Особенности миротворческих операций СНГ и России

В связи с рассматриваемым вопросом о вооруженных конфликтах уместно обратиться к результатам состоявшейся в марте 1998 г. конференции "Проблемы миротворчества на рубеже XXI века", организованной "Российским общестивенно-политическим центром" совместно с Национальным оборонным колледжем Швеции, Канадским международным миротворческим центром и отделом прессы НАТО. В конференции приняли участие представители государственных органов (военные, дипломаты) и независимые специалисты из исследовательских центров России, США, Швеции, Дании, и ряда других стран.

Содержание материала

Объединенное командование является органом военного управления, предназначенным для руководства КСПМ. Командующий назначается решением СГГ по совместному представлению Совета мини-строк иностранных дел и Совета министров обороны. Он подотчетен СГГ.

Коллективные силы по поддержанию мира формируются на коалиционной основе.

КСПМ могут быть введены в район конфликта только после достижения между конфликтующими сторонами соглашения о прекращении огня или перемирии и выполнения ими этого соглашения.

Слабостью правовой базы осуществления миротворческих операции СНГ является то, что ряд соответствующих юридических актов не действует в отношении всех стран-участниц Содружества. Так. Решение СГГ об утверждении Положения о КСПМ не подписано Азербайджаном, Казахстаном, Молдавией, Туркменистаном и Украиной. Республика Беларусь подписала Решение с оговоркой: "Беларусь не направляет контингент в состав миротворческих сил" (62).

В соответствии с Конституцией РФ решение вопроса о возможности использования Вооруженных сил РФ за пределами территории России относится к ведению Совета Федерации. '

Основополагающим документом, определяющим создание миротворческих сил (МС) РФ, принципы и порядок их использования, является Закон РФ «О порядке предоставления РФ военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности», от 26 мая 1995 г.

В мае 1996 г. для реализации этого закона президентом РФ подписан Указ № 637 «О формировании специального воинского контингента Вооруженных сил РФ для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности».

В соответствии с этим Указом Правительство РФ в октябре того же года приняло Постановление № 1251, которым утвердило Положение о специальном воинском контингенте в составе Вооруженных Сил РФ для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности.

Следует отметить, что вышеупомянутые Положение о КСПМ и российский Закон от 26 мая 1995 г. не лишены определенных недостатков, свидетельствующих об их слабой юридической проработке.

Так, в Положении записано: "Недопустимо использование тяжелых видов вооружений, особенно оружия неизбирательного действия, против гражданского населения" (п. 29). Из этого фрагмента, а также из предшествующего ему текста ясно следует, что миротворцы могут открывать огонь по гражданским лицам, но не из пушек. И оружие неизбирательного действия они могу! применять, если только оно не является частью тяжелого вооружения.

Далее, Положение предоставляет командующему КСПМ право "вносить в организационно-штатную структуру Объединенного командования изменения по увеличению или уменьшению до 10% установленной штатной численности личного состава по согласованию с министрами обороны посылающих государств" (п. 9). Однако в России в соответствии с упомянутым законом, направление отдельных военнослужащих за пределы страны для участия в миротворческой деятельности принимается президентом.

Если же речь идет о воинских формированиях, то президент принимает решение уже на основании постановления Совета Федерации. При этом президент должен уведомить сенаторов об общей численности командируемых военнослужащих.

Взникает вопрос: почему президент России подписал международный документ, противоречащий российскому закону, подписанному им же несколькими месяцами раньше? Или Решение СГГ, утвердившее Положение о КСПМ, воспринимается как слишком мягкая форма договоренности, не влияющая на внутреннее законодательство РФ? Следует иметь в виду, что в соответствии с российской Конституцией, международный договор, устанавливающий правила, отличные от предусмотренных внутренним законом, имеет преобладающую силу. Если предположить, что Решение - это один из видов международного договора и исполнение его требует изменения действующего национального законодательства, тогда оно подлежитратификации. Между тем в самом Решении записано, что оно вступает в силу со дня его подписания.

Что касается Закона 1995 г., то в нем, по справедливому замечанию Б.Р. Тузмухамедова заложены предпосылки к нарушению Россией Устава ООН. В главе VII Устава есть дремлющие пока положения, предусматривающие обязательство государств-членов предоставлять в распоряжение СБ по его требованию и в соответствии с особым соглашением вооруженные силы, необходимые для поддержания международного мира и безопасности. Государство заключает с СБ соглашение, в котором определяется численность и оснащение войск, степень их готовности и дислокация, затем оно ратифицируется. Если возникает ситуация, требующая, к примеру, подавления акта агрессии, выделенные вооруженные формирования должны быть немедленно предоставлены СБ.

Однако российский закон гласит, что наша страна "самостоятельно с учетом ее обязательств по Уставу ООН и другим международным договорам определяет в каждом случае целесообразность своего участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности". Соответственно в каждом таком случае требуется решение президента, принимаемое на основании постановления Совета Федерации Совет Федерации при этом будет осуществлять свое конституционное полномочие - "решение вопроса о возможности использования Вооруженных сил РФ за пределами территории РФ" (пункт "г" части 1 статьи 102 Конституции РФ).

Если названные статьи устава ООН когда-нибудь проснутся и Россия заключит с СБ соглашение о предоставлении вооруженных сил, коллизия между российскими правовыми нормами и международными обязательствами станет вполне реальной (Документ ООН S/24637 от 8 окт. 1992 г.).

Требуется дальнейшее совершенствование порядка финансирования миротворческих операций и социального обеспечения участвующих в них лиц.

Егоров С.А. Вооруженные конфликты и международное право. М., 1999.

Яндекс Поиск: