Полковник Клаус Шенк фон Штауффенберг и его патриотическая группа

полковник Клаус фон ШтауффенбергТридцатисемилетний граф Клаус Шенк фон Штауффенберг присоединился к антинацистскому сопротивлению сравнительно поздно – летом 1943 года. В юности он, как и многие патриотически настроенные немцы, верил, что Гитлер призван спасти Германию от катастрофических последствий и позора Версальского договора. Состоя при Роммеле в Северной Африке, он был тяжело ранен, лишился глаза, правой руки и двух пальцев левой руки – увечье, оказавшееся роковым в момент покушения на Гитлера.

полковник Клаус фон ШтауффенбергТридцатисемилетний граф Клаус Шенк фон Штауффенберг присоединился к антинацистскому сопротивлению сравнительно поздно – летом 1943 года. В юности он, как и многие патриотически настроенные немцы, верил, что Гитлер призван спасти Германию от катастрофических последствий и позора Версальского договора. Состоя при Роммеле в Северной Африке, он был тяжело ранен, лишился глаза, правой руки и двух пальцев левой руки – увечье, оказавшееся роковым в момент покушения на Гитлера.

С течением времени политические взгляды Штауффенберга изменились, и когда 1 октября 1943 г. он приступил к службе в Общевойсковом управлении Главного командования сухопутных войск (ОКХ) в Берлине, он был готов не только действовать против нацистского режима: у него уже имелись определенные соображения насчет того, как должна выглядеть Германия после свержения Гитлера. Вскоре Штауффенберг стал принимать участие в спорах относительно политических концепций, причем слово его приобретало все больший вес.

В 1943 году и в первые месяцы 1944 года Штауффенберг считал наилучшим решением немедленное заключение мира с Англией и США, чтобы удерживать фронт на Востоке. Военные успехи Красной Армии, а также собственный политический опыт привели его в конечном счете к пониманию того, что мир и добрососедские отношения следует установить со всеми государствами, в том числе и с Советским Союзом [1].

Чем более ухудшалось положение Германии, чем грознее становился надвигавшийся военный, политический и экономический крах, тем настоятельнее вставала перед оппозиционными силами необходимость действовать, а вместе с нею и вопрос: что же будет после свержения Гитлера? В ходе этого процесса внутри буржуазной оппозиции к концу 1943 – началу 1944 г. вокруг Клауса фон Штауффенберга образовалась группа патриотов, которые начали преодолевать свою буржуазную классовую ограниченность и создавать концепцию, во многих пунктах отвечавшую движению «Свободная Германия». Эта группа отличалась от группы Герделера, которая по сути своей отражала классовые интересы определенной части крупной буржуазии, а также военной касты [2].

Группа Штауффенберга отличалась также и от группы уволенных в отставку военных старой школы – таких, как Бек, фон Вицлебен и Гепнер. Правда к Беку Штауффенберг питал личную симпатию.

Кто же были люди, сгруппировавшиеся вокруг Штауффенберга? Это прежде всего группа молодых офицеров генерального штаба. Подобно самому Штауффенбергу, они до войны видели в военной службе лишь «выполнение своего долга», некоторые из них первоначально даже приветствовали нацизм. Пережитое во время войны, результаты хода военных действий, осведомленность о фашистских преступлениях – все это заставило их осознать необходимость устранения Гитлера и уничтожения всего нацистского террористического аппарата. Однако представления об облике Германии после свержения Гитлера были у них весьма различны.

К этой группе принадлежали в первую очередь полковник генерального штаба Мерц фон Квирнгейм, генерал-майоры Гельмут Штифф и Хеннинг фон Тресков.

Когда 1 июля 1944 г. Штауффенберг был назначен начальником штаба при командующем армией резерва, он позаботился о том, чтобы Мерц стал его преемником в качестве начальника штаба при Ольбрихте. Мерц был одним из самых активных участников подготовки и проведения попытки государственного переворота 20 июля 1944 г.

Штифф отличался от многих оппозиционных офицеров тем, что гуманистическое чувство справедливости давно вызывало в нем желание поражения нацистской Германии. Еще в январе 1942 г., в период первого контрнаступления на центральном участке советско-германского фронта, он писал: «Все мы приняли на себя столько вины, все мы тоже несем такую ответственность, что наступающее возмездие явится для всех нас справедливым наказанием за все те позорные деяния, которые мы, немцы, совершали или терпели за последние годы. В сущности говоря, мне доставляет удовлетворение, что в мире все-таки еще есть уравновешивающая зло справедливость! Даже если самому мне суждено пасть ее жертвой» [3].

Хеннинг фон Тресков, готовя покушение на Гитлера подчеркивал, что «это – единственное решение, чтобы спасти немецкий народ от величайшей катастрофы во всей его истории» [4].

Вокруг Штауффенберга собралась также группа пожилых генералов из ОКХ и генерального штаба, ожидавших от более молодого деятельного офицера энергичных действий по осуществлению планов государственного переворота. Эти генералы воевали в первую мировую войну и как бывшие офицеры рейхсвера находились под влиянием фон Секта, фон Гаммерштейна и Бека. Преступления фашистов и надвигавшаяся военная катастрофа сделали их противниками нацистского режима. Они так же желали не только устранения Гитлера, но и уничтожения фашистского строя. В первую очередь это были: генерал пехоты Фридрих Ольбрихт, генерал Эдуард Вагнер и генерал артиллерии Фриц Линдеман.

И наконец, к группе Штауффенберга следует причислить еще двух офицеров, которые не принадлежали к описанным выше кругам, но поддерживали с ними близкие отношения. Это обер-лейтенант Вернер фон Хефтен и старший брат Штауффенберга граф Бертольд Шенк фон Штауффенберг.

Кроме названных здесь людей, игравших в заговоре руководящую роль, «к офицерскому кругу заговорщиков можно причислить также большую группу людей, не принимавших в заговоре большого идеологического участия. То были в большинстве своем молодые офицеры, возмущенные несправедливостью и жестокостью, но не выступавшие за какую-либо определенную политическую идею. Зачастую они следовали за своими военными начальниками лишь из простого чувства товарищества», – писал тюремный священник Пельхау, познакомившийся со многими из них после 20 июля [5].

Друзей и союзников Штауффенберг нашел также в Крейзауском кружке, с которым он установил контакт с осени 1943 г. Крайзауский кружок представлял собой группу буржуазных чиновников, офицеров, духовных лиц, и социал-демократической интеллигенции, объединявшихся вокруг графа Гельмута Джеймса фон Мольтке и графа Петера Йорка фон Вартенбурга.

Политический состав кружка был крайне разнороден. Реакционным элементам здесь противостояли представители прогрессивных буржуазно-демократических взглядов, с которыми Штауффенбергу вскоре удалось установить тесный контакт.

Таким образом, в конце 1943 – начале 1944 г. вокруг графа Клауса Шенка фон Штауффенберга образовалась патриотическая группа офицеров и интеллигентов. Характерным для этой группы было то, что она отвергала реакционную концепцию группы Герделера и выдвигала демократическую альтернативу. Будущая Германия им мыслилась как антифашистско-демократическое государство.

См.: Заговор 20 июля 1944 года в Германии

[1] Финкер К. Заговор июля 1944 г. в Германии. Дело полковника Штрауффенберга. – М., 1976. С. 163.
[2] Финкер К. Заговор июля 1944 г. в Германии. Дело полковника Штрауффенберга. – М., 1976. С. 163-164.
[3] Финкер К. Заговор июля 1944 г. в Германии. Дело полковника Штрауффенберга. – М., 1976. С. 167.
[4] Финкер К. Заговор июля 1944 г. в Германии. Дело полковника Штрауффенберга. – М., 1976. С. 169.
[5] Финкер К. Заговор июля 1944 г. в Германии. Дело полковника Штрауффенберга. – М., 1976. С. 174.