Календарная реформа 16 в. и научные интересы Коперника

В 1514 г. на Латеранском соборе была создана специальная комиссия по календарной реформе под руководством Павла Миддельбургского.

В 1514 г. на Латеранском соборе была создана специальная комиссия по календарной реформе под руководством Павла Миддельбургского.

Поскольку год юлианского календаря, принятого христианской церковью в 325 г., на 11 минут 14 секунд больше истинного тропического года, действительное время весеннего равноденствия перестало совпадать с календарным, и в связи с этим празднование пасхи постепенно отодвигалось на все более позднее время. По этой причине и были предприняты попытки исправить календарь.

Коперник в работе комиссии непосредственного участия не принимал, но, по-видимому, его мнение по вопросу реформы календаря запрашивалось. Но всяком случае Павел Миддельбургский, знавший Коперника еще по Италии и, вероятно, имевший сведения о его интенсивных занятиях астрономией от вармийского каноника Бернарда Скультети, во втором докладе своей комиссии, относящемся к 1516 г., называет в числе экспертов и Николая Коперника; этот факт свидетельствует о его высоком авторитете уже в то время, несмотря на то, что жил он и работал вдали от европейских научных центров. Вопрос о реформе календаря остался тогда, как известно, нерешенным, вследствие его преждевременности, о чем сам Коперник говорил в 1542 г. так:

«Не так далеко ушло то время, когда при Льве X на Латеранском соборе обсуждали вопрос об исправлении церковного календаря. Он остался тогда нерешенным только по той причине, что не имелось, достаточно хороших определений продолжительности года и месяца, и движения Солнца и Луны (выделено нами.— Авт.) С этого времени и я начал заниматься более точными их наблюдениями, побуждаемый к тому славнейшим мужем Павлом, епископом Семпронийским, который в то время руководил этим делом» [17].

Проведя цикл наблюдений с помощью уже упомянутых приборов, Коперник мог приняться не только за определение уточненной величины тропического года, но и за определение характера перемещения точки весеннего равноденствия.

Кроме того, он пришел к убеждению, что «более правильно будет определять одинаковость (т. е. среднюю величину. — Авт.) солнечного года относительно сферы неподвижных звезд...» и «не должно в этом вопросе следовать Птолемею, который считал нелепым и неподходящим определять годовое равномерное движение Солнца по возвращению к какой-нибудь из неподвижных звезд, думая, что это будет не более подходящим, как если бы кто-нибудь предположил делать так по отношению к Юпитеру или Сатурну» [18].

Каталог неподвижных звезд

Но еще в стенах Краковского университета Коперник усвоил, что всякое «движение требует чего-то, что находится в покое» [19], т. е. системы отсчета, как сейчас говорят. Такой неподвижной системой отсчета Коперник стал считать совокупность неподвижных звезд. Теперь не нужно было думать о трепидации и придумывать движение   восьмой   сферы.

Исходя из этих соображений, Коперник построил каталог неподвижных звезд, положение которых рассчитывалось по эклиптическим координатам — долготе и широте, причем, положение звезды по долготе определялось дугой, отсчитываемой от большого круга, проходящего через полюсы эклиптики и звезду, появляющуюся первой в созвездии Овна (современная γ Arietis).

Николай Коперник

В этом заключалась существенная разница между каталогом Коперника и звездным каталогом Птолемея, который давал долготы и широты звезд для первого года правления императора Антония Пия (138 г. н.э.), указывая, что широта остается постоянной, а долготу необходимо увеличивать на длину дуги, соответствующей приращению в 1 градус за 100 лет. Суточное движение неба заменялось теперь суточным вращением Земли вокруг оси, проходящей через северный и южный полосы.

Недостатки геоцентрической системы

Но утверждение, что Земля вращается вокруг оси, находясь в центре мира (а Солнце обращается вокруг нее по эклиптике), не было, вообще говоря, новым, оно выдвигалось еще пифагорейцем Филолаем и Гераклидом Понтийским, обсуждалось и в Краковском университете.

Оно имело существенные недостатки: при этом плоскость, проходящая через экватор Земли, должна сохранять неизменное положение в пространстве; следовательно, точка ее пересечения с эклиптикой, а также получающийся при этом угол должны быть неподвижными; иными словами, прецессионное движение точки весеннего равноденствия не должно было бы иметь места. Но если оно все же существует, то его можно объяснить только движением небесного экватора, а отсюда следовало, что Земля не может быть неподвижной.

Кроме того, Копернику было известно, что объем Солнца гораздо больше объема Земли, следовательно, предположение о вращении большего тела вокруг меньшего было гораздо менее вероятным, или допустимым, чем обратное. Напрашивалось предположение, что не Солнце вращается вокруг Земли, а Земля вращается вокруг Солнца, но это требовало объяснения причин смены времен года.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что проблема календарной реформы, несомненно, сыграла свою роль в формировании научных интересов Коперника, более того, поиски ответов на вопросы, возникавшие при ее рассмотрении, привели в конце концов Коперника к важнейшим выводам его теории.

Сама же календарная реформа была произведена лишь в 1582 году после того, как были опубликованы астрономические таблицы Эразма Рейнгольда, составленные с учетом теории Коперника, в которых продолжительность года принималась равной 365 суткам, 5 часам 49 минутам, 16 секундам, превышая истинную величину тропического года всего на 30 секунд.

Белый Ю.А. Коперник, коперниканизм и развитие естествознания // Историко-астрономические исследования. Выпуск XII. – М.: Наука, 1975. С. 43-45.