности стран Варшавского блока за судьбу социализма, что давало возможность Советскому Союзу беспрепятственно вмешиваться во внутренние дела восточноевропейских стран. Советское руководство во главе с М. С. Горбачевым недвусмысленно дало понять, что отказывается от прежних патерналистских отношений и далее собирается придерживаться принципа невмешательства во внутренние дела этих государств. Оно искренне надеялось на построение нового типа отношений между социалистическими странами на принципах равноправия и сотрудничества. Но самоустранение Советского Союза от вмешательства в дела стран Центральной и Восточной Европы и ослабление сотрудничества с ними подстегнуло волну демократических революций 1989 года. Вот, что пишет по этому поводу В. А. Медведев, бывший в то время заведующим отделом ЦК КПСС, отвечавшим за связи с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран: «Горбачевский новый курс открыл шлагбаум для перемен в других странах. Главное препятствие – охранительно-консервативная позиция Советского Союза – было устранено» [27].

Ю. С. Новопашин в работе «Восточноевропейские революции 1989 г.: проблемы изучения» отмечает, что гарантированное невмешательство СССР «явилось необходимым условием победы революций, хотя М.С. Горбачев и его соратники преследовали явно другую цель. Ведь именно такая позиция СССР коренным образом изменила соотношение сил в странах региона, радикализировала антикоммунистическую оппозицию и придала массовому протесту весомость решающего фактора» [28].

В свою очередь, страны Запада, в первую очередь США, напротив усилили свое внимание к ситуации в странах Центральной и Восточной Европы. Еще в 1984 году по решению американского конгресса был учрежден Национальный фонд в поддержку демократии, в задачу которого входило всячески содействовать распространению принципов западной демократии в данном регионе, что, в свою очередь, рассматривалось как средство вытеснения советского влияния. Администрация США поручила фонду работать над созданием в восточноевропейских странах различных оппозиционных структур: политических партий, свободных профсоюзов, неформальных группировок. В 1986 году заместитель госсекретаря Дж. Уайтхед предпринял турне, в ходе которого он посетил все государства-члены ОВД. Во время поездки представитель США прямо заявил руководству восточноевропейских стран, что предоставление экономической и финансовой помощи зависит от степени приближения этих государств к американским ценностям и образу жизни [29].

М.А. Усиевич, специалист ИМЭПИ РАН, занимающаяся проблемами развития Венгрии после 1989 года, утверждает, что ФРГ и США оказывали финансовую поддержку таким оппозиционным движениям в Венгрии, как Венгерский демократический форум и партия либерального толка Союз свободных демократов. Она отметила следующее: «Посол США в Венгрии М. Пальмер был в конце 80-х годов весьма активной политической фигурой в Будапеште, прямым участником внутренней политической жизни» [30]. По сути, речь шла об активизации деятельности, имевшей целью слом социалистической системы и которая осуществлялась на протяжении предыдущих десятилетий.

В расколе Югославии были заинтересованы те страны, которые хотели в сферу своего влияния включить отколовшиеся от нее территории. Они нашли в Югославии, т.е. в ее националистических кругах, «пятую колонну». Сегодня это констатируют и многие авторы-политологи [31].

Таким образом, внешний фактор имел большое значение. Но все же не решающее: крушение режимов было вызвано скорее их внутренними причинами. В связи с этим вице-президент РАН, директор ИМЭПИ РАН А. Д. Некипелов в интервью главному редактору журнала «Новая и новейшая история» подчеркнул, что «благородное намерение организовать жизнь таким образом, чтобы «свободное развитие каждого было условием свободного развития всех», очень быстро трансформировалось в максиму о «примате общественных интересов», при том, что функция выявления содержания последних стала, по сути, принадлежать группе избранных.

Именно отчуждение членов общества от навязывавшихся им «общественных интересов» и привело, в конечном счете, к глубочайшему экономическому, социальному и нравственному кризису социалистического общественного устройства, определило основной вектор постсоциалистических преобразований» [32].

Сноски

[16] Новопашин Ю.С. Пребывание советских войск в Восточной Европе как предпосылка революционных событий 1989–1990 гг. // Славяноведение. 1998. № 4. С. 68.
[17] См.: Усиевич М. А. Десятилетие реформ в Венгрии. 90-е годы XX в. // Новая и Новейшая история. 2002. № 5. С. 85–86.
[18] Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Ч. 3. – М., 2004. С. 155.
[19] Бухарин Н. И., Синицына И. С, Чудакова Н. А. Польша: десять лет по пути реформ // Новая и Новейшая история. 2000, № 4. с. 38.
[20] Колодко Г. В. От шока к терапии. Политическая экономия постсоциалистических преобразований. М., 2000. С. 29.
[21] Маслов А. А. Польша / Всеобщая история Европы и американского континента // Социально-гуманитарное и политологическое образование - http://humanities.edu.ru/db/msg/26070
[22] Ненашева З. С. Исследование истории Чехии и Словакии в XX веке // Новая и новейшая история. 2006. № 4. С. 111.
[23] Тягуненко Л. В. Союзная Республика Югославия на рубеже XXI века // Новая и новейшая история. 2001. № 3. С. 28.
[24] Цит. по: Тягуненко Л. В. Союзная Республика Югославия на рубеже XXI века // Новая и новейшая история. 2001. № 3. С. 29.
[25] Тягуненко Л. В. Союзная Республика Югославия на рубеже XXI века // Новая и новейшая история. 2001. № 3. С. 29.
[26] Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Ч.3: 1945–2000. – М., 2004. С. 153.
[27] Медведев В. А. Распад. Как он назревал в «мировой системе социализма». М., 1994. С. 379.
[28] Новопашин Ю. С. Восточноевропейские революции 1989 г.: проблемы изучения // Революции 1989 года в странах Центральной Юго-Восточной Европы. Взгляд через десятилетие. – М.: Наука, 2001. С. 112.
[29] См.: Белевцева В. Н. Восточноевропейская стратегия США в конце 1980-х годов // Новая и новейшая история. 2002. №6. С. 18–24.
[30] Усиевич М. А. Десятилетие реформ в Венгрии. 90-е годы XX в. // Новая и Новейшая история. 2002. № 5. С. 81.
[31] См.: Тягуненко Л. В. Союзная Республика Югославия на рубеже XXI века // Новая и новейшая история. 2001. № 3. С. 29.
[32] Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века. Интервью главного редактора издания, вице-президента РАН, директора ИМЭПИ РАН академика А.Д.

Поиск