Опричнина - Введение опричнины Иваном Грозным

3 декабря 1564 г. началось стремительное развитие событий: в этот день царь с семьей и приближенными выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. За несколько дней до выезда царь приказал собрать из городов в Москву с женами и детьми дворян, детей боярских и приказных людей, выбрав их поименно.

Содержание материала

Введение опричнины Иваном Грозным

Проводя первые мероприятия в связи с указом об опричнине, Иван Грозный вместе с А. Басмановым, А. Вяземским и П. Зайцевым занялся организацией опричного корпуса и выделенной на его содержание территорией. В Москву вызывались все служилые люди из «опричных» уездов и из них производился отбор. Отобранные становились «опричными» людьми, приносившими особую присягу.

В опричнину Иван Грозный выделил часть уездов страны и «1000 голов» бояр и дворян. В опричнине действовала своя Боярская дума («бояре из опришнины»), были созданы свои особые войска, возглавлявшиеся воеводами «ис опришнины». Опричная часть была выделена и в Москве.

Возглавляли опричнину люди из ближайшего окружения царя - двоюродный брат его первой жены В. Юрьев, А. Басманов - воевода, отличившийся в Казанских походах, брат царицы Марии Темрюковны князь М. Черкасский [27].

Рядовые опричники по своему социальному составу не отличались от рядовых служилых людей из земщины. Невелика была разница и в составе руководителей. С самого начала в число опричников вошли многие отпрыски знатных и старинных боярских и даже княжеских родов. Те же, кто не принадлежали к аристократам, тем не менее и в доопричные годы в основном входили в состав «дворовых детей боярских» — верхушки феодального сословия, традиционной опоры русских государей. Внезапные возвышения таких малознатных, но «честных» людей неоднократно случались и раньше (например, Адашев).

«Хотя в опричный корпус попадали знатные люди вроде князей Трубецкого, Одоевского, Телятевского, - пишет В. О. Ключевский, - но известно, что в опричнине не любили ни родословных людей, ни родословных счетов. Сам Иван Грозный в письме к упомянутому Грязному выразительно характеризует генеалогический подбор своей «кромешной» дружины, как общества худородных «страдников», которых он стал приближать к себе вместо изменников бояр. ...Все это развязывало руки царю, открывало ему полный простор в выборе советников, в придворных и должностных назначениях, без досадного упрямства со стороны хранителей родословной и разрядной чести своих отцов и дедов. В опричнине он чувствовал себя дома, настоящим древнерусским государем-хозяином среди своих холопов-страдников, мог без помехи проводить свою личную власть, стесненную в земщине нравственно-обязательным почтением к почитаемым всеми преданиям и обычаям» [28].

Введение опричнины Иваном Грозным приостановило действие законов и заменило право произволом самодержца. Прежде члена Думы нельзя было судить или отнять у него вотчину без боярского суда и сыска. Теперь думных людей опричники могли подвергнуть преследованиям без всякой доказанной вины [29]. Опричники стали личными слугами самодержца, пользовавшимися гарантией безнаказанности.

По указу самого Ивана IV земская «государственная» Дума отныне ведала «воинство и суд», в то время как манориальные опричные органы опекали царскую гвардию и государев двор. Правда, в отличие от прежних времен манориальные органы наравне с земскими озаботились и сбором податей и прочими государственными задачами, что обусловлено значительным размером опричных земель и ростом царских расходов [30].

Яндекс Поиск: