Автобронетанковые - бронетанковые и механизированные войска РККА накануне Великой Отечественной войны - Механизированный корпус (мехкорпус)

Хотя бронетанковые и механизированные войска составляли всего десятую часть от всех сухопутных сил Красной Армии, именно они внесли наибольший вклад в победу. В 1941 году механизированные войска представляли собой довольно массивное образование и состояли из 29 механизированных корпусов. В каждом корпусе было по две танковые и одна мотопехотная дивизия. По штатной численности механизированный корпус значительно превосходил любую немецкую танковую дивизию того периода.

Содержание материала

Механизированный корпус (мехкорпус)

Наша предвоенная теория предусматривала вводить механизированные корпуса в сражение в тот момент, когда общевойсковые соединения первых эшелонов пробьют брешь в обороне противника. Основной задачей механизированных корпусов в наступлении являлось: войти в прорыв, образованный общевойсковыми соединениями, стремительно развить их успех, с ходу захватить важные объекты и оборонительные рубежи противника, рассечь его оборону на всю глубину, совместно с авиацией и воздушно-десантными войсками уничтожить подходящие вражеские резервы, во взаимодействи с другими соединениями окружить и истребить главные силы обороняющихся войск и тем самым обеспечить достижение цели операции. Ширина полосы наступления корпуса определялась 12-20 км, а темп продвижения до 80 км в сутки.

Согласно своему назначению, механизированный корпус, соединение с наступательными задачами, имел соответствующую организационную структуру. 

Мехкорпус как высшая организационная единица бронетанковых войск включал две танковые и моторизованную дивизии, мотоциклетный полк. Иногда в непосредственном подчинении командира корпуса артиллерийские полки (один или два). 

По штатам танковая дивизия должна была иметь два танковых полка, моторизованный и артиллерийский полки, зенитно-артиллерийский дивизион, отдельный разведывательный батальон и подразделения обеспечения.     

Интересную структуру имел отдельный разведовательный батальон танковой дивизии. Он состоял из роты легких танков (43-й разведбат 43-й танковой дивизии 19 мехкорпуса имел также 5 танков Т-34), роты средних пушечных бронеавтомобилей БА-10, роты легких пулеметных бронеавтомобилей, мотоциклетной роты и зенитной роты (12 пулеметов ДШК и четыре 37-мм пушки), артбатареи и отдельных взводов обеспечения. Но и это не все. 43-й разведбат, например, в случае боевой тревоги должен был усиливаться дивизионом 122-мм гаубиц, саперной ротой и другими более мелкими подразделениями, что и произошло в начале войны. 

Столь сложная организационная структура была обусловлена тем, что разведка – только одна из задач разведбатальона. А другая задача – быть передовым отрядом дивизии, боевой частью, которая может и должна успешно действовать в значительном отрыве от главных сил. 

В мотострелковой дивизии было два мотострелковых полка, по танковому и артиллерийскому полку, примерно те же обеспечивающие специальные части и подразделения, что и в танковой дивизии.      

Основная ударная сила мехкорпуса - танковая дивизия. Мощь дивизии показывает наличие тяжелых танков КВ (никто в мире кроме СССР не имел тяжелых танков), способных свободно решать поставленные задачи, не боясь поражения 3-х дюймовой полевой артиллерией, и средних танков Т-34, не поражаемых 37-45 мм противотанковыми пушками. Танковая дивизия должна была иметь 63 танка КВ и 210  Т-34. Кроме всего прочего в дивизии 54 химических, т. е. огнеметных танка, способных выжигать уцелевшего противника.     

Посмотрим как обстояли дела с формированием мехкорпусов на примере Киевского ОВО. Из всех имевшихся в округе бронетанковых войск наиболее подготовленными к ведению боевых действий были 4-й и 8-й механизированные корпуса, которые в первую очередь получали с начала 1941 г. танки КВ и Т-34. Но и в этих соединениях недоставало боевых машин, артиллерийско-стрелкового вооружения и других технических средств. Их дивизии располагали лишь половиной положенного количества новых танков. Из-за недостатка времени обученность и боевая сколоченность экипажей пока еще не достигли нужного уровня.     

Несколько позже начал свое формирование 15-й механизированный корпус. Его боевая готовность к началу войны оказалась намного ниже первых двух корпусов... 212-я моторизованная дивизия... не имела автомашин не только для личного состава, но и для перевозки тяжелого вооружения, боеприпасов и горючего...     

Остальные механизированные корпуса приступили к формированию еще позже, и положение в них было совсем тяжелым. Весь танковый парк соединений состоял из устаревших, преимущественно учебно-боевых машин, израсходовавших большую часть моторесурсов.  

14 мая 1941 г. начальник АБТУ РККА генерал-лейтененат Я. Н. Федоренко обратил внимание наркома обороны на то, что из-за неполного обеспечения механизированных корпусов танками по штатам они "являются не полностью боеспособными. Для повышения их боеспособности впредь до обеспечения их танками считаю необходимым вооружить танковые полки мехкорпусов 76- и 45-мм орудиями и пулеметами с тем, чтобы они в случае необходимости могли бы драться, как противотанковые полки и дивизионы". Для проведения этого мероприятия имелось 1200 76-мм орудий, 1000 45-мм противотанковых орудий и 4000 пулеметов "ДП", которых хватило бы на 50 танковых полков, по 24 76-мм орудия, по 18 45-мм орудий и по 80 пулеметов. Для перевозки этого вооружения предлагалось выделить 1200 машин ЗИС и 1500 машин ГАЗ. К докладной прилагалась ведомость распределения вооружения и автомашин по 19-му, 16-му, 24-му (КОВО), 20-му, 17-му, 13-му (ЗапОВО), 2-му, 18-му (ОдВО), 3-му, 12-му (ПрибОВО), 10-му (ЛВО), 23-му (ОрВО), 25-му (ХВО), 26-му (СКВО), 27-му (САВО) и 21-му (МВО) мехкорпусам, утвержденная наркомом обороны 15 мая 1941 г. 16 мая 1941 г. начальник Генштаба направил в соответствующие округа директивы о проведении в жизнь этого мероприятия к 1 июля 1941 г., которое следовало "провести таким образом, чтобы не нарушать организационный принцип полка, как танковой единицы, имея ввиду, что в последующем на вооружение будут поступать танки". 

К чему привела политика подготовки к наступательной войне стало очевидно 22 июня 1941 г. Мехкорпуса оказались не готовы к обороне. С первого дня войны им пришлось наносить контрудары по прорвавшемуся противнику, сдерживать продвижение вражеских войск, а не прорывать оборону противника, входить в прорыв и действовать в глубоком тылу, как это планировалось до войны.  

См.: Военный и военно-технический потенциал СССР к началу Великой Отечественной войны

istoriirossii.ru