Провал антинацистского заговора в Германии 20 июля 1944 г.

генерал-полковник Фридрих ОльбрихтВ 15.50 Штауффенберг прибыл в Берлин. Вместе с Ольбрихтом и своим адъютантом Хавтеном они разоружили Фромма, арестовали его в своем кабинете и ввели в действие «Валькирию». В 17.30 – пятью часами позже, чем следовало по плану – телексы ОКХ начали выстукивать приказы «Валькирии» различным военным штабам. И поскольку Растенбург фигурировал в списке штабов, и никто – еще одно упущение – не подумал о том, чтобы его вычеркнуть, Гитлер узнал об их намерениях от самих заговорщиков. Через час германское радио начало передавать сообщение о покушении и его провале вместе с первыми приказами фюрера об ответных действиях.

генерал-полковник Фридрих ОльбрихтВ 15.50 Штауффенберг прибыл в Берлин. Вместе с Ольбрихтом и своим адъютантом Хавтеном они разоружили Фромма, арестовали его в своем кабинете и ввели в действие «Валькирию». В 17.30 – пятью часами позже, чем следовало по плану – телексы ОКХ начали выстукивать приказы «Валькирии» различным военным штабам. И поскольку Растенбург фигурировал в списке штабов, и никто – еще одно упущение – не подумал о том, чтобы его вычеркнуть, Гитлер узнал об их намерениях от самих заговорщиков. Через час германское радио начало передавать сообщение о покушении и его провале вместе с первыми приказами фюрера об ответных действиях.

Бек и Штауффенберг продолжали требовать от различных штабов, чтобы те следовали примеру Берлина, однако безуспешно. Но и в самом Берлине они теряли инициативу: танки из Крампница пришли и ушли; главная радиостанция была взята и оставлена; гвардейский батальон бросился было занимать правительственные учреждения, но остановился на полпути.

В Штеттине (II военный округ) начальник штаба полковник Штаудингер между 17 и 18 часами получил оба основных приказа «Валькирия», но затем услышал сообщение по радио о неудачном покушении и не стал ничего предпринимать.

В Дрездене (IV военный округ) дежурный офицер, получив приказ заговорщиков, вызвал в штаб всех находившихся в пределах досягаемости офицеров и одновременно известил гестапо. Заместитель командующего армейским корпусом генерал Виктор фон Шведлер, посвященный в заговор, лишь усилил охрану своего штаба и стал выжидать дальнейших событий. Тем временем поступили контрприказы Кейтеля.

В Касселе (IX военный округ) заместитель командующего корпусом генерал Шеллерт, получив первые приказы «Валькирия», арестовал гауляйтеров и поднял по тревоге части. Во Франкфурте-на-Майне они заняли почтамт, телеграф, главный вокзал и радиостанцию. Тем временем из ставки фюрера начали поступать контрприказы, и около 22 часов 30 минут операция была прекращена.

В Нюрнберге (XIII военный округ) несколько офицеров уже были готовы отдать приказ войскам действовать, однако сначала они запросили Штутгарт и Мюнхен, как поступают там. Так как там бездействовали, то пассивными остались и здесь.

В других военных округах или районах, подчиненных военному командованию, произошло весьма немногое или же не произошло ничего [1].

Подлинные зачатки настоящих действий имелись только в Вене и Париже. Там захват всех учреждений военными прошел успешно. Но когда местное командование через несколько часов осознало, что план «Валькирия» – это прикрытие для свержение нацистского режима, они струсили и сдались эсэсовцам и гестапо.

В заговоре участвовали многие высшие офицеры на Западе, начиная с главнокомандующего западным фронтом фельдмаршала Ханса фон Клюге и военного губернатора Франции генерала Хейнриха фон Штюльпнагеля. 1200 важнейших руководителей из СС и гестапо во главе с представителем Гимлера во Франции группенфюрером СС Карлом_Альбрехтом Обергом были взяты под стражу. Но когда той же ночью – к этому времени уже стало известно, что Гитлер жив и что путч в Берлине проваливается – окружение Клюге стало настаивать, чтобы он действовал дальше на свой страх и риск и заключил перемирие с союзниками, он струсил и приказал освободить эсэсовцев [2]. К полуночи путч в Париже закончился.

В Берлине из членов высшего нацистского руководства в тот день находился только Геббельс. Он и спас положение. Когда майор Отто Ремер, командир гвардейского батальона, явился арестовать Геббельса, тот соединил его с Растенбургом. Гитлер немедленно произвел Ремера в полковники, приказал ему отправиться на Бендлерштрассе и восстановить там порядок. Но ко времени его прибытия верные Гитлеру офицеры захватили здание, освободили Фромма и арестовали заговорщиков. Генералу Беку было предложено покончить с собой, что он и сделал.

Ольбрихт, его начальник штаба Мерц фон Квирнхайм, Штауффенберг и его адъютант Хафтен после фарсового военно-полевого суда были отведены во двор и расстреляны.

Тяжело раненный во время перестрелки Штауффенберг нашел в себе силы крикнуть: «Да здравствует наша святая Германия!»[3]. Трупы сначала похоронили на кладбище, но на следующий день по приказу Гитлера их эксгумировали, сорвали с них форму и ордена и кремировали, рассеяв пепел по ветру.

См.: Заговор 20 июля 1944 года в Германии

[1] Финкер К. Заговор 20 июля 1944 г. в Германии. Дело полковника Штауффенберга. – М., 1976. С. 309-310.
[2] Васильчикова М. Берлинский дневник 1940 – 1945 гг. – М., 1994. С. 227-228.
[3] Васильчикова М. Берлинский дневник 1940 – 1945 гг. – М., 1994. С. 210.