Самоходная артиллерия СССР в предвоенные годы

Для мехсоединений и стратегической конницы КБ завода № 185 разработало в 1934 году единый "малый триплекс" СУ-5, включавший универсальный лафет на шасси Т-26 и устанавливаемые на нем взаимозаменяемые дивизионные: 76-мм пушку образца 1902/30 года (СУ-5-1); 122-мм гаубицу образца 1910/30 года (СУ-5-2); 152-мм мортиру образца 1931 года (СУ-5-3). Бронирование - частичное. Возимый боекомплект был ограничен, поэтому комплекс дополнялся специальным бронированным патроновозом на том же шасси. Полигонные испытания дали положительные результаты. Изготовленные 15 машин передали в войска (30, с. 26).

Для мехсоединений и стратегической конницы КБ завода № 185 разработало в 1934 году единый "малый триплекс" СУ-5, включавший универсальный лафет на шасси Т-26 и устанавливаемые на нем взаимозаменяемые дивизионные: 76-мм пушку образца 1902/30 года (СУ-5-1); 122-мм гаубицу образца 1910/30 года (СУ-5-2); 152-мм мортиру образца 1931 года (СУ-5-3). Бронирование - частичное. Возимый боекомплект был ограничен, поэтому комплекс дополнялся специальным бронированным патроновозом на том же шасси. Полигонные испытания дали положительные результаты. Изготовленные 15 машин передали в войска (30, с. 26).

Для мехвойск КБ ВОАО спроектировало в 1933 году самоход А-39 на шасси Т-26 с 76-мм пушкой во вращающейся башне специальной конструкции. Проект отклонили. Одновременно "Красный путиловец" разработал унифицированную башню с 76-мм универсальной полковой пушкой для легких танков, которые получили индекс П-БТ и П-Т26. Разработка не была реализована по причине недоработок в конструкции орудия. В конечном счете к установке 76-мм пушки была приспособлена стандартная башня. Так появились и начали поступать в войска артиллерийские танки: Т-26-4 и БТ-7А.

В 1933 году завод № 185 приступил к проектированию на базе Т-26 артиллерийского танка АТ-1 с 76-мм танковой пушкой ПС-3 для сопровождения танков дальней поддержки пехоты (ДПП) и танковых групп дальнего действия (ДД) при прорыве последних через оборону противника. Этот самоход закрытого типа имел боевую рубку с верхним поясом в виде откидных щитов, что улучшало обзор поля боя и условия работы прислуги при поддержке атаки из второго эшелона. Документация была готова в 1935 году; но работы над АТ-1 прекратили в пользу танков БТ-7А.

В качестве средства подвижной ПТО в 1935 году на базе Т-37 создается опытный образец неплавающей низкосилуэтной СУ-37 с 45-мм пушкой в лобовом листе. Затем разрабатываются варианты неплавающей самоходной 45-мм пушки на шасси Т-38. Один из них – СУ-45 – был изготовлен и показал низкие тягово-динамические качества и недостаточную подвижность.

К числу легких орудий сопровождения для обеспечения разведотрядов и действий стратегической конницы относилась установка 76-мм ДРП на Т-37, отличавшаяся автоматическим механизмом перезаряжания. Существовал также колесный образец 76-мм ДРП на шасси ГАЗ-ТК. В связи с прекращением работ над пушками ДРП работы по этим объектам были остановлены.

В качестве средства ПВО общевойсковых, механизированных и кавалерийских соединений проектировали самоходы под 76-мм зенитную пушку на удлиненном шасси Т-26 (СУ-6) и Т -28 (СУ-8). Один экземпляр СУ-6 был изготовлен заводом №185 в 1935 году, годом раньше АНИМИ завершил проект размещения на танке Т-28 45-мм зенитной пушки 21К, предусматривавший переделку лобовой части стандартной башни. К производству разработка принята не была. В 1937 году на шасси Т-26 изготовили опытный самоход с 37-мм зенитной автоматической пушкой образца 1937 года.

Высокий темп боевых действий, развиваемый подвижными войсками, был недоступен буксируемой артиллерии большой и особой мощности. В этой связи планировалось создание самоходной артиллерии РГК. В 1934 году "Красный путиловец" завершил разработку на шасси Т-28 орудийного комплекса Л-5 в двух вариантах: система Д (125-мм самоходная пушка) и система Е (203-мм гаубица). Для разгрузки ходовой части при стрельбе применялись особые дополнительные опоры. По расчетам, установка могла перемещаться со скоростью до 36,6 км/ч.

Проект реализован не был. В 1933–1934 годах по программе "Большой дуплекс" на основе узлов и агрегатов Т-28/Т-35 создается экспериментальный артсамоход: гаубичный вариант (203-мм) имел индекс СУ-14, пушечный (152-мм) - СУ-14А. Прототип был готов в 1935 году. Впервые в отечественной практике столь мощным артсистемам была придана способность самостоятельного передвижения. После доводки машина, именуемая СУ-14-1 (152-мм пушка или 203-мм гаубица), прошла вторые полигонные испытания в июне 1938 года и показала неудовлетворительные результаты. В силу конструктивных недоработок скорострельность составляла один выстрел за 5 - 6 мин. Переход из походного положения в боевое занимал 6 мин. Трансмиссия оказалась перегруженной. Единичные экземпляры СУ-14 и СУ-14-1 передали в войска для опытной эксплуатации.

В рамках программы "Большой триплекс" в 1934 году проектировали комплекс на едином самоходном лафете с двойным откатом (база Т-28/Т-35), несущем взаимозаменяемые 220/254-мм пушку, или 305-мм гаубицу, или 400-мм мортиру. В процессе обоснования проектов задание изменили. Был разработан самоход СУ-7 под 203-мм пушку-гаубицу или 305-мм гаубицу. Огромная масса – 106 т – заставила отказаться от проекта и сконцентрироваться на доводке СУ-14.

Проектирование и доводка артсамоходов были резко прекращены в результате работы специальной комиссии, которая с 19.12.1937 по 05.04.1938 года разрабатывала перечень образцов орудий для системы артвооружения РККА. Вероятно, главной причиной такого решения была не столько кадровая чистка 1937–1938 годов, сколько мощь танковых пушек нового поколения, не имевших на рубеже 30–40-х годов достойных целей на поле боя и давших основание усомниться в целесообразности поддержки танков артсистемами более крупных калибров. Так, избыток спроектированного в 1939 году "истребителя танков", вооруженного 85-мм зенитной пушкой, очевиден. В известной степени это подтверждается тем, что полного свертывания работ не произошло. Они были вскоре продолжены, но только в области создания танков сопровождения, вооруженных крупнокалиберными системами и являющихся, по сути, штурмовыми орудиями.

Так, при проектировании изделий "100" (КБ завода № 185 имени С. М. Кирова) предусматривались варианты Т-100Z и Т-100V со 152-мм и 203-мм орудиями. Под системы аналогичного калибра проектировалось изделие "212" (КБ Кировского завода). Эффективность таких машин в борьбе с долговременными оборонительными сооружениями продемонстрировала "зимняя война", когда на фронт в экстренном порядке направили собранный на шасси Т-100 самоход СУ-100Y со 130-мм морской пушкой и СУ-14-2 (СУ-14Бр-2) со 152-мм пушкой большой мощности. Серийной же штурмовой машиной стал танк КВ-2 со 152-мм гаубицей во вращающейся башне.

См.: Военный и военно-технический потенциал СССР к началу Великой Отечественной войны

istoriirossii.ru