Четверть века назад американский археолог С. Крамер, подводя итог исследованиям древнейших цивилизаций Ближнего Востока, с полным правом употребил фразу, ставшую крылатой: «История начинается в Шумере».

Раскопки последних лет в Болгарии и Югославии внесли столь существенные коррективы в историю древнего мира, что  неизбежным стало  утверждение: «История  начинается   на  Балканах». Здесь открыты следы не только неизвестной европейской  цивилизации,   отстоящей  от  нас  в своих истоках почти на 90 веков, но и свидетельства древнейшей письменности, оказавшейся на 5—8 веков старше шумерской клинописи, с которой до сих пор начинали отсчет «письменной» истории человечества.

Первой ласточкой явились находки (1968 г.) болгарских археологов в с. Карано-во (окрестности г. Стара-Загора, почти в центре Болгарии) глиняных печаток, покрытых резными идеографическими символами. В начертаниях этих символов различимы определенные аналогии с некоторыми знаками латинского алфавита (V, L, Z, S, М, А). Из тех же культурных слоев с окраин Стара-Загора извлечены серпы из трубчатых костей оленя, глиняные светильники, керамика, украшен-ная инкрустацией из шлифованных камешков, медные изделия. Специалисты в Софии и Париже пришли к заключению, что эти предметы эпохи энеолита следует датировать началом V тысячелетия до н. э., т. е. они примерно одного возраста с древнейшими шумерскими поселениями в Месопотамии.

Раскопки следующих лет показали, что культура, открытая у с. Караново, существовала ранее этого периода, и на обширных пространствах. Болгарские археологи под руководством академика В. Георгиева в ходе раскопок неолитического поселения у Градешницы, оказавшегося примерно на 500 лет старше, чем печатки из с. Караново, нашли аналогичные изделия, а также миниатюрные фигурки женщин, подобные богиням плодородия («Венерам») первых земледельцев в других районах Европы и Азии. Изделия из Градешницы украшали в одних случаях орнаменты из ромбов, косых сеток и других геометрических начертаний, в других — зигзаги, подобные профилям голов собаки, лошади, лани, в третьих — более отчетливые символы, сходные с алфавитными знаками из с. Караново.

Аналогичные символы, предварительно названные «культовыми знаками», были найдены также в Старчеве и других местах на территории Югославии югославскими археологами. Сейчас лингвисты и археологи многих стран пытаются расшифровать древнейшие письмена Европы и заново открыть эту пока еще загадочную цивилизацию. По-видимому, к одному из более поздних ее периодов следует отнести недавно открытый и изучаемый близ Варны некрополь, где вместе с обычными для энеолита каменными и медными изделиями, напоминающими предметы из Стара-Загоры, ритуальными сосудами и миниатюрными статуэтками обнаружены древнейшие в Европе золотые украшения: ожерелье из семи рядов бусин в виде миниатюрных человеческих головок, свидетельствующее о культуре «магической» семерки, диадемы, браслеты, застежки, пряжки, луновид-ные нагрудные украшения, кольца. Образцы тончайшей ювелирной обработки изделий из чистого золота и единственный в мире уникальный сосуд из глины с позолоченной поверхностью образуют самую богатую золотую коллекцию из европейских могильников IV тысячелетия до н. э.

В Югославии в окрестностях с. Ситагрой найдены каменные и медные орудия и керамика того же типа, что в с. Караново. Югославские археологи полагают, что древнейший в мире город (VII тысячелетие до н. э.), остатки которого обнаружены ими при раскопках в Лепенски Вире, также относятся к Балканской цивилизации, границы которой могли простираться до Черного моря на востоке и до Дуная на севере.

Многие гипотезы, связанные с Балканским центром цивилизации, подтвердятся или, будут отвергнуты, когда удастся прочесть обнаруженные письмена. А это нелегкая задача. Как ни парадоксально, но сейчас выясняется несомненный факт: более древняя письменность из Градешницы во многом совершеннее, организованнее, четче, лаконичнее, чем следующая за ней через пять веков письменность с Караново. Кроме того, начертания знаков письма на Балканах имели мало общего с наиболее близкой к ним по времени шумерской письменностью (клинописью на глиняных табличках), но зато имели много сходных деталей со значительно более поздней пиктографией хеттов и письменами ми-нойского Крита, от которых отделены почти тремя тысячелетиями. Если в шумерских табличках использовалось до 27 знаков, то в Градешнице лишь 17—18.

Однако выводы о преимуществах одной системы записи перед другой на этом основании были бы преждевременны. С большей достоверностью можно, по-видимому, констатировать, что перед нами не последовательные стадии одного общего процесса эволюции письма, а две разные, независимые одна от другой знаковые системы и две линии развития символической записи, питавшиеся каждая своими местными культурными традициями. Если говорить о Балканской цивилизации, то корни ее культурных традиций в графической записи событий пока не могут быть прослежены на самих Балканах далее раннего неолита (около 9 тыс, лет от наших дней), поскольку здесь еще не найдены более древние изображения. Между тем в сопредельных районах Европы в палеолите и мезолите графика достигла высокого расцвета. В бассейне р. Десны, на Украине и в Белоруссии более 10—15 тыс. лет назад в орнаментации изделий из бивня мамонта широко использовались такие же ромбы, меандры, косые сетки, зигзаги, которые характерны для графики на изделиях из Градешницы. Еще более близкие аналогии им представляют геометрические начертания резьбой или краской на гальках из мезолитических (около 10 тыс. лет назад) стоянок Крыма, Франции и Италии. Более 70 лет назад французский археолог Э. Пьетт на таких галечных узорах из Мае д'Азиля выделил почти все знаки алфавита древних финикийцев (и они частично перекликаются с буквами из Градешницы), но тогда его гипотезы были признаны слишком смелыми и преданы забвению. Мезолитические гальки сравнивали с «чурингами» (священными камнями или пластинами с геометрическими узорами, служащими, по представлениям аборигенов Австралии, вместилищами душ: умерших предков), и эта трактовка европейских мезолитических галек стала общепризнанной в современной науке. Однако зигзаги и меандры палеолита повторяются в более поздних памятниках Европы от Средиземноморья до Скандинавии: на скалах, погребальных сооружениях и сосудах они предстают в виде запутанных «лабиринтов», по которым, согласно повериям, души умерших предков уходят в потусторонний мир или возвращаются чтобы возродиться в новых поколениях соро дичей.

Сопоставляя эти данные с письменами из с. Караново и Градешницы, логично будет допустить, что перед нами не просто совпадения графических начертаний древнейшего европейского алфавита с еще более древними орнаментами и рисунками европейцев каменного века в сравнительно недалеко расположенных от Балкан районах материка. Узоры на гальках — «чурингах» и костяных пластинках мезолита и палеолита напоминают о забытых предках точно так же, как и «лабиринты» неолита, — ими отмечены, безусловно, не только те или иные суеверные представления, но в не меньшей, может быть, мере мудрый и рациональный обычай, помогающий потомкам помнить о предках, а значит, и творчески использовать достижения культуры, созданные прежними поколениями. Если графика рисунков и узоров развивалась как спрессованная память поколений, как средство живой связи поколений, то алфавитное письмо складывается как неизбежный и закономерный этап этого пути: в эпоху «неолитической революции», когда рушились рамки прежней родовой и племенной замкнутости охотников, разрастались племенные сообщества людей, занятых производящим (а не присваивающим, как ранее) хозяйством, — земледельцев, скотоводов, — духовная интеллектуальная «перекличка поколений» достигла, очевидно, такой сложности, многогранности, напряженности, какую не могли передать прежние сочетания нескольких рисунков и узоров. С течением времени «расщепились» слишком обобщенные рисунки и узоры на смысловые элементы, из небывало сложных комбинаций которых получались уже целые слова, фразы.

Аналогичный процесс происходил и в эволюции числовых обозначений. Теперь, в связи с находками на Балканах, особенно очевидно, что подобные знаки (когда-то орнаментальные) могли быть универсальными, используясь и в составе азбуки, и в составе числовых обозначений. Гипотезы немецкого ученого М. Ферворна и чешского археолога К. Абсолона не находили поддержки у археологов, так как отсутствовали непосредственные связующие звенья между палеолитом и культурой этрусков, на основе которой выросла затем культура Древнего Рима, и слишком уж велик был разрыв во времени (более 7 тыс. лет!). Если этот разрыв, хотя бы частично, позволят заполнить новейшие данные раскопок на Балканах, появятся новые страницы в истории математики.

Наука и человечество. 1975. Сборник - М.: Знание, 1974.

Похожие Материалы

Поиск