Развитие культуры Оренбургской губернии в годы нэпа

Оренбуржье всегда являло и являет сейчас великолепные образцы высокой культуры в широком смысле этого слова, без кастовых делений – на ее жрецов и прочее население. Вот один из примеров: в 1919 году именно по настоятельной просьбе крестьян власти приняли решение: "Разрешить открыть народный дом в доме Аксакова (имеется в виду родовая усадьба писателя) при условии, чтобы никаких капитальных ремонтов в нем не производилось, так как дом Аксакова является исторической ценностью".[1]

Оренбуржье всегда являло и являет сейчас великолепные образцы высокой культуры в широком смысле этого слова, без кастовых делений – на ее жрецов и прочее население. Вот один из примеров: в 1919 году именно по настоятельной просьбе крестьян власти приняли решение: "Разрешить открыть народный дом в доме Аксакова (имеется в виду родовая усадьба писателя) при условии, чтобы никаких капитальных ремонтов в нем не производилось, так как дом Аксакова является исторической ценностью".[1]

Главными рычагами в подъеме общей культуры в стране должна была стать всенародная борьба за ликвидацию неграмотности. Несмотря на величайшие трудности гражданской войны, были достигнуты первые успехи в этом деле: к 1921 году в стране было обучено 7 млн. человек.[2] В Оренбургской губернии работа по ликвидации неграмотности была осложнена голодом. Поэтому комиссия по ликвидации неграмотности на первых порах поставила более скромную задачу – вести работу исключительно среди воинских частей, милиции и организованных рабочих.

За 1921/22 учебный год грамотными стали 1064 человека, из них около шестисот красноармейцев и милиционеров. К осени 1924 года в Оренбурге в возрасте от 18 до 35 лет оставалось всего 3155 человек, не умеющих читать и писать.[3]

Ликвидация неграмотности в городе шла быстрыми темпами. В 1925 году сеть школ выросла до 400 учреждений. Функционировало около 300 пунктов ликвидации неграмотности. Численность грамотного населения в губернии в возрасте от 9 до 50 лет по сравнению с 1921 годом выросла на 21,8%, а в возрасте от 14 до 35 лет составляла 89%.[4] Первоочередная задача культурной революции решалась успешно.

В начале двадцатых годов среди артистов Оренбурга проходят дискуссии по репертуару театра. "Старики" настаивали на возвращение к старому "кассовому" репертуару, который помимо посещаемости повысит и материальную обеспеченность артистов. Молодежь требовала, чтобы на подмостках театра ставились спектакли, созвучные времени. Под давлением части актеров на сцене театра вновь была поставлена пьеса М. Арцыбашева "Ревность". Ведущий актер и режиссер в свой бенефис поставил дореволюционную "кассовую" "Губернскую Клеопатру".

Происходившие изменения в репертуаре не остались незамеченными. Газета "Смычка" в статье "Пора обновить репертуар" писала, что в театре бывает не только нэпманская публика, но и красноармейцы, рабочие, служащие, молодежь, что нужна советская сатира, революционная романтика. Желательны две-три исторические постановки.[5]

1926 год стал годом репертуарного перелома. На сцене теперь преобладала советская драматургия. Актеры с подъемом играли пьесы, отражавшие пафос гражданской войны и периода восстановления: "Шторм", "Конец Криворыльска", "114-я статья Уголовного кодекса". Эти спектакли имели огромный успех у оренбуржцев.

25 февраля 1925 года в помещении бывшего кинематографа "Чары" состоялось открытие татарского театра.[6]

К началу восстановительного периода в Оренбурге действовало три краевых музея: историко-культурный, природы и дошкольного воспитания. Кроме того, А. А. Паниным в 1924 году был организован музей имени В. И. Ленина.[7] Активно действовал в 1925 году педагогический музей наглядных пособий, только за год его посетило 32726 чел.[8] 6 ноября 1927 года состоялось открытие Оренбургского губернского музея, который возглавил Г. Е. Постников.

15 июля 1922 года состоялось первое организационное собрание писателей, поэтов и журналистов Оренбурга, на котором присутствовало около 20 человек. Собрание приняло решение о слиянии с союзом работников просвещения на правах секции, а для организации Дома печати было избрано временное организационное бюро в "составе товарища Антонова (Изгнанника), Грушина и Сейфуллиной".[9]

В период, когда в Оренбурге находились государственные органы Кирцентра, здесь творили видные казахские писатели, такие как Сакен Сейфуллин, Сабит Муканов и ряд других. В эти годы начинал свой путь в литературе татарский поэт Муса Джалиль.

31 мая 1925 года состоялся первый выпуск учителей школ фазавуча и крестьянской молодежи, окончивших оренбургский рабфак. Впервые выпускники трехгодичного рабфака получили возможность поступить в высшие учебные заведения. Занятия велись с 1922 года, когда обучалось 352 человека.[10]

Кроме того, в Оренбурге действовал педагогический техникум, фельдшерско-акушерская, профессионально-техническая, сельскохозяйственная школы. Из частных профессиональных учебных заведений работали: музыкальный техникум, стенографические курсы, финансово-счетные курсы.[11]

В мае 1922 года в городе открылась платная специальная музыкальная школа, развернувшаяся через год в музыкальный техникум. Среди наиболее интересных музыкальных дней следует отметить концерт восточной музыки, устроенный профессором А. В. Ростроповичем. В 1924 году состоялись гастроли всемирно известной танцовщицы Айседоры Дункан. В июне того же года прошли концерты заслуженной артистки РСФСР А. В. Неждановой.

Таким образом, мы видим, что, в отличие от экономики, культурная жизнь в Оренбургской губернии в годы нэпа развивалась более активно и плодотворно.

См. работу: Нэп в Оренбургской губернии


[1] Любовь и Восток (сер. "Вся Россия"): Сборник. – М., 1994. С.399.
[2] Ерхов Г. П. Коммунисты Оренбуржья в борьбе за укрепление союза рабочих и крестьян (1921–1925 гг.). – Челябинск, 1967. С. 54-55.
[3] Войнов В. М. Не только одеть и накормить // Оренбург / Под ред. Л. И. Футорянского. – Челябинск, 1993. С. 186.
[4] Ерхов Г. П. Коммунисты Оренбуржья в борьбе за укрепление союза рабочих и крестьян (1921–1925 гг.). – Челябинск, 1967. С. 58..
[5] Незнамов М. Старейший русский театр на Урале. – Чкалов, 1948. С. 57.
[6] Любовь и Восток (сер. "Вся Россия"): Сборник. – М., 1994. С. 440.
[7] Войнов В. М. Не только одеть и накормить // Оренбург / Под ред. Л. И. Футорянского. – Челябинск, 1993. С. 188.
[8] Культурное строительство в Оренбуржье. Документы и материалы. 1918–1941.–Челябинск, 1985. С.77.
[9] Войнов В. М. Не только одеть и накормить // Оренбург / Под ред. Л. И. Футорянского. – Челябинск, 1993. С. 188.
[10] Очерки истории Оренбургской областной организации КПСС. – Челябинск, 1973. С. 216.
[11] Культурное строительство в Оренбуржье. Документы и материалы. 1918–1941.–Челябинск, 1985. С.62.