Губернская и уездная медицина во второй половине XIX в.

К середине XIX в. местные правительственные органы управления здравоохранением — врачебные управы — окончательно утратили служебную независимость по отношению к губернской власти, признаваемую за ними законом 1797 г., и превратились во врачебные отделения (или управления) губернских правлений в соответствии с «Временными правилами о преобразовании губернских учреждений Министерства внутренних дел» (1865).

К середине XIX в. местные правительственные органы управления здравоохранением — врачебные управы — окончательно утратили служебную независимость по отношению к губернской власти, признаваемую за ними законом 1797 г., и превратились во врачебные отделения (или управления) губернских правлений в соответствии с «Временными правилами о преобразовании губернских учреждений Министерства внутренних дел» (1865).

С этого времени статус и функции губернских и уездных правительственных органов охранения народного здравия фактически уже не менялись.

Управление врачебно-санитарной частью на местах было возложено на губернаторов, начальников областей, градоначальников. Губернатору давалось право ревизовать лечебные учреждения всех ведомств, единолично принимать решения по врачебно-санитарным вопросам, касающимся борьбы с эпидемиями и освидетельствования больных, открывать аптеки, принимать на службу и увольнять городовых и уездных врачей и фармацевтов.

Подчинение врачебных управлений Медицинскому департаменту носило лишь формальный характер, поскольку они имели право самостоятельно обращаться в вышестоящие инстанции лишь по ограниченному кругу вопросов (вопросы судебной медицины, испытание фельдшеров и повивальных бабок и т.п.).

В 1901 г. профессор Н.А. Вельяминов в записке министру внутренних дел писал, что для государственного врачебно-санитарного инспектора мнение губернатора гораздо важнее, чем указание Медицинского департамента: «Губернатор для него — реальность, а департамент — фикция» [4].

Местные государственные органы управления здравоохранением состояли из губернского врачебного инспектора, его помощника, фармацевта и делопроизводителя. Обязанности губернских врачебных отделений с 1797 г. практически не претерпели принципиальных изменений.

В соответствии с уставом 1905 г. к функциям губернских врачебных отделений были отнесены заботы о народном здравии, медико-топографические описания губерний, борьба с эпидемиями, санитарный надзор, контроль за медицинским персоналом и лечебными учреждениями, освидетельствование больных, освидетельствование привозимых из-за границы косметических средств, минеральных вод, съестных припасов и напитков, надзор за аптеками и торговлей лекарственными препаратами и т.д. Новыми являлись лишь статьи об участии губернских врачебных инспекторов в обсуждении медицинских вопросов в разных правительственных и общественных учреждениях (губернскихземских собраниях, комитетах попечительств о народной трезвости и о тюрьмах, в присутствии по фабричным и горнозаводским делам и пр.).

В уездах на правительственной медицинской службе полагалось иметь уездного врача, ветеринаров, фельдшеров, повивальных бабок или акушерок. На уездных врачей возлагались обязанности по борьбе с эпидемиями, судебно-медицинским исследованиям, санитарному надзору [68, с. 21-23, 52].

Являясь представителями губернской администрации, но не имея возможности влиять на постановку врачебно-санитарного дела, губернские и уездные врачи не пользовались авторитетом у представителей общественной медицины — земских и городских врачей.

История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI-
начало XX в.) / Под ред. Р.У. Хабриева. - М., 2014.