Понятие 'дворцовый переворот' в советской и постсоветской историографии

Появившееся во второй половине XIX в. словосочетание 'дворцовый переворот' отсутствовало в досоветских энциклопедиях (Брокгауз и Ефрон, Гранат) и впервые вошло в «Советскую историческую энциклопедию», причем не в виде самостоятельной статьи, а в контексте понятия 'эпоха дворцовых переворотов': «Дворцовых переворотов эпоха» в дворянско-буржуазной историографии время в истории России с 1725 но 1762, когда смена власти происходила, как правило, путем дворцовых переворотов. Дворцовые перевороты устраивались дворянскими группировками, боровшимися друг с другом за власть, за возможность наживаться за счет казны. В них нашла выражение борьба дворянства за укрепление в своих интересах абсолютной монархии. Попытки родовитой богатейшей верхушки дворянства, аристократии ограничить власть монарха встречали противодействие широких слоев дворянства и оканчивались неудачей. (см. Анна Ивановна, Верховный тайный совет, Екатерина II). Военной силой переворотов были дворянские гвардейские полки» .

Появившееся во второй половине XIX в. словосочетание 'дворцовый переворот' отсутствовало в досоветских энциклопедиях (Брокгауз и Ефрон, Гранат) и впервые вошло в «Советскую историческую энциклопедию», причем не в виде самостоятельной статьи, а в контексте понятия 'эпоха дворцовых переворотов': «Дворцовых переворотов эпоха» в дворянско-буржуазной историографии время в истории России с 1725 но 1762, когда смена власти происходила, как правило, путем дворцовых переворотов. Дворцовые перевороты устраивались дворянскими группировками, боровшимися друг с другом за власть, за возможность наживаться за счет казны. В них нашла выражение борьба дворянства за укрепление в своих интересах абсолютной монархии. Попытки родовитой богатейшей верхушки дворянства, аристократии ограничить власть монарха встречали противодействие широких слоев дворянства и оканчивались неудачей. (см. Анна Ивановна, Верховный тайный совет, Екатерина II). Военной силой переворотов были дворянские гвардейские полки» .

Таким образом, понятие «дворцовый переворот» обозначало как столкновение дворянских группировок за власть и «за возможность наживаться за счет казны», так и «попытки родовитой богатейшей верхушки дворянства, аристократии ограничить власть монарха». Но при этом события 1730 г. не причислялись к пяти указанным переворотам 1725, 1727, 1740-1741 и 1762 гг.: «1) 28 янв. 1725 – группировка А.Д. Меншикова, опираясь на гвардейские полки, возвела на престол Екатерину I. 2) сент. 1727 – группировка Долгоруковых добилась от Петра II лишения власти и ссылки временщика Меншикова. 3) 9 нояб. 1740 – гвардия низложила регента Бирона и провозгласила «правительницей» Анну Леопольдовну. 4) 25 нояб. 1741 – в результате переворота императрицей становится Елизавета Петровна. 5) 28 июня 1762 – Екатерина II при помощи гвардейцев свергла своего мужа Петра III и заняла престол». Здесь же подчеркивается, что советская историческая наука отвергает выделение эпохи дворцовых переворотов в качестве особого периода истории, «т. к. дворцовые перевороты не затрагивали существа социального и политического строя страны» .

Близкая по смыслу формулировка понятия «дворцовый переворот» присутствует и в современных справочниках, но уже без характеристики причин и сущности явления . Так, в Большом Российском энциклопедическом словаре читаем: «ДВОРЦОВЫЕ ПЕРЕВОРОТЫ 1725-62 в России, совершались дворянскими группировками, опиравшимися на гвардию. В 1725 путём дворцового переворота была возведена на престол ими. Екатерина I; в 1727 Долгоруковы добились от императора Петра II ссылки А. Д. Меншикова; в 1740 гвардия свергла Э. И. Бирона и провозгласила «правительницей» Анну Леопольдовну; в 1741 был свергнут малолетний император Иван VI Антонович и возведена па престол Елизавета Петровна; в 1762 Екатерина II свергла своего мужа ? императора Петра III и заняла престол. Период 1725?62 получил в историографии название «эпоха дворцовых переворотов» . Таким образом, постсоветская историческая наука уже не отвергает выделение эпохи дворцовых переворотов в качестве особого периода истории отечества, но события 1730 г. по-прежнему не причисляются к пяти переворотам 1725, 1727, 1740-1741 и 1762 гг.

Термин «дворцовый переворот» отсутствует как в дореволюционных, так и в советских учебниках и справочниках по политологии. Только в 1993 г. в словаре по политологии это понятие было включено в раздел «Заговор» ? как определение разновидности политической интриги в тоталитарных или авторитарных политических системах, предполагающих тайное соглашение группы лиц для достижения определенных политических целей, конспирацию и «деструктивную деятельность» .

В «Политической энциклопедии» (1999) понятие «дворцовый переворот» трактуется как один из «типов» государственного переворота, как «одна из форм насильственного изменения политического режима». В этой классификации «дворцовый переворот» представляется характерным для традиционного общества, где существует «неосознанно-доверительное отношение к правителю или группе правителей». Вторым «типом» государственного переворота является «заговор», под которым понимается захват государственной власти, «инициированный небольшой группой заговорщиков, вооруженные действия, не опирающиеся ни на широкую поддержку масс, ни на изучение ситуации, ни на продуманную программу». Третий тип определяется как «восстание» с «определенным уровнем организованности и наличием структур, обеспечивающих его», – в отличие от неорганизованного «бунта» . Данная классификация не опирается на какие-либо примеры и оставляет открытыми вопросы, почему дворцовый переворот не может быть результатом «заговора» или сопровождаться «восстанием».

В последнее время появляются попытки более точного определения различных «переворотных» ситуаций. Однако в одних случаях понятие «переворот» трактуется только как «коренное» или «резкое изменение существующего общественно-политического строя» , в других – предлагается в качестве современного понятия «пронунсиаменто» или «путч» – как «государственный переворот, совершаемый небольшой группой заговорщиков» .

Е.В. Анисимов использует «дворцовый» и «государственный» переворот как синонимы, но добавляет к ним еще и «военный», каковым, по его мнению, было столкновение группировок в 1725 г.

И.Д. Ковальченко ставит все перевототы в один ряд: «Всякий переворот (дворцовый, государственный, военный) – явление негативное, ибо в той или иной мере ведет к диктатуре и к нарушению нормального развития» .

А.Б. Каменский полагает, что все дворцовые перевороты могут быть названы государственными, поскольку их осуществление означало «смену персонального состава правящей верхушки» .

В юридической литературе государственный переворот характеризуется и как «насильственное и совершенное в нарушение конституции свержение или изменение конституционного (государственного) строя либо захват (присвоение) государственной власти кем бы то ни было» , и как «захват власти, незаконная смена правящей элиты в целом (президентства, правительства, персонала управленческих структур), которые не связаны с какими-либо коренными изменениями политического режима» .

А. Н. Медушевский отмечает, что понятие «государственный переворот» чаще всего выступает как явление новой и новейшей истории ? при наличии парламента, политических партий и движений, конституционных институтов . По-видимому, именно это и отличает его от реалий монархии «старого порядка», по отношению к которой более уместным представляется термин «дворцовый переворот», понимаемый как «насильственная смена монарха... без непосредственного участия широких общественных сил» , совершаемая оппозиционной придворной группировкой – «партией», т.е. «союзом одних лиц против других» .

И.В. Курукин предлагает разделять понятия «государственный» и «дворцовый» переворот: осуществление первого, по мнению автора, означало изменение существующей «формы правления» (т.е. правового положения высших органов государственной власти); тогда как второй предполагал смену правителя (и его ближайшего окружения) путем интриг, заговора или силовой акции, которые, таким образом, являлись средствами или формами осуществления переворота. Соглашаясь авторами труда «История СССР с древнейших времен до наших дней» , И.В. Курукин считает обоснованным суждение о том, что к числу дворцовых переворотов необходимо причислить также вполне «переворотные» смещения ключевых фигур, подобных Меншикову или Бирону. События же 1730 г. изменили само государственное устройство страны ? ограничили (а затем восстановили) самодержавную монархию, поэтому, как замечает И.В. Курукин, их точнее было бы назвать государственными переворотами.

Итак, в советской и современной литературе и справочниках отсутствует единое понимание и определение интересующего нас понятия. Появившись в трудах С.М. Соловьева и В.О. Ключевского, словосочетание «дворцовый переворот» быстро стало системообразующим элементом для характеристики целой эпохи, но в то же время воспринимается как сугубо «археологическое» понятие. При этом ряд авторов не находят существенной разницы между «дворцовым» и «государственным» переворотом. В результате – эпоха дворцовых переворотов 1825–1862 гг. или по-прежнему не воспринимается в качестве «современного» путча (государственного переворота), или, наоборот, отождествляется с событиями новейшего времени.

-----

27. Советская историческая энциклопедия. М., 1964. Т. 5. С. 18
28. Советская историческая энциклопедия. М., 1964. Т. 5. С. 18.
29. Большой Российский энциклопедический словарь. М., 2003. С. 427; История отечества: Энциклопедический словарь / Сост. Б.Ю. Иванов, В.М. Кареев, Е.И. Куксина. М., 1999. С.184.
30. Большой Российский энциклопедический словарь. М., 2003. С. 427.
31. Политология. Энциклопедический словарь. М.,1993. С. 109.
32. Политическая энциклопедия: В 2 т. М., 1999. Т.2. С.129-130.
33. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка (толково-словообразовательный). М., 2005. Т.2. С. 42; Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. М., 2002. С.451; Толковый словарь русского языка (1935-1940 гг.) под редакцией Д.Н.Ушакова. CD-ROM. ИДДК, 2004.
34. Словарь современных понятий и терминов / Н.Т. Бунимович, Г.Г. Жаркова, Л.М. Корнилова и др.; сост., общ. ред. В.А. Макаренко. М., 2002. С.354.
35. Анисимов Е.В. Россия без Петра: 1725–1740. СПб., 1994. С. 476-477; Власть и реформы: от самодержавной к советской России. СПб., 1996. С.153–157.
36. Ковальченко И.Д. Заметки о текущем моменте // Вестник МГУ (история). 1997. №3. С. 107.
37. Каменский А.Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII в.: опыт целостного анализа. М, 1999. С. 165.
38. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. М., 2002. С.127.
39. Категории политической науки. М., 2002. С. 387-388.
40. Медушевский А.Н. Как научить демократию защищаться // Вестник Европы. 2002. №. 4.
41. Халипов В.Ф. Власть: Кратологический словарь. М., 1997. С. 121.
42. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 3. М., 1999. С. 20.
43. История СССР с древнейших времен до наших дней. М., 1967. Т. 3. С.252.
44. Курукин И.В. Эпоха «дворских бурь»: Очерки политической истории послепетровской России 1725-1762 гг., 2003.

См.: Эпоха дворцовых переворотов в отечественной историографии

istoriirossii.ru