Лечебные учреждения России XIX века

госпиталь в ЛефортовоМинистр внутренних дел Д.Н. Блудов, сменивший А.А. Закревского в 1832 году писал в отчете от 15 января 1837 г. о состоянии учреждений приказов: «Я не мог не удостовериться в том, что нельзя сих больниц оставить в их прежнем положении... так равно и в невозможности завести ныне же во всех городах новые, хорошие больницы с приличными штатами и с назначением достаточных сумм для содержания их в таком виде. Сей расход долженствовал бы простираться до нескольких миллионов, сверх того оный был бы в некотором смысле и напрасен, будучи не в точности соразмерен с... потребностями общества, ибо часто случается, что в больнице уездного города долгое время или совсем не бывает больных, или же бывает не более двух или трех едва требующих врачевания» [46, т. 6, с. 558].

госпиталь в ЛефортовоМинистр внутренних дел Д.Н. Блудов, сменивший А.А. Закревского в 1832 году писал в отчете от 15 января 1837 г. о состоянии учреждений приказов: «Я не мог не удостовериться в том, что нельзя сих больниц оставить в их прежнем положении... так равно и в невозможности завести ныне же во всех городах новые, хорошие больницы с приличными штатами и с назначением достаточных сумм для содержания их в таком виде. Сей расход долженствовал бы простираться до нескольких миллионов, сверх того оный был бы в некотором смысле и напрасен, будучи не в точности соразмерен с... потребностями общества, ибо часто случается, что в больнице уездного города долгое время или совсем не бывает больных, или же бывает не более двух или трех едва требующих врачевания» [46, т. 6, с. 558].

Слова министра внутренних дел свидетельствуют о том, что население питало к больницам недоверие, которое могло быть сломлено только радикальным улучшением состояния лечебных учреждений и обеспечением их достаточным врачебным персоналом.

В 1837 г. Министерством внутренних дел было решено учредить не более 2—3 больниц в губерниях, назвав их окружными и разместив по городам, имеющим центральное положение в данной местности, чтобы было удобно доставлять больных, а в уездах и «заштатных» городах, в посадах и местечках иметь лишь небольшие лазареты. Окружные больницы должны были подчиняться приказам. При этом подчеркивалось, что организация окружных больниц должна происходить без существенных перестроек, возведения новых зданий и траты средств. В Московской губернии из семи уездных больниц были выбраны две более крупные (в Клину и Серпухове) и переименованы в окружные, что не выразилось ни в увеличении медицинского персонала, ни в росте финансирования этих больниц. Создание окружных больниц в большинстве губерний не привело к каким-либо существенным переменам в системе приказных учреждений, так как они мало чем отличались от обычных уездных больниц [ 18, с. 110].

В 1842-1844 гг. Министерством внутренних дел была произведена крупная ревизия, в ходе которой были обследованы Тверская, Архангельская, Рязанская, Псковская, Витебская, Вятская губернии. Особое внимание уделили состоянию приказных больниц.

Ревизоры от министерства выявили все то же ветхое состояние больничных строений, антисанитарные условия содержания больных, крайнюю скученность, недостаток белья, медикаментов, отсутствие в ряде больниц хирургических инструментов, неудовлетворительное питание, запутанную документацию, неведение скорбных листов.

Аналогичная ситуация наблюдалась и в детских учреждениях. Проверяющий Рязанскую губернию чиновник писал: «Платье воспитанников канцелярских служителей ветхо, новой одежды, ни зимней, ни летней не построено, хотя срок давно прошел, белье грязно. По неотпуску приказом портянок воспитанники носят сапоги на босу ногу; шинели не только ветхи и грязны, но и чрезвычайно коротки и им уже несколько месяцев миновал срок...» [46, т. 1, с. 56, 77].

Министерство внутренних дел неоднократно обращало внимание и на непомерно разросшееся делопроизводство приказов. В 1852 г. министром внутренних дел было издано циркулярное предписание «Об изыскании средств к возможному сокращению делопроизводства». Но даже с учетом сокращения переписки продолжало существовать 26 форм письменного обращения в Министерство [63, л. 1, 32—41 ].

После отмены крепостного права встал вопрос о преобразовании губернских учреждений, в том числе врачебного управления. В докладе, составленном в 1862 г. Медицинским департаментом, которым руководил в это время профессор Е.В. Пеликан, отмечалось, что приказные больницы лишь на 1/4 часть были заполнены гражданскими лицами, остальными пациентами были нижние воинские чины и арестанты. Здесь же говорилось о непосильно высокой плате за лечение для крестьян и плохих условиях содержания больных, об отсутствии необходимых медикаментов. «Очевидно, что к такому исключительному положению привело гражданские больницы главным образом установление казенного хозяйства и управления» [18, с. 33—34].

С проведением земской реформы началась постепенная передача приказных учреждений в ведение земских организаций, осуществлявшаяся с 1865 по 1870 г.

военный госпиталь в Москве

Военный госпиталь в Москве. Гравюра середины XIX века Р. Курятникова.
Государственный исторический музей

К началу XX в. в ведении приказов общественного призрения остались 133 губернские и уездные больницы, что по отношению к общему числу имевшихся в России больниц (в том числе сельских, частных и др.) составляло не более 6% [15, с. 29].

Литература и архивные источники

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-начало XX в.) 
/ Под ред. Р.У. Хабриева. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014.