Карта России 1706 года (карта Делиля)

Карта ДелиляВ конце XVI в. на Западе появляется карта, воскрешающая давно забытые старые русские княжества.

Карта ДелиляВ конце XVI в. на Западе появляется карта, воскрешающая давно забытые старые русские княжества.

Это карта Г. Меркатора 1594 г., изданная после его смерти сыном в 1595 г. Здесь наряду с окраинными областями (Двина, Устюг, Псков, Новгород) даны 15 княжеств. На более ранней карте того же Меркатора 1554 г. и на копии этой карты, изданной после 1562 г., такой полной системы русских княжеств еще нет.

Кроме Московии, Владимира и Рязани, которые есть и у Дженкинсона, и кроме Смоленского, Вельского и Северского княжеств, как новых приобретений по сравнению с основой карты Дженкинсона (чертеж 1497 г.), на карте 1554 г. есть только Тверское и Ярославское княжества.

На карте же 1594 г. появляются дополнительно Воротынское, Мценское, Ржевское, Полоцкое (связанное с завоеваниями во время Ливонской войны), Ростовское, Суздальское, Переяславское, Белозерское, Галицкое княжества. Исходный русский источник этой карты (карты 1594, 1674 и 1706 гг.) был архаичным и тенденциозным, так как выпячивал некоторые княжества в ущерб другим.

Карта Делиля 1706 г., посвященная русскому послу А. А. Матвееву, — целый музей русской картографии, где можно установить несколько хронологических наслоений, восходящих к различным русским источникам разного времени.

Там, помимо включенного в нее подробнейшего чертежа Двинской земли (Матвеев был в 1691 —1693 гг. двинским воеводой), есть карта великих и удельных княжеств первой четверти XVI в.

Обзор карты княжеств в том виде, в каком ее сохранили публикации Г. Сансона и Г. Делиля, показал ее необычайное своеобразие и противоречивость. Главное противоречие — хронологическое. Карта лишена единства времени: для разных княжеств составителем взята различная хронологическая глубина в диапазоне от 1300 до 1523 г.

Карта княжеств тенденциозно преувеличивает некоторые второстепенные земли и значительно преуменьшает Московское княжество, показывая его в устарелых границах 1300 г. Для составления карты, возможно, использованы разные географические материалы, предоставленные С. Герберштейну в 1526 г. кругами оппозиционного боярства, выступавшего против Василия III, а вдохновителем создания этой карты следует считать опального князя И. М. Воротынского, владения которого особенно преувеличены на карте: в Воротынское княжество XVI в. включены владения далеких предков князя в XIII в.

Наряду со старинными великими княжествами, вроде Черниговского, Северского, Смоленского, Тверского, Рязанского, Нижегородского, Ростовского, Владимирского, существовавшими в качестве суверенных государств уже в XII—XIII вв., на карте Сансона — Делиля присутствуют два малоизвестных и незначительных по своей исторической роли удельных княжества Воротынское и Вельское.

Воротынск был одним из мельчайших уделов Черниговского княжества в Вятичах; в свое время он попал в сферу влияния Литвы, но в конце XV в., около 1487 г., князь И. М. Воротынский перешел к Ивану III. По демаркации 1494 г. Воротынские земли прочно отходили к Москве.

Карта Делиля 1706 г., посвященная А.А. Матвееву

Карта Делиля 1706 г., посвященная А.А. Матвееву (по Б. А. Рыбакову, в ее основе — чертеж 1526 г.)

Сопряженность судеб Воротынских и Вельских возникла уже в 1521 г., когда Василий III посылал Д. Ф. Вельского и И. М. Воротынского на Ахмет-Гирея крымского, а «они же не поидоша». На следующий год великий князь «поймал воевод своих» в том числе и И. М. Воротынского, конфисковав его вотчину. Опала была снята только через три года—в 1525 г. И. М. Воротынский попал в опалу еще раз в 1531 г. В 1534 г. Вельские и Воротынские участвовали в заговоре, после раскрытия которого обе фамилии подверглись репрессии.

Появление на карте Сансона—Делиля Воротынского и Вельского княжеств позволяет несколько сузить первоначальную датировку (1508—1537 гг.) карты княжеств до 1521 —1534 гг., т. е. замкнув ее в пределах второй половины княжения Василия III.

Делиль в 1706 г., как уже сказано, посвятил свою исключительно интересную общую карту России русскому послу при дворе Людовика XIV графу А. А. Матвееву и дал на карте ряд географических терминов по-русски (держава, город, село, слобода, деревня, волость, пристань, остров, кабак, озеро и др.), подчеркивая этим русское происхождение карты.

Рыбаков Б.А. Русские карты Московии XV-XVI вв. // Наука и человечество. 1975.
- М.: Знание, 1974. - С. 73-85.