Угон иностранных рабочих в Германию в годы второй мировой войны

Важное место в гитлеровской оккупационной политике занимало массовое использование иностранных гражданских лиц и военнопленных на рабско-крепостнической каторге в Германии (рис.3). Это было вопиющее нарушение элементарных международных норм и обычаев, установленных международными конвенциями в Гааге.

Важное место в гитлеровской оккупационной политике занимало массовое использование иностранных гражданских лиц и военнопленных на рабско-крепостнической каторге в Германии (рис.3). Это было вопиющее нарушение элементарных международных норм и обычаев, установленных международными конвенциями в Гааге.

Оккупировав Голландию, немцы рассчитывали, что ввиду большой безработицы в стране, голландская молодежь выедет на работы в Германию добровольно. Однако безработные предпочитали голодать, но не выезжать. 28 февраля 1941 г. в Голландии был издан приказ о принудительном труде, и после этого начался насильственный вывоз рабочей силы в Германию.

Пользуясь безработицей в Бельгии, гитлеровцы с осени 1940 г. потребовали отправить на работу в военную промышленность Германии десятки тысяч квалифицированных металлистов, строителей, железнодорожников и рабочих других специальностей. Поскольку кампания по добровольной вербовке провалилась, оккупационные власти ввели в Бельгии трудовую повинность, с 1940 по 1944 г. в Германию было отправлено около полумиллиона квалифицированных рабочих [7].

Угон иностранных рабочих в гитлеровскую Германию в 1939 – 1945 гг.

Рис. 3. Угон иностранных рабочих в гитлеровскую Германию в 1939 – 1945 гг.

Из обвинительного заключения Нюрнбергского судебного процесса по делу крупного промышленного магната Германа Рехлинга: “Решив провести германизацию Мозеля, Герман Рехлинг принял самоличное решение изгнать французских директоров с металлургических предприятий. Более того, по договоренности с гаулейтером Бюркелем он издавал приказы, согласно которым рабочие Мозеля с семьями депортировались в Германию. Прежде всего это касалось рабочих, находившихся под политическим подозрением. Позже он применял те же методы в Люксембурге.

Рабочие металлургической промышленности, которых оставляли на месте, подвергались жестокому контролю. Их заставляли работать сверх меры на благо военной промышленности рейха. Методы обращения с рабочими и служащими заводов “Карлсхютте”, которые подверглись ограблению концерном Рехлинга, были особенно безжалостными.

На заводе была создана под руководством офицера СС специальная полицейская бригада, а также особый трибунал. Рабочих наказывали и даже отправляли в концентрационные лагеря за пустяковые проступки. Положение рабочих-иностранцев, в особенности русских, были ужасающими” [8].

Насильственным угоном иностранных граждан в Германию гитлеровцы хотели возместить недостаток рабочей силы в стране и физически истребить представителей “низших рас”.

В связи с провалом “молниеносной войны” фашистская концепция физического уничтожения представителей “низших рас” пришла в противоречие с потребностями максимального использования их рабочей силы в интересах германской военной экономики. Поэтому с весны 1942 г. концепция уничтожения людей посредством крематориев и голода была дополнена концепцией уничтожения их посредством рабского труда.

Геринг, давая показания на Нюрнбергском процессе, заявил, что “вопрос о вывозе рабочей силы следует рассматривать с точки зрения безопасности” и далее, что массовый угон людей имел своей целью “предотвратить возможность их использования против германских властей”.

В беседе с гитлеровским министром юстиции Тираком Геббельс сформулировал еще одну чудовищную цель программы рабского труда – биологическое ослабление других народов путем уничтожения сотен тысяч людей в ходе осуществления этой программы: “Мысль о том, чтобы истребить их путем непосильной работы, – это лучшая мысль” [9].

См. Гитлеровский 'новый порядок' в Европе — мифы и правда

Сноски:

[7] Антифашистское движение сопротивления в странах Европы в годы второй мировой войны. М., 1962. С. 475.
[8] Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 3-х томах. Т. 1. М., 1965. С. 683.
[9] Нюрнбергский процесс. Сборник материалов в 3-х томах. Т. 1. М., 1965. С. 596.