Заявив о поддержке Советского Союза в войне с гитлеровской Германией, в Великобритании и США заняли выжидательную позицию, ограничив на практике обещанную поддержку заключением ряда экономических соглашений, распространением США закона об ленд-лизе на Советский Союз в ноябре 1941 года и весьма скромными на первых порах поставками военного снаряжения.

Постепенно формировалась согласованная англо-американская тактика в вопросе о втором фронте, подчиненная общей стратегии западных союзников во второй мировой войне, но не исключающая существования между ними острых разногласий.

Война открывала, как считали в американских правящих кругах, небывалые возможности перед Соединенными Штатами изменить в свою пользу мировое соотношение сил, осуществить новый передел мира, потеснить и отбросить как союзников, так и конкурентов. По существу, с самого начала мировой войны мысли американских руководителей были заняты не тем, как ее побыстрее окончить, а как переделать мир по американскому образцу [1].

7 ноября 1941 года вероломным нападением на Перл-Харбор Япония начала войну против США. На следующий день конгресс объявил войну японскому агрессору, а 11 декабря Германия объявила войну США.

Вступление Соединенных Штатов во вторую мировую войну, хотя и явилось неприятной неожиданностью для американских правящих кругов, тем не менее не привело к радикальному пересмотру избранного ими стратегического курса. Воевать всерьез в Белом доме не спешили и в любом случае по-прежнему намеревались делать это малой, а желательнее всего, чужой кровью. В близком кругу президент признавался, что предпочитает тратить «доллары налогоплательщиков, чем жизни этих налогоплательщиков» [2].

Что касается Великобритании, то премьер-министр Черчилль думал прежде всего о том, как уберечь британскую колониальную империю и выйти из войны с наименьшими потерями, чтобы сохранить силы к моменту решения судеб послевоенного мира. СССР стал боевым союзником, но это не означало, что следовало забывать и о собственных интересах. Англичан волновали Северная Африка, Ближний и Средний Восток, Балканы, положение в Индии – зоны традиционных имперских интересов.

Что касается Восточного фронта и намерении открыть второй фронт, то, хотя об этом в Лондоне не было принято говорить вслух, догадка Сталина об имеющихся там расчетах в отношении взаимного истощения двух злейших врагов – СССР и Германии не была столь уж далека от истины [3].

Вот об эти затаенные расчеты американских и английских правящих кругов разбивались усилия советской дипломатии подключить к активной борьбе с фашизмом своих западных союзников. Конечно, было уже само по себе исключительно важным, что Советский Союз не оказался в изоляции на международной арене, что постепенно складывалась и укреплялась, несмотря на все трудности, антифашистская коалиция государств с различным общественным строем. Это уже было важной победой советской дипломатии, что явилось большой неожиданностью для Берлина. Логика борьбы с фашизмом оказалась сильнее классовых схем.

Смотрите работу Открытие второго фронта в Европе – мифы и правда

[1] Борисов А. Ю. Уроки второго фронта. – М, 1989. С. 36.
[2] Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс. Глазами очевидца. Т. 1. – М., 1958. С. 496.
[3] Борисов А. Ю. Уроки второго фронта. – М, 1989. С. 36-37.

Похожие Материалы

Поиск