Внутренняя политика Ивана Грозного в 1572-1584 гг. - Антиопричнина

Опричная политика, основывавшаяся на безжалостном грабеже и уничтожении крестьянства, завела страну в тупик. Росло запустение, вызванное бегством крестьян, опричными «правежами», голодом и мором. Летом 1571 г. опричное войско не смогло отразить набег крымского хана Девлет-Гирея. Москва едва не была взята татарами. Кремль удалось отстоять, но посад сгорел дотла. Поход, который организовал Девлет-Гирей ясно обнаружил небоеспособность опричного войска.

Поэтому на следующий год, в ожидании нового набега крымчаков, Иван Грозный вынужден был пойти на объединение опричного и земского войск под началом талантливого полководца князя М. Воротынского. Благодаря этому летом 1572 г. в битве близ с. Молоди была одержана победа, на многие годы обезопасившая русские земли от набегов Крымской орды [1].

Содержание материала

Антиопричнина

Опричнину сменила антиопричнина. Такое определение действиям Грозного в середине 70-х годов дает А. А. Зимин [9]. Жертвы новых масштабных казней летом — осенью 1575 года преимущественно принадлежали к числу опричников.

Летом 1575 г., узнав о готовящемся набеге крымцев, Иван Грозный поспешил в Серпухов. Опасения его не оправдались. Мнительный правитель, вернувшись в столицу осенью того же года, казнит боярина Петра Куракина, а также бывших опричников, недавних фаворитов, одного из своих любимцев — боярина В. И. Умного-Колычева, окольничего Бориса Тулупова и до 40 дворян по обвинению в «злых умыслах» против царя. Опале и казни подверглись и представители духовенства. 20 октября был убит новгородский архиепископ Леонид, по сведениям англичанина Горсея якобы занимавшийся колдовством с помощью «ведьм». Иван Грозный, вызвав его в Москву, «сан на нем оборвал и, в медведно ошив», собаками затравил [10].

В Новгороде вместе с ним были казнены «15 жен, а сказывают ведуньи волхвы». Головы казненных по приказу Грозного были брошены по дворам митрополита Антония и многих правителей земщины. Угроза недвусмысленная. Но дальше этого пока дело не пошло. Это была последняя вспышка массовых казней при Иване IV.

Антиопричнина 1575—1576 гг. привела к возвышению новых фигур. Упрочили свое положение Нагие. «Дворянин Ближней думы» Афанасий Федорович Нагой получил пост дворового воеводы, который до него занимали Малюта Скуратов и В. И. Умной. Федор Нагой, старший брат Афанасия, в 1574 г. служил третьим дворовым воеводой, а в 1576 г, исполнял службу окольничего в уделе «князя Ивана Московского». Наряду с Нагими большое влияние на царя приобрели новые фавориты — Годуновы.

Борис Годунов получил «за бесчестье» старицкую вотчину Тулупова. К 1576—1577 гг. Годуновы занимали важнейшие посты: боярин Д. И. Годунов — постельничего, его племянник Борис, женатый на дочери Малюты Скуратова, — кравчего, а С. В. Годунов — окольничего [11]. Сестра Бориса Годунова Ирина в 1580 г. стала женой царевича Федора.

Яндекс Поиск: