Учение Коперника как предтеча развития науки в 17 веке

Успехи математиков в XVII в. (крупнейшие из них – Кеплер и Ньютон) прямо или косвенно отразились и на развитии естествознания вообще.

Учение Коперника

Успехи математиков в XVII в. (крупнейшие из них – Кеплер и Ньютон) прямо или косвенно отразились и на развитии естествознания вообще.

Кроме цикла работ по небесной и земной (Галилей) механики, основам динамики: и теории всемирного тяготения этот период ознаменовался также открытием атмосферного давления, разработкой законов геометрической оптики, теории света, определением его скорости в пустоте.

В это же время началось интенсивное изучение явлений электричества и магнетизма. За короткий срок вошли в употребление телескоп, с помощью которого удалось заглянуть дальше в космос, и микроскоп, позволивший открыть удивительный мир мельчайших существ, были изобретены термометр, барометр, маятниковые часы; человечество получило воздушный насос и т. д.

Именно начиная с Коперника можно заметить радикальное изменение в отношениях между наукой и техникой. Ученые начинают уделять все больше внимания решению задач практики. Изменяется социальная функция науки и ученого: вскоре образуются первые объединения исследователей в государственном масштабе (типа академий), начинает появляться научная периодика.

Коперник имел в своем распоряжении достаточные доказательства справедливости своей теории. Но для его современников да и ближайших последователей то, что было очевидным для Коперника, не было достаточно убедительным.

Однако законы Кеплера, открытия Галилея и закон всемирного тяготения Ньютона устранили сомнения в истинности основного положения новой теории о движении Земли. Позже были найдены и прямые доказательства этому — к ним принадлежали открытие аберрации света в 1726 г. и годичных параллаксов звезд в 30-х гг. XIX в.,что подтверждало орбитальное движение Земли вокруг Солнца, предсказанное еще Ньютоном и подтвержденное измерениями в первой половине XVIII в.

Полярное сжатие Земли, предположенное Ньютоном же отклонение падающих тел к востоку, подтвержденное в конце XVIII в., опыт Фуко и другие явления подтверждали осевое,   суточное вращение Земли.

***

Учение Коперника стало своеобразной ареной жестокой борьбы религии и науки, в которой особо реакционную роль сыграла католическая церковь. На грани XVI и XVII вв.,в 1600 г. она послала на костер Джордано Бруно, в 1616 г. внесла гениальное произведение Коперника в «Index librorum prohibilitorum» — «Список запрещенных книг», в 1633 г. было устроено позорное судилище над Галилеем, после которого знаменитый ученый до самой смерти официально числился «узником инквизиции». И, потерпев в этой борьбе поражение фактически в самом начале, церковь оттягивала признание своего фиаско до 1835 г., когда книга Коперника, наконец, была исключена из «Индекса».

В свое время не были надлежаще оценены экономические работы Коперника, основные положения которых были позже развиты в работах других ученых, их анализ позволяет охарактеризовать еще одну сторону деятельности Коперника и признать его выдающимся экономистом эпохи раннего капитализма. Это еще раз подчеркивает широту и глубину мыслей этого ученого-титана.

Наше время, время научно-технической революции, характеризуется, с одной стороны, революционными сдвигами в социальной области, в общественных отношениях, в сознании людей, с другой — кибернетизацией производства, широчайшим применением математических методов и вычислительных средств в разнообразнейших областях науки и техники, выходом человека в космос, за пределы Земли, в мир, как бы заново открытый Коперником.

И нам созвучны процессы в изменении общественного сознания и в развитии науки, характерные для времени, последовавшего за выходом книги «О вращениях небесных сфер», 500-летие со дня рождения автора которой было так широко отмечено в 1973 году прогрессивной общественностью всего мира, времени, которое по праву все чаще называют коперниканской естественнонаучной   революцией.

Белый Ю.А. Коперник, коперниканизм и развитие естествознания // Историко-астрономические исследования. Выпуск XII. – М.: Наука, 1975. С. 69-71.