Здравоохранение в годы правления Елизаветы Петровны

Губернские доктора

Сенатский Указ 1756 г., подтвердив положения Указа 1737 г., ввел должность губернского доктора, помимо уже существующей должности городского лекаря [25, с. 531]. В функции губернского доктора, помимо пользования больных, входило освидетельствование рекрутов, «заболевших и битых, тако ж недавно умерших», а также командировки «ежели являться будут, от чего Боже сохрани, в которых провинциях и уездах сумнительные и прилипчивые болезни, то ради свидетельства и пользования от оных, дабы распространяться не могли».

Губернские доктора

Сенатский Указ 1756 г., подтвердив положения Указа 1737 г., ввел должность губернского доктора, помимо уже существующей должности городского лекаря [25, с. 531]. В функции губернского доктора, помимо пользования больных, входило освидетельствование рекрутов, «заболевших и битых, тако ж недавно умерших», а также командировки «ежели являться будут, от чего Боже сохрани, в которых провинциях и уездах сумнительные и прилипчивые болезни, то ради свидетельства и пользования от оных, дабы распространяться не могли». Магистраты должны были оплачивать командировки и проезд губернского доктора с двумя денщиками.

На фоне острого дефицита медицинских кадров исполнение сенатских указов растягивалось на долгие годы, так что в 1756 г. вместо 56 предусмотренных Указом Сената городских лекарей на деле оказалось лишь 26.

Большинство городовых врачей были иностранцами. По словам Я.А. Чистовича, они плохо говорили по-русски, «с пренебрежением относились к русским вообще, а к простонародью в особенности. Они считали себя призванными служить правительству, а не народу... Ни горожанин, ни деревенский мужик не только не приходили к ним, но и не доверяли лекарствам, им выдаваемым. Лекарям же было все равно, лишь бы своевременно уплачивалось определенное им жалованье. Не надобно забывать, что все они были люди пожилые, и иногда даже очень старые» [39, с. 258—259].

Мизерное жалованье, получаемое врачами от магистратов, выплачивалось с большими задержками. Многие города и вовсе уклонялись от содержания лекарей. Городовые врачи обращались с жалобами в Сенат, который неоднократно издавал указы о своевременной выплате жалованья врачам. Так, сенатский Указ от 26 июля 1760 г. требовал выдачи жалованья городским лекарям от магистратов по третям года и без малейшей задержки «под опасением взыскания с магистратов вдвое за нескорую выдачу» [26, с. 494].

Кроме того, городовые и провинциальные врачи не могли рассчитывать и на обеспечение в случае старости или болезни, так как в отличие от войсковых врачей не считались находящимися на государственной службе. Тем не менее следует отметить, что городовые врачи внесли посильный вклад в борьбу с эпидемиями и организацию родовспоможения в городах.

В связи с растущим спросом на врачебные услуги в начале XVIII в. появилось много бродячих врачевателей, не имевших медицинского образования. Запретительные указы, начиная с Указа от 14 августа 1721 г., принимались неоднократно, но безрезультатно. Несмотря на штрафы и телесные наказания, они продолжали свой нелегальный промысел. Попыткой препятствовать этому явлению был и Указ 1750 г. [8, с. 11-13].

Указ 1750 года запрещал аптекам выдачу лекарств без врачебных рецептов.

В середине XVIII в. функции санитарного контроля в городах осуществляли органы полицейского управления во главе с воеводами. В царствование Елизаветы Петровны Сенат неоднократно констатировал «слабое и нерадетельное смотрение» городских властей за порядком. Как писал историк С.М. Соловьев, «язвительный смрад» стоял на улицах даже таких городов, как Киев. В 1752 г., когда императрица Елизавета собралась посетить Москву, Сенат вынужден был сам организовывать очистку и приведение в порядок города. Генерал-прокурор докладывал в Сенате о лавках в Китай-городе, заваленных навозом и грязью, счищаемой с улиц, непроходимой грязи на Соборной площади в Кремле перед зданием Коллегии, горах щебня и мусора перед Грановитой палатой и кремлевскими соборами, из-за которых трудно было передвигаться по Кремлю.

Нужда в организации врачебной помощи населению становилась все острее и очевиднее. Однако препятствием этому служила не только малочисленность русских лекарей, но и то, что научный уровень их оставался весьма невысоким.

Образование, соответствующее европейскому, русские врачи стали получать лишь после открытия первого медицинского факультета Московского университета в 1758 г.

Литература и архивные источники

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-начало XX в.) 
/ Под ред. Р.У. Хабриева. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014.