Военные прогимназии

После реформ Д. А. Милютина основную нагрузку по подготовке казачьих офицерских кадров во второй половине XIX века взяли на себя юнкерские училища. Однако и другие военно-учебные заведения страны принимали участие в процессе подготовки казачьих офицерских кадров. Из них начальное военное образование обеспечивали военные прогимназии и военные гимназии.

Среднее военное образование - военные училища и различные специфичные военно-учебные заведения (класс казачьих артиллерийских юнкеров).

После реформ Д. А. Милютина основную нагрузку по подготовке казачьих офицерских кадров во второй половине XIX века взяли на себя юнкерские училища. Однако и другие военно-учебные заведения страны принимали участие в процессе подготовки казачьих офицерских кадров. Из них начальное военное образование обеспечивали военные прогимназии и военные гимназии.

Среднее военное образование - военные училища и различные специфичные военно-учебные заведения (класс казачьих артиллерийских юнкеров).

Высшее военное образование - военные академии и офицерские школы, предназначенные для повышения квалификации офицеров. Для определения роли данных военно-учебных заведений в подготовке казачьих офицерских кадров необходимо их рассмотреть.

Военные прогимназии имели цель дать общее элементарное образование и воспитание сыновьям офицеров и чиновников военного ведомства и вместе с тем служили подготовительными заведениями для юнкерских училищ. Военные прогимназии были учреждены в следующих городах: Санкт-Петербурге (на 200 воспитанников), Москве (преобразована в военную гимназию в 1876 году), Пскове (преобразована в военную гимназию в 1876 году), Ярославле (на 400 воспитанников), Вольске (на 100 воспитанников), Елизаветграде (на 200 воспитанников), Тифлисе (в 1875 г. Тифлисская прогимназия переведена во Владикавказ (на 235 воспитанников), а вместо нее создана военная гимназия), Оренбурге (на 300 воспитанников), Омске (на 200 воспитанников) и Иркутске (на 100 воспитанников). Естественно, что из всех перечисленных прогимназий более или менее специализировались на подготовке казачества только Оренбургская и Омская. В Тифлисской и Иркутской прогимназиях процент воспитанников из казачьего сословия был очень низок, во всех остальных прогимназиях обучение юноши из казачьего сословия было единичным случаем.

Состав военных прогимназий в различных городах был разный и обычно включал начальника военно-учебного заведения со своей администраций (в среднем 4 человека), преподавателей, количество которых определялось в зависимости от штатов прогимназии (от 10 до 15 человек), а также воспитателей (в среднем 20 человек), нижних чинов (писари, сапожники, цирюльники и др. — обычно человек 6), наемную прислугу (6 — 8 человек), священника и врача (могли быть и другие работники).

Все воспитанники военных прогимназий находились на казенном иждивении, сверх этого для обучения допускались и приходящие ученики, которые жили у родителей или опекунов и посещали только классы заведений. Содержание каждого учащегося в прогимназии с учетом расходов на проживание, питание, обмундирование (форма единого образца) и обучение в среднем обходилось государству ежегодно в 189 рублей, а за 4 года обучения сумма достигала 756 рублей. Если учесть, что определенное число воспитанников отчислялось (по собственному желанию, по дисциплине, по состоянию здоровья, по неуспехам в учебе и другом), то каждый выпускавшийся обходился казне в 830 рублей, что было довольно приличными средствами.

Для того чтобы поступить в прогимназию, родители либо опекуны должны были подать прошение об определении в военную прогимназию Главному начальнику военных округов: Кавказского — по Тифлисской, Западно-Сибирского — по Омской, Восточно-Сибирского — по Иркутской, Оренбургского и Туркестанского — по Оренбургской прогимназии. При прошениях родители прилагали метрическое свидетельство о рождении, послужной список отца, медицинское свидетельство о годности к военной службе и другие документы.

Те, кого одобряли, должны были явиться в заведение к началу учебного курса, но не позднее 10 августа. Все явившиеся прежде всего подвергались медицинскому осмотру согласно требованиям, утвержденным в руководстве для врачей, после чего начинались приемные испытания. Поступающие в возрасте от 10 до 14 лет должны были знать главные молитвы, уметь читать и писать по-русски и уметь считать. Если все условия выполнялись, то поступающие принимались в первый класс с приготовительным отделением. В прочие классы принимались по выдержании соответствующего экзамена: малолетние от 13 до 15 лет - во второй, от 14 до 16 лет - в третий, от 15 до 17 — в четвертый. Года рассчитывались по 10 августа (в Тифлисской прогимназии по 1 сентября), объем требований на приемном экзамене соответствовал объему знаний, необходимому для успешного обучения в классе, в который поступает ученик. Поступающие в Тифлисскую, Оренбургскую и Сибирскую гимназии до 12 лет могли быть, по усмотрению Главных начальников военных округов, определены в эти заведения и без всякого экзамена в случае крайней бедности их родителей либо опекунов.

Первоначально курс обучения больше был ориентирован на получение общего начального образования, а с 1874 г. программы военных прогимназий перестроены для подготовки выпускников в юнкерские училища, и к приему стали допускаться лица в более старшем возрасте.

Программой военных прогимназий за 4 года предусматривалось 96 учебных часов в неделю, из которых на Закон Божий приходилось 10 часов, на русский язык – 19, арифметику и алгебру – 22, геометрию – 8, историю – 7, географию – 9, естествознание – 7, чистописание – 7 и рисование – 7. Кроме этого, все воспитанники обучались гимнастике с выправкою и маршировкою, танцам и пению. Из этого хорошо видно, что военных предметов в курсе обучения военной прогимназии нет, что подчеркивает ее общеобразовательную направленность.

Объем преподавания по каждому из предметов для того времени хоть и был, казалось, удовлетворительным, но объективно был не высок. Так, например, в курсе таких важных предметов, как арифметика и алгебра изучались: «Вычисления умственные, письменные и на счетах. Четыре действия над целыми числами, обыкновенными и десятичными дробями, как отвлеченными, так и именованными. Устное и письменное решение задач, относящихся к тройным правилам, по способу приведения к единице. Отношения и пропорции. Выяснение главных алгебраических понятий; основные действия над алгебраическими величинами, целыми и дробными: составление из задач и решение уравнений первой степени, практические упражнения». Если проанализировать данную учебную программу, то можно с уверенностью сказать, что за четыре года обучения при наибольшем количестве часов, по сравнению с другими предметами, этого очень мало, при том, что возраст воспитанников уже не детский, а юношеский.

Учебный курс в прогимназиях начинался с 16 августа и продолжался по 5 июня (в Тифлисской прогимназии с 1 сентября по 1 июня). С выпускным классом дело обстояло иначе. Последние экзамены проводились с таким расчетом, чтобы выпускники, назначенные на строевую службу, могли прибыть в свои полки не позднее 30 мая, и, следовательно, поступить в сентябре того же года в юнкерские училища, если, правда, они будут удостоены своим начальством. В воскресенье, праздничные дни и на каникулы воспитанники, по желанию их родителей или опекунов, могли быть уволены в отпуск. Те, кто по каким-либо причинам (не хотел, неуспеваемость и др.) оставался в прогимназии, вывозился в особые загородные помещения.

Для надзора за воспитанниками в нравственном отношении в военной прогимназии существовало деление на возрасты, помещаемые отдельно, а возрастов на отделения, которые составлялись по возможности из воспитанников одних лет и одного класса, в отделении полагалось не более 35 воспитанников. Несмотря на то, что прогимназия называлась военной, никаких дополнительных делений на строевые единицы не было, как собственно и самой военной организации, и вообще военная прогимназия больше напоминала школу, нежели военно-учебное заведение.

Каждым отделением заведовал воспитатель. Кроме преподавания в классе порученных ему учебных предметов, он руководил во внеклассное время всеми учебными и другими занятиями своего отделения, вел письменную отчетность о каждом из них и сообщал родителям или опекунам все сведения об успехах и поведении воспитанников. Сам процесс воспитания проходил в прогимназиях на общих педагогических основаниях, однако учитывался тот факт, что в будущем дети наденут офицерские эполеты. Все усилия были направлены на развитие умственных способностей, чувства воли, нравственному образованию характера и к прочному усвоению воспитанниками добрых качеств и склонностей, нравственных понятий, правил и убеждений.

Физическое воспитание состояло в сохранении и укреплении здоровья воспитанников. Это достигалось применением диетических мер, основанных на научных данных, надлежащим устройством внутренней жизни и материальной обстановки, заботой начальства о гигиене воспитанников, регулярным медицинским наблюдением и своевременным лечением, физическими упражнениями и многим другим.

Прогимназии выпускали на службу унтер-офицерами, а с 1874 г. — с правами вольноопределяющихся 3-го разряда и, кроме этого, переводили своих выпускников в учительскую семинарию, в военные гимназии и так далее. Выпуски 1871-1879 гг. (унтер-офицерами и вольноопределяющимися) всего составили 3025 человек.

Однако из этой большой цифры более половины не связывали своего дальнейшего будущего с юнкерскими училищами, а больше ориентировались на гражданскую службу. Большинство тех, кто в них обучался, приходили туда с той только выгодой, чтобы получить начальное образование за казенный счет.

Таким образом, можно констатировать, что большого влияния на подготовку казачьей молодежи военные прогимназии не оказывали, так как, во-первых, вакансий для казачества было немного, во-вторых, многим обеспеченным казачьим семьям было проще дать своему отпрыску домашнее образование. Затем он мог поступить на службу в полки, а только потом пойти в юнкерское училище.

В-третьих, из тех, кто оканчивал военные прогимназии, большой процент выпускников не связывал свою жизнь в дальнейшем с военной службой, выбирая гражданское поприще.

А в-четвертых, из тех, кто хотел обучаться в военной прогимназии (обычно из простых казачьих семей) многие не могли сдать приемного экзамена, так как даже не обладали простейшей грамотностью (так, в 1868 году в Оренбургской военной прогимназии обучалось всего 107 человек). Однако даже несмотря на эти негативные факты, спрос казачьего сословия на военные прогимназии был достаточный и объяснялся он, прежде всего, желанием получить бесплатное образование. По-другому дело обстояло с военными гимназиями — военно-учебными заведениями, образованными из кадетских корпусов.