Солнечные часы и дуб уединенный в усадьбе Тригорское

Пушкинский государственный заповедник размещен в центральной части Псковской области, в 120 км от Пскова, в низовьях реки Сороти.

Солнечные часы усадьбы Тригорское

Пушкинский государственный заповедник размещен в центральной части Псковской области, в 120 км от Пскова, в низовьях реки Сороти.

В состав его, кроме могилы А.С. Пушкина в б. Святогорском монастыре (поселок Пушкинские горы), входят три усадебных комплекса, созданных около 200 лет назад:

  • усадьба Михайловское — родовое имение Ганнибалов и Пушкиных;
  • Петровское — родовое имение Ганнибалов;
  • усадьба Тригорское — имение ближайших соседей и больших друзей А.С. Пушкина, семьи Осиповых-Вульф [1].

Время не сохранило усадьбы в их первоначальном виде. Утрачена часть планировки, погибли в большинстве своем старые древесно-кустарниковые насаждения, на смену которым пришло второе поколение деревьев, изменилась композиция парков, скрытая ныне в гуще новой растительности.

Старые печатные издания, изобразительные материалы и даже легенды — все было использовано при работе над восстановлением парков Пушкинского заповедника. Но основная работа была проведена на местности, в парках, где остатки общей композиции и первоначальных посадок деревьев явились решающими во всей восстановительной работе.

Задача настоящей статьи состоит в том, чтобы рассказать, как был восстановлен утраченный почти полностью первоначальный вид интереснейшей композиции усадьбы Тригорское — «Солнечные часы».

Пейзажный парк усадьбы Тригорское

Усадьба Тригорское возникла на рубеже XVIII—XIX вв., ей были присущи все типичные черты помещичьих усадеб тот времени.

Территория, как правило, была разделена на три части: парадную, хозяйственную и плодовый сад. В основу композиционного решения парадной части усадьбы Тригорское положен вошедший в России в моду в конце XVIII в. ландшафтный стиль.

Ландшафтный, или пейзажный парк строился обычно только на больших пространствах; все элементы построения объединялись общим замыслом, образовывали единую композицию, хотя в большинстве своем казались как бы случайно разбросанными по территории усадьбы. Как правило, их объединяла большая прогулочная дорожка.

В Тригорском очень искусно применен этот свободный стиль построения парковых ансамблей по всем законам и вкусам того времени, при этом, хорошо использованы местные природные условия.

Композиция «Солнечные часы»

В наиболее высокой центральной зоне Тригорского холма размещен господский дом и декоративная (парадная) часть парка. Она была, как показали натурные изыскания, освобождена от растительности, все посадки созданы искусственным путем. Самая западная парковая композиция парадной части усадьбы Тригорское — «Солнечные часы».

Архитектор-планировщик располагал для устройства «Солнечных часов» территорией, форма и размеры которой были уже предопределены: на севере и западе откосы с защитным естественным массивом деревьев, которые были точно отграничены от парадной части ровными рядами деревьев; на востоке каскад прудов, местоположение которых было обусловлено подземными ключами и возможностью водосброса — оврагами. Территория представляла собой треугольник. Архитектор разместил в центре треугольника круглую площадку, которая располагается на естественном возвышении.

В настоящее время около сохранившейся круглой площадки находится надпись «Солнечные часы». Круглая площадка была обсажена 12-ю дубами (по числу делений часового циферблата). В центре был установлен столб, направление тени которого указывало время. Сохранилось только семь старых дубов в возрасте около 200 лет; остальные погибли во время сильных морозов зимой 1939—1940 гг.».

Круглая площадка имеет в диаметре 44 м, по ее краю проходит грунтовая дорожка. Центральная часть круга покрыта дерном. Вокруг площадки естественным путем разросся густой парковый массив с преобладанием ели в возрасте 60—70 лет.

Вдоль бровки круга, на расстоянии примерно одного метра от нее, частично сохранилась круговая посадка дубов в возрасте 170 лет. Таких дубов сохранилось шесть. Кроме того, в парковом массиве, к юго-западу от площадки, существует радиальный ряд из пяти дубов, также в возрасте 170 лет. Три дорожки: северная, западная и южная на разных расстояниях друг от друга ведут от площадки в парк.

Современное состояние площадки совершенно не соответствует представлению о каких-либо солнечных часах. Надпись же, приведенная выше, и современный деревянный столб (фото сверху), помещенный в центре площадки, не объясняют, а запутывают вопрос о «солнечных часах» (рис.1).

 композиция солнечные часы сегодня

Рис. 1. Современное состояние площадки солнечных часов в Тригорском парке. 1 — «дуб уединенный», 2 — пни дубов, 3 — мемориальные дубы, 4 — прочие деревья. На рис. 2 и 3 обозначения те же.

Обследование комплекса Солнечные часы

Первое упоминание о «солнечных часах» мы нашли у М.И. Семевского, посетившего Тригорское в 1866 г., когда имение принадлежало А.П. Вульфу, сыну П.А. Осиповой, которая скончалась в 1859 г. Осипова всегда следила за парком и сохраняла его, так что ко времени посещения Семевского парк во многом сохранил свой первоначальный вид, начав только немного зарастать. У Семевского мы читаем: «Там же заметно сохраняются солнечные часы — это ничто иное, как большой круг, по периферии которого посажено 12 дубов и столько же других деревьев» [2]. Таким образом, круглая площадка и в прошлом называлась солнечными часами. Однако 12 дубов, о которых говорит Семевский, это не первоначальное их количество.

В 1866 г. вокруг площадки росло 12 дубов, а сколько их было посажено в начале века, Семевский, естественно, не знал. Случайно число дубов, которые сохранились и которые видел Семевский, оказалось равным числу часов на циферблате механических часов — это внесло путаницу, результаты которой видны и в современной надписи около площадки. Слова же Семевского: «столько же других деревьев» совершенно ничего не говорят ни о их размещении, ни о их возрасте и породе.

В 1925 г. Тригорский парк был обследован К.К. Романовым и П. М. Устимовичем. В составленном ими проекте значится: «восстановить солнечные часы, подсадить семь дубов» [3]. К сожалению, количество сохранившихся дубов вокруг площадки не указано. Ориентируясь на ближайшее обследование 1929 г., в котором записано: «солнечные часы — это круг, по окружности которого симметрично были расположены дубы, из которых сохранилось восемь» [4], можно считать, что Романов и Устимович зафиксировали не менее 15 посадочных мест для дубов.

В 1934 г. парк обследовал А.Д. Сильвестров, который относительно солнечных часов записал: «от двенадцати дубов, современников Пушкина осталось только восемь» [5]. При обследовании площадки «солнечные часы» в 1968 г. было зафиксировано семь дубов в мемориальном возрасте; один из этих дубов погиб в 1969 г. Поэтому нужно считать совершенно ошибочной надпись перед площадкой, которая говорит о гибели дубов во время сильных морозов зимой 1939—1940 гг.

Сохранившиеся в настоящее время шесть дубов позволили установить центр площадки. Через центр провели полуденную линию (меридиан, проходящий через центр круга). Полуденная линия, как оказалось, проходит через середину «дуба уединенного», находящегося в 100 м от границы круга.

Если еще учесть, что высота над уровнем моря центра круга (100,3 м от условного уровня) почти равна высоте насыпного кургана, на котором посажен «дуб уединенный» (99,8 м от условного уровня), то не вызывает сомненения, что «дуб уединенный» принадлежит к системе «солнечные часы».

Все дубовые искусственные посадки в композиции «солнечные часы» одновременные. Однако «дуб уединенный» резко отличается по своему внешнему виду от дубов, окружающих круглую площадку. Различия во внешнем облике деревьев возникли не от значительной разницы в возрасте, а от условий произрастания. Деревьям вокруг площадки по 170 лет (возраст всех деревьев определялся при помощи возрастного бура), кроны их сжаты с боков, стволы вытянуты. Это признак того, что дубовая посадка была плотной. «Дуб уединенный» размещен на свободной от других деревьев поляне, высажен на искусственном возвышении, и хотя он незначительно старше остальных дубов (его возраст около 200 лет), в условиях хорошего почвенного и светового режима он достиг к высоту 23 м при диаметре ствола 120 см; поперечник кроны около 20 м.

дуб уединенный

Большое отличие внешнего вида «дуба уединенного» от дубов, окружающих площадку, и его удаленность от этой площадки послужили причиной того, что единство парковой системы было утрачено.

Вполне вероятно, что первоначально при создании комплекса «солнечные часы» была зафиксирована посадками дуба только полуденная линия. При этом был посажен и дуб (двенадцатичасовой) на пересечении меридиана с окружностью площадки с северной стороны. Ни дуб, ни его остатки не сохранились.

Всем искусственным посадкам парадной части парка Тригорское, созданным в первые годы планировки, по 200 лет. Следовательно, композиция «солнечные часы» создавалась одновременно с другими декоративными композициями парка. После фиксации полуденной линии в центре площадки были установлены на невысокой тумбе горизонтальные солнечные часы. И только через 20-30 лет было решено обсадить круглую площадку декоративными «часовыми» дубами.

Место посадки дубов определялось продолжением часовых линий на солнечных часах, что соответствует расчету по формуле

tg x = tg t sin φ,

где х — угол при центре, между данным делением и полуденной линией, t — часовой угол Солнца, φ — широта места.

Расчет по этой формуле дал точное совпадение с оставшимися в натуре элементами «солнечных часов»: рядом дубов на линии «4 часа», дубом на «17 часов» и пнями на 7, 9, 11, 19 «часов». Судя по оставшимся дубам, можно установить, что на линии «4 часа» было 12 этих деревьев. Такой же ряд дубов, по-видимому, был посажен и на линии «20 часов». Остальные «часы» отмечались одним деревом.

Дубы на 5, 6, 8, 10, 12-16, 18 «часов» не сохранились, на месте первого начинается теперь парковая дорожка; от дубов на 7, 9, 11, 19 «часов» остались пни (дерево на «9 часов» погибло в 1969 г.).

Между отметками 7 и 8 «часов» находится мемориальный дуб, который не попадает на часовые отметки. На месте дуба «13 часов» теперь растет ель. От «14 часов» теперь начинается парковая дорожка. На месте дерева, указывавшего «16 часов», теперь молодая посадка дуба. Между отметками 16 и 17 «часов» находится дубовый пень, который не попадает на часовые отметки. На отметке «17 часов» дерево сохранилось. Сохранившиеся мемориальные дубы и дубовые пни попадают на вычисленные часовые отметки (рис. 2).

часовые деления солнечных часовРис. 2. «Часовые деления».

От мест размещения погибших дубов с отметками 5 и 14 «часов» в настоящее время отходят две парковые дорожки. Третья дорожка, проходившая в прошлом точно по меридиану, несколько смещена к западу и расширена. Сейчас из центра круга «дуб уединенный» не виден — это одна из причин того, что его не связывают в один комплекс с «солнечными часами».

В свое же время узкая дорожка, обсаженная липами, шла точно по меридиану, в конце дорожки возвышался «дуб уединенный». Ровно в полдень дорожка освещалась Солнцем. Две другие дорожки, существующие сейчас, проложены в произвольных направлениях, без учета планировки солнечных часов.

Южной дорожки для сообщения «часов» с парком было недостаточно. В ландшафтных парках прогулочное кольцо дорожек было рассчитано на последовательную смену впечатлений и пейзажей при прогулках. Отдельные элементы парковых композиций последовательно возникали при прохождении большого прогулочного кольца. Поэтому через площадку «солнечные часы» необходимо было проходить. Так как относительно полуденной линии все планировочное решение было симметричным, то и дорожек должно было быть три: южная, восточная (утренняя) и западная (вечерняя).

Восточная дорожка имела выход между мемориальным дубом семнадцати часов и дубовым пнем, между отметками 16 и 17 «часов», который не попадал на часовые отметки. Этот пень, а в свое время дерево и часовой дуб («17 часов») фиксировали начало дорожки. Если пересечь по направлению радиуса восточной дорожкой парковый массив, то она соединится с отрезком аллеи на месте ее поворота, между лестницей на подъеме и «аллеей — просекой». Этот отрезок аллеи является сохранившейся частью восточной дорожки. Со стороны парка, сразу же после подъема по небольшой деревянной лестнице, в прошлом открывались две красивейшие перспективы вдоль дорожек: одна вдоль «аллеи — просеки», другая заканчивалась площадкой «часов».

Западная дорожка симметрична восточной относительно полуденной линии; она начиналась между пнем, означающим «7 часов» и мемориальным дубом, который не попадает на часовые отметки. Если продолжить радиально эту дорожку, то она будет идти параллельно «аллее — просеке». Современных же двух дорожек (кроме южной) ранее не существовало.

В южном секторе площадки сохранилось четыре мемориальных дуба, которые имеют только декоративное назначение и ни с какими часовыми отметками не связаны. В свое время по дуге южного сектора росло 14 дубов, расстояние между которыми было 2,5 м; два из них фиксировали начало южной дорожки, связывающей в одно целое «дуб уединенный» и круглую площадку солнечных часов.

Солнечные часы во времена А.С. Пушкина

Парковый комплекс Тригорского «солнечные часы» в период своего сооружения, а также и во времена А.С. Пушкина, имел следующий вид.

В центре круглой площадки на тумбе высотою немногим более метра находились каменные или, скорее, металлические горизонтальные солнечные часы с часовыми делениями от 4 часов утра до 8 вечера — всего 17 отметок. Имеется свидетельство о том, что такие часы существовали еще в конце XIX в. [6, стр. 63]. Площадка радиусом 22 м была обсажена декоративными дубами на местах продолжения часовых линий солнечных часов. Таких дубов было 17. По этим дубам время не определялось.

От крайних часовых дубов (4 утра и 8 вечера) шли радиальные посадки по 12 дубов, которые отделяли часовые дубы от других посадок, а кроме того, символизировали 12 месяцев в году. 14 дубов с южной стороны площадки были чисто декоративными, кроме двух, которые фиксировали начало аллеи.

Всего к поляне подходили три радиальные аллеи, делящие окружность на три равные части. Все входы аллей в поляну фиксировались двумя дубами. Две аллеи (восточная и западная) с одной стороны имели часового дубы (7 часов утра и 5 часов дня), а с другой, на расстоянии двух метров, было посажено еще по дубу. Итак, по кругу поляны было посажено 33 дуба.

Механические часы в то время имели уже широкое распространение, но ход их можно было проверить только по солнечным часам. Удобнее всего это было делать в полдень. В этот момент Солнце, «дуб уединенный», центр солнечных часов, и дуб, соответствующий 12 часам, находились на одной линии, проходящей вдоль узкой аллеи. Кроме того, точное направление меридиана нужно было для первоначальной установки солнечных часов (рис. 3).

Реконструкция солнечных часов Рис. 3. Реконструкция солнечных часов. Кружками с точкой показаны предлагаемые посадки.

Обращает на себя внимание то, что все размеры комплекса «солнечные часы» хорошо укладываются в метрические меры. Радиус площадки 22 м, ширина дорожки по ее краю 2 м, расстояние от границ площадки до «дуба уединенного» 100 м.

В существующей литературе утвердилось неправильное представление о «солнечных часах» Тригорского парка. Приведем один пример: «Это — круглая зеленая лужайка, обсаженная могучими дубами. Их было двенадцать, сейчас сохранилось семь. Посредине лужайки ставили шест, и тень от него, как часовая стрелка, ложилась между деревьями, показывая время» [1, стр. 142—143]. Как мы видели, дубов было не 12, а в центре не было шеста. По этому поводу см. также [7].

Не разобравшись в проводимой нами работе, С.С. Гейченко полностью исказил ее смысл, что видно из его слов: «Местоположение «Дуба уединенного» и дубов, стоящих вокруг «циферблата» зеленых часов, находятся во взаимосвязи. Аллея, связывающая два этих элемента, лежит строго по пулковскому меридиану. От циферблата во все стороны некогда шли небольшие аллейки-стрелы, показывающие восход Солнца, полдень, заход Солнца и ночь. Все это образовывало единое меридиальнос кольцо» [8, стр. 80].

Пушкинский заповедник был полностью восстановлен после войны. Проделана огромная работа по собиранию, изучению и пропаганде всего того, что связано с Пушкиным, с его творчеством и его окружением. Всей зоне заповедника придается вид, каким он был при Пушкине.

Солнечные часы Тригорского парка — лучшее его сооружение, базирующееся на геодезических и астрономических расчетах, должно быть восстановлено в том виде, в каком им любовался Пушкин.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Гордин А. Пушкин в Псковском крае, Лениздат, 1970.
  2. Семевский М.И., Прогулка в Тригорское, «СПб. ведомости», 1866, № 139. Перепечатано в кн.: А.Н. Вульф, Дневники, «Федерация», М., 1929.
  3. Романов К.К., Устимович П.М. Осмотр усадьбы Михайловское и Тригорское 18 июня 1925 г. Рукопись хранится в фондах Михайловского Пушкинского заповедника.
  4. Обследование 1929 года. Рукопись хранится в фондах Михайловского Пушкинского заповедника.
  5. Сильвестров А.Д. Фитопатологическое состояние зеленого фонда Пушкинского заповедника. Сб. Всероссийского общества охраны природы, «Природа и социалистическое хозяйство», 1934.
  6. Сафонова Е.А. Письмо в редакцию, «Знание — сила», 1972, № 1.
  7. Майстров Л. Зачем был «дуб уединенный»?, «Знание — сила», 1971, № 2.
  8. Гейченко С.С. На пушкинской земле. В кн.: Вече. Лит. сб., вып. I, Лениздат, Псковское отд., 1972.

Бобровникова О.В., Майстров Л.Е. «Солнечные часы» Тригорского парка // Историко-астрономические исследования. Выпуск XII. – М.: Наука, 1975. С. 127-137.