Опричнина - Перераспределение земель

3 декабря 1564 г. началось стремительное развитие событий: в этот день царь с семьей и приближенными выехал на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. За несколько дней до выезда царь приказал собрать из городов в Москву с женами и детьми дворян, детей боярских и приказных людей, выбрав их поименно.

Содержание материала

Перераспределение земель

Зачисленным в опричнину полагалось иметь земли в опричных же уездах, а у земских, у тех, «которым не быти в опришнине», царь приказал забирать вотчины и поместья в опричных уездах и давать взамен другие в земских. На содержание «особного двора» Иван IV выделял огромную территорию, почти все доходы с которой шли в его «опричную» казну.

Опричная территория клином с севера на юг врезывалась в основной массив земель Московского центра страны и разделяла ее надвое. За «земщиной» оставались только окраины.

Взятые в опричнину земли можно разделить на три категории. Во-первых, сравнительно небольшое число волостей в различных районах страны было взято на «царский обиход», для снабжения различными продуктами (солью, рыбой и др.), например, Старая Руса, Балахна и другие.

Во-вторых, была взята в опричнину основная часть поморских волостей (Двина с Холмогорами, Устюг с Солью-Вычегодской, Каргополь, Вологда, Вага), населенных преимущественно черносошными крестьянами, которые платили в «Четвертной приказ» так называемый «кормленный окуп». Эти земли имели большое торгово-промышленное значение. Посадское население северных городов, как и посад Москвы, оказывало энергичную поддержку опричной политике Ивана Грозного. Оно также доставляло средства для финансовых нужд опричного двора.

Основную категорию составляли земли, предназначенные для испомещения «опричных» служилых людей, в том числе ряд городов с уездами в центре (Можайск, Вязьма, Ростов, Ярославль, Суздаль, Шуя, Галич и др.) и на юг от Москвы (Козельск, Перемышль, Белев, Лихвин, Ярославец Малый, Медынь и др.). Впоследствии опричнину был взят ряд других уездов, в том числе Кострома, Дмитров, Переяславль и т. д.

В основном эти земли, особенно в центре и на юге страны, были отобраны у княжат, бояр и тех феодалов, которые сопротивлялись централизаторским мероприятиям правительства Ивана Грозного. Эти земли пошли в «раздачу» служилым людям — опричникам. Прежние вотченники и помещики должны были быть «выведены» из опричнины и получить земли в иных, неопричных или, как их тогда называли, «земских» уездах. Из взятых в опричнину московских слобод и улиц были выселены лица, которые не попали в число «государских особных людей», и в их дворах были размещены опричники.

В опричнину были взяты не только земли, заселенные княжатами и боярами. Так, например, Кострома и Переяславль никогда не бывали в уделах. Ряд уездов с преобладанием в них удельно-княжеского землевладения не попал вовсе в опричнину (Стародуб, Оболенск). Ставя своей задачей сломить экономическую мощь реакционной княжеско-боярской аристократии, Иван IV преследовал и другую тесно связанную с этим цель — укрепить социально-экономические позиции основной массы рядовых феодалов [31]. Именно поэтому в опричнину попали земли Замосковного края к северу и северо-востоку от Москвы (Ярославль, Ростов, Переяславль, Кострома), заселенные в XVI в. многими сотнями рядовых помещиков и вотчинников.

Опричнина была создана в условиях Ливонской войны. Этим и объясняется, что в состав опричных земель попали уезды, обращенные на западе и юго-западе к литовской границе (Можайск, Вязьма, Калуга, Козельск). Иван Грозный стремился создать себе здесь из числа испомещенных и местных дворян прочную опору для будущих решающих битв в Ливонской войне. Калуга сделалась уже вскоре опорным пунктом опричных войск. Важное политическое и военно-стратегическое значение имел и вывод из западных и юго-западных земель тех представителей феодальной знати, которые могли пополнить ряды изменников или не проявляли должной активности на «государевой службе».

Одной из задач опричнины было укрепление обороноспособности Русского государства, поэтому в опричнину отбирались земли тех вельмож, которые не отбывали военную службу со своих вотчин. Таким образом, наряду с общим «выводом» служилых землевладельцев, правительство Ивана IV проводило в ряде уездов (например, Ярославском) персональный пересмотр феодалов. Уезды, в которых были проведены указанные мероприятия, представляли собой сложную чересполосицу земель опричных и земских. Сплошными опричными округами можно считать с самого начала лишь северные, поморские уезды, где не было светского землевладения.

Весь 1565 год был наполнен мероприятиями по перебору земель, ломкой сложившегося старинного землевладения, «выводом» старых и «испомещением» новых государевых слуг. В начале 1566 г. были ликвидированы владения одного из самых крупных феодалов, настоящего «удельного князя», Владимира Андреевича Старицкого. Он лишился своего отцовского надела со всеми вотчинами и поместьями, своих служилых людей, получив новые земли (гг. Дмитров, Звенигород и некоторые другие), и был обязан жить в Москве. Старица скоро стала одной из постоянных резиденций Ивана Грозного.

Таким образом, в опричнину вошли земли с наиболее развитым уровнем удельно-княжеского землевладения и наиболее развитыми городами, т.е. лучшая половина страны. В этих областях княжеские и боярские вотчины были конфискованы, прежние их владельцы "выведены" в другие районы, главным образом окраинные, где они получили земли на основе поместного права. В старых районах земли отдавались опричникам. Эта реформа явила собой аграрный переворот, суть которого - в перераспределении земель от бояр в пользу дворянства [32]. Результат аграрного переворота - ослабление крупного феодально-вотчинного землевладения и ликвидация его независимости от центральной власти; утверждение поместного землевладения и связанного с ним дворянства, поддерживавшего государственную власть.

Однако строительство централизованного аппарата шло далеко не прямолинейным путем: сначала Грозный сам создал дублирующую друг друга систему приказов и дум, что неизбежно повлекло за собой обособление земщины, подчиненной Боярской думе и общегосударственным приказам, потом, упорно не желая отказываться от государева удела, он не нашел никаких иных средств для подавления земщины, кроме физического истребления ее руководства [33].

Из событий лета 1566 г. , когда земцы и митрополит проявили открытое недовольство опричниной, Иван Грозный извлек для себя несколько уроков.

Урок первый состоял в том, что уступки земщине невозможны, точнее, они политически неэффективны, так как оппозицию способна удовлетворить только полная отмена опричнины.

Урок второй: для того чтобы окончательно покорить «землю», одного репрессивного натиска недостаточно, нужно значительно «укрепить материальную базу» опричнины [34].

Иван Грозный принялся отстраивать опричный двор в Занеглинье, обустраивать Александрову слободу. В феврале 1567 года он отправился в Вологду, чтобы ускорить строительство опричной столицы.

Начинает расти территория «государьской земли» и соответственно уменьшается территория земщины. Сразу после июльского выступления оппозиции в опричный удел переходят прикамские владения солепромышленников Строгановых. Постепенно к опричнине отходят Боровский, Белозерский уезд, Старица, Пошехонье, Переславль-Залесский и, наконец, Ростов и Ярославль. Продолжаются перемещения вотчинников и помещиков. «Так убывали в числе земские — бояре и простой народ, а великий князь — сильный своими опричниками — усиливался все более», — замечает немец-опричник Штаден [35]. В конце концов, численность опричников возрастает до 6000 [36].

Литература

19. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: Мысль, 1991. С. 291.

20. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: Мысль, 1991. С. 292.

21. Полное собрание русских летописей. Т. XIII. Ч. 2. Дополнения к Никоновской летописи. Царственная книга. С. 392. Цит. по: Зарезин М. И. Последние Рюриковичи и закат Московской Руси. – М.: Вече, 2004. С. 329.

22. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: Мысль, 1991. С. 293.

23. Кобрин В. Б. Иван Грозный. – М.: Моск. рабочий, 1989. С. 65.

24. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: Мысль, 1991. С. 294.

25. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. – М.: Мысль, 1991. С. 294.

26. Кобрин В. Б. Иван Грозный: Избранная рада или опричнина? // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки о России IX – начала XX в. – М.: Политиздат, 1991.С. 135.

27. Древняя Русь и Московское государство / Отв. ред. А. В. Лубский. – Ростов н/Д: Логос, 1999. С. 208.

28. Ключевский В. О. Русская история. В пяти томах. Том 4. Боярская дума древней Руси. Древнерусские жития свитых как исторический источник. Статьи. – М.: «РИПОЛ КЛАССИК», 2001. С. 311–312.

29. Зарезин М. И. Последние Рюриковичи и закат Московской Руси. – М.: Вече, 2004. С.334.

30. Зарезин М. И. Последние Рюриковичи и закат Московской Руси. – М.: Вече, 2004. С.335.

31. Очерки истории СССР. Конец XV в. – начало XVII в. / Под ред. А. Н. Насонова, Л. В. Черепнина, А. А. Зимина. – М.: Издательство Академии наук СССР, 1955. С. 305–306.

32. Всемирная история / Под ред. академ. Г. Б. Поляка, проф. А. Н. Марковой. – М: ЮНИТИ, 2003. С. 212–213.

33. Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времени Ивана Грозного. – М.: Наука, 1982. С. 126.

34. Зарезин М. И. Последние Рюриковичи и закат Московской Руси. – М.: Вече, 2004. С. 371.

35. Россия XVI века. Воспоминания иностранцев. – Смоленск, 2003. С. 389.

36. Зарезин М. И. Последние Рюриковичи и закат Московской Руси. – М.: Вече, 2004. С. 371.

См. Внутренняя политика Ивана IV Грозного в 1572-1584 гг.

istoriirossii.ru

Яндекс Поиск: