Критика политики администрации Клинтона и официальной стратегии США - Страница 3

Число ученых, которые в своих работах открыто критиковали политику администрации Клинтона, было невелико. Особенно отчетливо противоречия глобальной стратегии в либеральном варианте, предложенном демократами, проявились при решении проблем безопасности. На это указывали, например, очень авторитетные специалисты по международным отношениям С. Хантингтон и Ч. Мэйнс. Политологи выделяли следующие действия США, которые, по их мнению, свидетельствовали о том, что они ведут себя как гегемон, не желающий считаться с другими странами30:

Содержание материала

Сторонники более трезвой оценки международной ситуации и роли США в мире высказывали мнение, что стратегия превосходящей роли США в мире возвращает страну в 1950-е годы, к Директиве № 68 СНБ, в которой были изложены основы политики сдерживания Советского Союза. В документах Пентагона, разрабатывавшихся в 1990-е годы, несмотря на новые условия в мире, цели Большой стратегии США оставались без изменения - проводить политику, направленную на сдерживание государств, демонстрирующих устремления к повышению своей региональной или глобальной роли. Не были четко оговорены и пределы международной деятельности США.

Политолог М. Дэннер справедливо отмечал, что политика администрации Клинтона в конце XX столетия больше напоминала имперскую — стремление расширить сферы влияния США. По его мнению, тезис о необходимости присутствия США «всегда и везде», чтобы остальные страны «не нервничали» и не предпринимали непредсказуемых шагов, был использован сторонниками глобальной стратегии для того, что объяснить практически безграничную роль Америки в пространстве и времени35.

Особый акцент был сделан на том, что Соединенные Штаты воспользовались позитивными результатами окончания холодной войны с наибольшей выгодой для себя и не предложили действительно новых правил регулирования международных отношений и решения проблем безопасности. По мнению Ч. Мэйнса, США все более превращались в страну с «поднятым кулаком». Он считал более приемлемой политику, которая направлена не на выталкивание и подавление тех держав, которые временно испытывают трудности в своем развитии (как, например, Россия), а на более активное интегрирование в мировое сообщество. В частности, в отношении России он призывал не расширять НАТО, не создавать условия, при которых она могла бы возродиться в качестве недружественной Соединенным Штатам державы.

Необходимость встраивания США в концерт ведущих мировых держав признавал Г. Киссинджер, который в целом поддерживал идеи гегемонии США. В новых условиях, писал Г. Киссинджер, у единственной сверхдержавы появилась возможность вмешательства в любой части земного шара, однако проявились и другие тенденции, делавшие американское могущество менее ощутимым, а военную силу менее необходимой для решения международных проблем. По мнению Киссинджера, в международной системе, для которой характерно наличие пяти или шести великих держав и множество меньших государств, порядок должен возникнуть в основном, как и в прошлом, на базе примирения и баланса соперничающих национальных интересов 36.

Призывая администрацию Клинтона к более разумному использованию уникального сверхдержавного положения США и их военной мощи, критики тенденции к разрушению существовавшей системы безопасности указывали на то, что в мире XXI века не должно быть конфликта между сверхдержавой и ведущими региональными державами, в то время как из-за политики США такой конфликт намечается. Для Соединенных Штатов было бы более приемлемым быть не гегемоном, а частью многополярного мира, так как они могли бы жить в нем более спокойно, испытывали бы меньше вызовов и получили бы гораздо больше выгод.

Альтернативное видение действий США в мире и в сфере безопасности не оказало влияния на принятие решений в администрации Клинтона. Напротив, даже либеральные политологи, считавшие критику политики администрации Клинтона неуместной и необоснованной, делали акцент на том, что в течение достаточно длительного периода развития международных отношений после окончания холодной войны Соединенные Штаты оставались единственной сверхдержавой, и не выявилось тенденции к тому, чтобы какое-либо государство или группа государств были готовы оспорить американское мировое лидерство.

35 Danner M. Marooned in the Cold War. America, the Alliance, and the Quest for a Vanished World // World Policy Journal, vol. XIV, No. 3 (Fall 1997), pp. 1-23; Schwarz B. Permanent Interests, Endless Threats. Cold War Continuities and NATO Enlargement // World Policy Journal, vol. XIV, No. 3 (Fall 1997), pp. 24-30
36 Об этом Г. Киссинджер писал в своем труде «Дипломатия» и впоследствии в монографии «Нужна ли Америке внешняя политика», где он обобщил свои мысли относительно внешней политики США после окончания холодной войны. В основном это был анализ политики администрации Клинтона / Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? К дипломатии для XXI века. Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М., 2002.

Яндекс Поиск: