Особенности смены государственного строя в странах ЦВЕ

Распад социалистической системы был неизбежен, но сценарии смены государственного строя зависели от наследия социалистической эпохи. М. В. Карпов в статье «Блеск нищих демократий» [33] пишет о том, что в самом начале 90-х годов в западноевропейской и американской политологической и экономической литературе преобладали пессимистические прогнозы дальнейшего развития государств ЦВЕ. В качестве основных причин для пессимизма называли отсутствие или крайнюю слабость в этих странах таких предпосылок для демократии, как развитая система многопартийности, группы профессиональных политиков, должная степень развитиягражданского общества, эффективность государства, представления о главенстве закона и т.д.

Содержание материала

Распад социалистической системы был неизбежен, но сценарии смены государственного строя зависели от наследия социалистической эпохи. М. В. Карпов в статье «Блеск нищих демократий» [33] пишет о том, что в самом начале 90-х годов в западноевропейской и американской политологической и экономической литературе преобладали пессимистические прогнозы дальнейшего развития государств ЦВЕ. В качестве основных причин для пессимизма называли отсутствие или крайнюю слабость в этих странах таких предпосылок для демократии, как развитая система многопартийности, группы профессиональных политиков, должная степень развитиягражданского общества, эффективность государства, представления о главенстве закона и т.д.

Многие писали о том, что социально-политическое наследие коммунистических режимов несовместимо со становлением демократических систем из-за укрепившихся «стадного чувства», общественной индифферентности, эгалитарно-патерналистских моделей поведения. Кроме того, распространенным аргументом был тезис о невозможности одновременного осуществления радикальных экономических реформ и политической демократизации в условиях относительно низкого уровня реального потребления. Сторонники такого подхода считали, что степень успешности становления демократической системы в Восточной Европе будет напрямую зависеть от быстроты преодоления хозяйственного кризиса, который, затягиваясь в условиях социально-политического хаоса, подрывает общественную и институциональную базу демократии. В качестве наиболее вероятного исхода процессов в этом регионе в среднесрочной перспективе чаще всего называли либо приход к власти авторитарно-популистских режимов на волне радикального национализма, либо (в лучшем случае) «диктатуру интеллектуальной элиты», впрочем, также опирающуюся на армейские штыки. Строились прогнозы массовых волнений, захлестывающих и крушащих хрупкие островки демократии. Лишь крайне незначительное число авторов допускали возможность сравнительно стабильной социально-экономической и политической эволюции посткоммунистической Восточной Европы.

Рассмотрим, как на самом деле развивались политические и социально-экономические преобразования в странах ЦВЕ.


Польша

Демократическая, антитоталитарная революция 1989 г. в Польше была первой революцией такого типа в Центральной и Восточной Европе. При этом специалисты ИМЭПИ РАН подчеркивают, что «по своим предпосылкам, движущим силам и ходу она весьма отличалась от большинства революций того времени в восточноевропейских странах, так как являлась следствием массового общественного движения в Польше 1980-1981 гг» [34]

В 1989 г. перемены произошли в результате заключения договора между реформаторским крылом Польской объединенной рабочей партии (ПОРП) и умеренной частью политической оппозиции, вышедшей из общественно-политического движения «Солидарность», сформировавшегося в 1980-1981 гг. Этот договор был заключен между сторонами в ходе работы «круглого стола» в феврале-апреле 1989 г. При поддержке реформаторского крыла ПОРП правительство организовало несколько заседаний круглого стола с участием представителей государственной администрации, ПОРП, общественных организаций, католической церкви и профсоюзов. Заключительные документы круглого стола, подписанные в апреле, закрепили стратегию реформы политической системы. На июнь назначались первые выборы в сейм на альтернативной основе. По взаимной договоренности «60 % депутатских мандатов изначально гарантировалось для ПОРП и ее союзников по коалиции, а остальные 40 % мест отдавались беспартийным депутатам и представителям оппозиции» [ 35]. В соответствии с решениями круглого стола в апреле был также восстановлен институт президента и учреждена вторая палата парламента. Тогда же был изменен закон о профсоюзах, допустивший существование независимых профобъединений.

Июньские выборы показали стремительное падение влияния ПОРП и рост популярности оппозиционных движений, в том числе «Солидарности». Новый состав парламента лишь большинством в один голос избрал на пост президента В. Ярузельского. В декабре были приняты поправки к конституции, провозгласившие Польшу демократическим правовым государством. Исключались статьи о ПОРП как руководящей политической силе польского общества и социалистическом характере польского государства, закреплялась многопартийность.

В целом «в Польше отсутствовало серьезное сопротивление реформам как со стороны политических элит, так и со стороны значительной части населения» [36]. В январе 1990 г. XI съезд ПОРП заявил о прекращении деятельности партии. По предложению Ярузельского в ноябре–декабре 1990 г. состоялись внеочередные президентские выборы, принесшие победу Л. Валенсе. Таким образом, для Польши открывалась новая страница в ее истории, означавшая перемены во всех областях жизни общества.


Венгрия

Мирно, без бурных политических потрясений совершился демонтаж прежней системы в Венгрии. К моменту перехода, как уже отмечалось, в Венгрии уже накопились изменения, которые неминуемо вели к смене существующего строя. К 1989 году здесь фактически уже образовалось несколько оппозиционных партий. К чести руководства ВСРП следует отметить, что оно само проявило готовность и политическую волю осуществить перемены в стране и сесть за стол переговоров с оппозицией, и это при всем том, что страну в отличие от Польши отнюдь не сотрясали забастовки или митинги протеста. Венгрия продемонстрировала всему региону пример политической культуры, способности политических сил договориться в переломный для своей страны момент.

После февральского 1989 г. Пленума ЦК ВСРП был объявлен курс на демократизацию государственного устройства, ввод многопартийности. В октябре 1989 г. состоялся внеочередной съезд ВСРП, принявший решение о преобразовании ее в Венгерскую социалистическую партию. Реформаторское крыло добилось значительного обновления партийной программы, а ортодоксальные коммунисты вместе с частью центристской группировки воссоздали ВСРП.

На фоне раскола правящей партии новые оппозиционные партии одержали убедительную победу на первых свободных выборах весной 1990 г. Фаворитом их стал Венгерский демократический форум, который вместе с хрис-тианско-демократической партией и воссозданной партией мелких хозяев образовал правящую либерально-демохристианскую коалицию. Лидер ВДФ Йожеф Анталл возглавил правительство. Президентом республики стал Арпад Генц, руководитель второй крупнейшей партии бывшей оппозиции – «Союза свободных демократов», отстаивавшего национально-либеральные идеи. Венгерский парламент принимает закон, разрешающий формирование в стране новых политических партий, а чуть позже в Венгрии было провозглашено создание новой республики. Новая конституция содержала в себе гарантии многопартийности, рыночного хозяйства, частной собственности и демократического устройства страны [37].


Чехословакия

Иной сценарий смены власти произошел в Чехословакии. 17 ноября 1989 года состоялась студенческая демонстрация на улицах Праги, приуроченная к 50-й годовщине нацистской расправы над чешскими студентами. На митинге прозвучали требования отказаться КПЧ от своей руководящей роли, отставки правительства и проведения демократических выборов. Власти приняли опрометчивое решение разогнать демонстрацию, но в тех условиях, когда начались демократические процессы в соседних странах, рухнула Берлинская стена –символ разделения Востока и Запада, такая позиция правящих сил вызвала в стране бурю негодования. В знак протеста произошли массовые митинги и манифестации в Праге, Братиславе, Брно. Ситуация угрожала перерасти во всеобщую забастовку. По призыву «Гражданского форума» – объединения чешских оппозиционных студенческих, правозащитных и интеллигентских организаций, а также объединенного комитета словацких оппозиционных организаций («Общества против насилия») начались акции гражданского протеста. Апогея они достигли 25 ноября. Под давлением общественного мнения внеочередной Пленум ЦК КПЧ сместил с поста генерального секретаря партии М. Якеша. Его преемник К. Урбанек представлял реформаторское крыло КПЧ, стремившееся к компромиссу в оппозицией и полной смене прежнего руководства страны. Уже в конце ноября Федеральное собрание ЧССР исключило из конституции статью о руководящей роли коммунистической партии. В его состав путем ротации были введены представители оппозиции, а председателем избран герой «пражской весны» А. Дубчек. В декабре 1989 г. с поста президента республики ушел Г. Гусак, а новым президентом Федеральное собрание избрало лидера «Гражданского форума» В. Гавела. В июне 1990 года состоялись свободные выборы. Победу одержал Гражданский форум, после чего было сформировано правое правительство под председательством В. Клауса. А через два года некогда единое государство – Чехословацкая федерация прекратило свое существование, и на карте Европы возникли два новых государства Чешская и Словацкая Республики. События в Чехословакии были впоследствии признаны «классическими» по своему сценарию. При этом специалист Института славяноведения РАН Э.Г. Задорожнюк однозначно определяет суть событий «как революция, когда под мощным давлением улицы, многочисленных демонстраций и митингов был установлен новый общественный строй» [38]. Эта революция получила название «бархатной», так как происходила мирным, бескровным путем.


Румыния

Более драматично складывалась ситуация в Румынии, где падение коммунистической диктатуры сопровождалось серьезными военными столкновениями. Поводом к обострению политической ситуации в стране стал расстрел подразделениями службы госбезопасности «Секуритате» демонстрации протеста в городе Тимишоаре 17 декабря 1989 г., где накануне был арестован венгерский священник А. Текеши. В последующие дни волнения начались в Будапеште. Министр обороны В. Миля, отказавшийся ввести в Тимишоар армейские части, был застрелен секуристами. Несмотря на объявление в официальных средствах массовой информации о самоубийстве министра, армия начала поддерживать повстанцев. С 22 декабря столкновения между военными и сотрудниками «Секуритате» происходили уже по всей стране. Эпицентром восстания стала столица, где многотысячная толпа при поддержке танковых подразделений осадила дом Государственного совета. «Характерно, – замечает А. А. Маслов, – что антикоммунистических лозунгов в то время еще не было. Все требовали только отставки Н. Чаушеску, демократизации политической жизни и проведения свободных выборов» [39].

Бои завершились 25 декабря, и в тот же день после импровизированного заседания военного трибунала супружеская чета Чаушеску, властвовавшая в коммунистической Румынии, была расстреляна. В результате столкновений погибли более тысячи человек, половина из которых – в Бухаресте. Власть перешла к созданному в дни восстания Фронту национального спасения (ФНС). В состав его руководства вошли как известные правозащитники, так и опальные бывшие руководители партии и правительства. Председателем ФНС стал Ион Илиеску, входивший в свое время в окружение Чаушеску.

Программа ФНС содержала популярные лозунги – ликвидация однопартийности, установление правовой, демократической государственности, организация свободных парламентских и президентских выборов, признание равноправия форм собственности.  С учетом того, что в период правления Чаушеску в стране отсутствовали малейшие признаки организованной оппозиции, ФНС сразу же завоевал прочные лидирующие позиции. Бурный процесс образования новых партий и движений, развернувшийся в последующие месяцы, не изменил ситуацию. Коммунистическая же партия была запрещена новым правительством уже в первые дни 1990 г. Возникшая на ее основе Социалистическая партия труда оказалась немногочисленной и идеологически дезориентированной. Единственными серьезными конкурентами ФСН на выборах в парламент в мае 1990 г. стали воссозданные «исторические» партии – Национал-цэрэнистская (христианско-демократическая) и Национал-либеральная, а также выступившая с ними в едином избирательном блоке Социал-демократическая партия.

На всеобщих выборах 20 мая 1990 г. победу с огромным преимуществом одержал Ион Илиеску, «который уже успел к этому времени превратить свой Фронт национального спасения (ФНС) в Партию социальной демократии (ПСДР)» [40]. Его сторонники получают абсолютное большинство в парламенте, а он становится первым президентом свободной Румынии. Конституция 1991 г. провозглашает Румынию суверенным демократическим государством со свободной рыночной экономикой [41]. При этом новый президент заявил, что не является сторонником «шоковой терапии» и что все его социально-экономические реформы будут носить медленный, осторожный и хорошо продуманный характер.


Болгария

Гораздо менее радикально происходили перемены в Болгарии. В стране был совершен бескровный переворот, получивший, как и в Чехословакии, название «бархатной революции». Толчок для смены политического строя был дан «молодым крылом» самой коммунистической партии. Ноябрьский 1989 г. пленум ЦК БКП сместил Т. Живкова с занимаемой должности. Генеральным секретарем стал лидер «реформаторов» П. Младенов. Уже в январе 1990 г. была осуществлена конституционная реформа, ликвидировавшая монополию коммунистической партии на власть, закрепившая принцип многопартийности. Младенов попытался перевести события в русло «управляемых» реформ. Однако в считанные месяцы сложилось мощное оппозиционное движение, перехватившее у коммунистов инициативу. Основу организованной оппозиции составили объявившие о своем восстановлении существовавшие еще в середине века партии — социал-демократическая, радикально-демократическая, Болгарский земледельческий народный союз. В декабре 1989 г. оппозиционные партии и движения объединились в Союз демократических сил (СДС). В стране началась стремительная поляризация политических сил. Организованные по инициативе СДС в конце 1989 г. массовые демонстрации с требованием радикальных демократических перемен вынудили правительство начать подготовку выборов на альтернативной основе. В самой БКП усилилась борьба фракций. В апреле 1990 г. после общепартийного референдума была изменена идеологическая ориентация партии – она стала называться Болгарская социалистическая партия. Выборы, прошедшие в июне 1990 г., принесли успех БСП. Решающую роль сыграли результаты выборов в провинции, еще мало охваченной гражданским движением. Оппозиция попыталась взять реванш «на улице». Правительство оказалось под жестким прессингом. Не прекращавшиеся митинги, демонстрации и студенческие забастовки вынудили Младенова уйти с поста президента страны. 1 августа 1990 г. на эту должность был избран известный публицист Желю Желев, председатель координационного совета СДС. С образованием в декабре 1990 г. коалиционного правительства Д. Попова с участием представителей СДС, БСП и БЗНС процесс демонтажа коммунистического государственного строя завершился.


Албания

В Албании ввиду отсутствия серьезной политической оппозиции импульс к переменам также был дан правящей коммунистической Албанской партией труда. Видимо, сказалась общая политическая ситуация, которая сподвигла на реформы албанское руководство. Албания позже остальных вступила на путь реформирования общества.

Начало было положено на IX пленуме ЦК АПТ, проходившем 22–23 января 1990 года. Делегаты приняли программу из 25 пунктов, провозгласивших большую децентрализацию экономики и проведение демократизации политических и социальных институтов. В марте 1991 года состоялись первые парламентские выборы на многопартийной основе. Победу одержала АПТ (56%), ее оппонент, только что возникшая Демократическая партия Албании получила 39% . К власти пришло коалиционное правительство. 3 июня 1991 АПТ сменила название на Социалистическую партию и отказалась от марксистско-ленинского наследия. Однако сохраняющаяся неустойчивость внутриполитической ситуации привела к смене трех правительств и проведению в марте 1992 г. досрочных парламентских выборов. Победу на выборах одержала Демократическая партия (ДПА). Ее лидер Сали Беришу был избран парламентом на пост президента страны. Сформировалось новое правительство С. Бериша, взявшее курс на радикальную перестройку экономической системы. Бывшая до этого правящей, Социалистическая партия Албании потерпела поражение и перешла в оппозицию.

М. Грачев в статье Грачев М. «Переход от тоталитаризма к демократии в Албании»[42] отмечает, что процесс демократизации в Албании шел очень трудно. Старое давало о себе знать во всех сферах общественной жизни. Так, в результате референдума, проведенного 6 ноября 1994 г., проект новой Конституции Республики Албании не был поддержан большинством албанских граждан, принявших участие в голосовании. Понадобились большие дополнительные усилия, чтобы изменить отношение людей к демократическому процессу. В силу глубокой укорененности авторитарной разновидности политической культуры в массах все еще широко распространены настроения пассивности, отчуждения от политики. В этом же направлении действуют издержки экономических преобразований в Албании, прежде всего падение материального уровня жизни народа, массовая безработица и другие.

В последующие годы доминирующее положение в руководстве страной получила демократическая партия. В марте – июне 1996 г. прошли три тура парламентских выборов, в результате которых Демократическая партия получила 87% мест в Народном собрании [43].


Югославия

Перемены, начавшиеся в начале 90-х годов в Югославии, имели драматические последствия для судеб народов, населявших ее. Как уже отмечалось выше, Югославия неминуемо шла к своему распаду. Перелом наступил в январе 1990 г. На XIV Внеочередном съезде СКЮ делегации Словении и Хорватии заявили о независимости своих Союзов коммунистов и покинули съезд. «Начался прямой процесс развода партии по национальным квартирам», – отмечает В. А. Медведев [44]. СКЮ распался на фактически независимые республиканские организации (шесть республиканских и две краевые). Эпицентр власти окончательно переместился в республики.

В 1990 году еще оставалась надежда сохранить единое государство, хотя бы в реформированном виде. Но реформа политической системы, которая означала введение политического плюрализма, становление многопартийности неминуемо вела к углублению самостоятельности субъектов федерации. В ноябре–декабре 1990 года прошли выборы в парламенты республик, которые привели к формированию новых органов власти. В Сербии и Черногории победили реформированные коммунисты, в Боснии и Герцеговине, Македонии, Словении к власти пришли коалиционные правительства. В Хорватии – националистические силы.

Далее Словения и Хорватия при активной, стимулирующей поддержке ФРГ и США в одностороннем порядке в октябре 1991 года вышли из федерации на основании решений, принятых на проведенных в республиках плебисцитах. Осуществление этого акта и последовавшее за ним, как цепная реакция, провозглашение независимости Боснии и Герцеговины, Македонии вызвали лавину территориально-этнических проблем. Известный специалист по новейшей истории Югославии Е. Ю. Гуськова видит корень последовавших за распадом страны военных конфликтов в том, что «…сам выход из СФРЮ осуществлялся не на правовой основе, без урегулирования пограничных вопросов, имущественного наследования, распределения долгов, при полном и немедленном разрыве всех годами складывающихся экономических, военных, научных, культурных и других связей, игнорировании требований Президиума СФРЮ, соблюдении законности и конституционности» [45].

Сноски

[33] См.: Карпов М. В. Блеск нищих демократий // Общественные науки и современность. 1999. № 3. С. 47–48.
[34] Бухарин Н. И., Синицына И. С, Чудакова Н. А. Польша: десять лет по пути реформ // Новая и Новейшая история. 2000, № 4. с. 38.
[35] Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Ч.3: 1945–2000. – М., 2004. С. 154.
[36] Бухарин Н. И., Синицына И. С., Чудакова Н. А. Польша: десять лет по пути реформ // Новая и Новейшая история. 2000, № 4. с. 39.
[37] См.: Конституции государств Центральной и Восточной Европы. – М., 1997.
[38] Чехия и Словакия в XX веке. Очерки истории. В 2-х кн. Кн. 2. – М: Наука, 2005. С. 324.
[39] Маслов А. А. Румыния / Всеобщая история Европы и американского континента // Социально-гуманитарное и политологическое образование - http://humanities.edu.ru/db/msg/26072
[40] Маслов А. А. Румыния / Всеобщая история Европы и американского континента // Социально-гуманитарное и политологическое образование - http://humanities.edu.ru/db/msg/26072
[41] См.: Конституции государств Центральной и Восточной Европы. – М., 1997.
[42] Грачев М. Переход от тоталитаризма к демократии в Албании // Актуальные проблемы политологии / Отв. ред.: д.ф.н., проф. В.Д. Зотов. – М.: МАКС Пресс, 2001. С. 178–183.
[43] Там же. С. 182.
[44] Медведев В. А. Распад. Как он назревал в «мировой системе социализма». М., 1999. С. 247.
[45] Гуськова Е. Ю., Карасев А. В. Балканская трагедия: 90-е годы XX века. // Очаги тревоги в Восточной Европе. М., 1997. С. 294-295.